Элементы Элементы большой науки

Поставить закладку

Напишите нам

Карта сайта

Популярные синопсисы

По статье:
Л. Н. Нефедова, А. И. Ким
Эволюция от ретротранспозонов к ретровирусам: источник и происхождение гена env

Том 68, 2007. № 6, ноябрь-декабрь, Стр. 459–467

Резюме. Abstract

Александр Марков

Данные сравнительной геномики проливают свет на происхождение ретровирусов

Ретровирус довольно сложно устроен и ведет себя почти как живой организм. Тем не менее ретровирусы – не самостоятельные живые существа, а причудливый результат эгоистической эволюции отдельных фрагментов генома настоящих живых организмов.
Ретровирус довольно сложно устроен и ведет себя почти как живой организм. Тем не менее ретровирусы – не самостоятельные живые существа, а причудливый результат эгоистической эволюции отдельных фрагментов генома настоящих живых организмов. Изображение с сайта http://www.genciencia.com

Ретровирусы могли произойти от ретротранспозонов – подвижных участков генома эукариот – в результате приобретения одного дополнительного гена, env, обеспечивающего способность вируса проникать внутрь эукариотической клетки. Ген env мог быть заимствован ретротранспозонами у ДНК-содержащих (не «ретро-») вирусов, а те, в свою очередь, заимствовали его у хозяев – эукариотических организмов.

Ближайшими родственниками ретровирусов , к числу которых относится вирус ВИЧ, являются ретротранспозоны – мобильные генетические элементы, широко распространенные в геномах эукариот. В отличие от ретровирусов, ретротранспозоны передаются от клетки к клетке только «по наследству», то есть вертикально. Они могут перемещаться и размножаться внутри хозяйского генома, но не могут передаваться горизонтально от клетки к клетке или от организма к организму. Иными словами, у них нет свойства, называемого «инфекционностью».

Вместе с тем ретровирусы, встроившиеся в геном хозяина, и ретротранспозоны очень похожи друг на друга. Те и другие представляют собой фрагменты ДНК, содержащие более или менее стандартный комплект генов, необходимых для собственного копирования и встраивания в хозяйскую ДНК. Гены эти в большинстве своем сходны у ретровирусов и ретротранспозонов. Обе разновидности «ретроэлементов» размножаются при помощи обратной транскрипции , т.е. переписывания информации с РНК на ДНК.

Родство ретровирусов и ретротранспозонов не вызывает никакого сомнения, однако вопрос о том, кто из них появился раньше и кто от кого произошел, остается открытым. Большинство специалистов склоняется к тому, что первыми появились ретротранспозоны. Они проще устроены, и самые простые из них вполне могли «самозародиться» в геномах примитивных организмов в результате случайных мутаций. По-видимому, это произошло еще на уровне прокариот (бактерий). Долгое время считалось, что ретроэлементы характерны только для эукариот, однако потом удалось и у бактерий обнаружить примитивные ретроэлементы (ретроны, ретроинтроны, ретроплазмиды). Обзор современных данных о происхождении и эволюции ретроэлементов см. в статье: Jef D. Boeke, 2003. The Unusual Phylogenetic Distribution of Retrotransposons: A Hypothesis // Genome Res. 13:1975-1983. Другим аргументом в пользу первичности ретротранспозонов является то, что они более многочисленны и распространены гораздо шире, чем ретровирусы, которые в основном приурочены лишь к позвоночным животным.

Стало быть, ретровирусы, скорее всего, являются результатом некоторого усложнения или, если угодно, «совершенствования» ретротранспозонов. В дальнейшем, конечно, могли происходить и обратные процессы – ведь ретровирус сравнительно легко может снова превратиться в ретротранспозон, если потеряет инфекционность в результате какой-нибудь мутации.

Сотрудники кафедры генетики биологического факультета МГУ Л. Н. Нефедова и А. И. Ким детально изучили строение разнообразных ретроэлементов, имеющихся в геноме дрозофилы, чтобы понять, каким путем ретротранспозоны могли превратиться в ретровирусы. В основе исследования лежал сравнительный анализ нуклеотидных и аминокислотных последовательностей генов и белков различных ретроэлементов, а также их хозяев.

Наиболее вероятный путь эволюции ретроэлементов выглядит следующим образом. По-видимому, началось все с обратной транскриптазы – фермента, синтезирующего молекулы ДНК на матрице РНК (этот процесс называется обратной транскрипцией). Обратная транскриптаза – очень древний фермент. Возможно, он сыграл ключевую роль при переходе от РНК-мира к привычному нам ДНК-миру.

Простейший из теоретически возможных ретроэлементов (нечто подобное встречается у бактерий) – это ген такой обратной транскриптазы, которая способна синтезировать молекулу ДНК на матрице своей собственной РНК. Работает все это так. Сначала хозяйская клетка «считывает» ген обратной транскриптазы, то есть осуществляет его транскрипцию (синтез РНК на матрице ДНК). Затем на матрице РНК синтезируется белок – сама обратная транскриптаза. Этот этап тоже выполняется хозяйской клеткой. Обратная транскриптаза затем находит «свою» РНК и на ее основе путем обратной транскрипции синтезирует ДНК. В результате получается копия исходного гена, с которого все и началось.

Тут, правда, есть еще один нюанс. Синтезированная путем обратной транскрипции ДНК ретроэлемента должна быть встроена в хозяйский геном. Для этого хромосому хозяина нужно разорвать, и синтезировать ДНК ретроэлемента как продолжение одного из образовавшихся свободных концов хозяйской ДНК.

Изначально с этой дополнительной работой – разрыванием хозяйской ДНК – справлялась, по-видимому, сама обратная транскриптаза. Но в дальнейшем ретроэлементы обзавелись дополнительным (вторым по счету) геном, который кодирует специальный белок, приспособленный именно для этой функции - эндонуклеазу. Эндонуклеазы – ферменты, разрезающие ДНК в определенных местах – есть практически у всех организмов, и ретроэлементам не составило труда заимствовать их у хозяев.

Такие простейшие ретротранспозоны, содержащие всего два гена – обратной транскриптазы и эндонуклеазы – реально существуют у дрозофилы.

Следующий этап усложнения ретротранспозонов был связан с тем, что эндонуклеаза была модифицирована и превратилась в интегразу – фермент с несколько иной функцией. Интеграза осуществляет встраивание уже готовой ДНК ретроэлемента в хозяйский геном. В результате весь механизм размножения ретроэлемента меняется. Если раньше обратная транскрипция осуществлялась в ядре хозяйской клетки, и ДНК ретроэлемента с самого начала строилась как «продолжение» оборванной цепи хозяйской ДНК, то теперь обратная транскрипция стала осуществляться в цитоплазме. Готовая ДНК-копия ретроэлемента затем транспортируется из цитоплазмы в ядро, и здесь интеграза встраивает ее в хозяйский геном. Интегразы ретроэлементов дрозофилы способны, кроме того, вырезать из хозяйской ДНК свой ретроэлемент, что делает их похожими на транспозазы (см.: Растения заимствуют гены у «геномных паразитов» . Элементы, 26. 11. 07).

Но транспортировать ДНК из цитоплазмы в ядро эукариотической клетки не так-то просто. Чтобы справиться с этой задачей, ретроэлементы обзавелись еще одним – уже третьим по счету – геном, который кодирует белок капсида (белковой оболочки, защищающей наследственный материал вирусов). ДНК ретроэлемента, синтезированная в цитоплазме, стала упаковываться в маленькие белковые капсулы – вирусоподобные частицы. Такие трехгенные ретротранспозоны (обратная транскриптаза + интеграза + капсидный белок) тоже есть у дрозофилы. Откуда был взят новый ген (он называется gag)? Авторы обнаружили в геноме дрозофилы несколько генов, похожих на gag. Самым большим сходством с gag обладает ген дрозофилы CG4680, кодирующий белок с неизвестной функцией. Таким образом, ретроэлементы вполне могли заимствовать ген капсидного белка, как и ген эндонуклеазы, у своих хозяев. Впрочем, в таких случаях ничего нельзя утверждать наверняка – ведь с тем же успехом может оказаться, что дрозофила сама заимствовала ген CG4680 у какого-нибудь ретроэлемента.

Так или иначе, от трехгенного ретротранспозона до настоящего вируса остается только один шаг. И этот шаг был сделан, когда ретротранспозоны приобрели четвертый ген, называемый env. Этот ген кодирует белок, обеспечивающий проникновение вируса через наружную мембрану в клетку хозяина. Белок состоит из двух частей: одна отвечает за распознание определенных поверхностных белков (рецепторов) хозяйской клетки, вторая – за прохождение сквозь мембрану.

Каково происхождение гена env? Как выяснилось, гомологи этого гена (т.е. гены с похожей последовательностью нуклеотидов) есть и у насекомых, и у их паразитов – бакуловирусов и бактерии Wolbachia.

Судя по некоторым косвенным признакам, можно предположить, что изначально данный ген сформировался у животных-хозяев. Затем он был захвачен бакуловирусами – широко распространенными паразитами насекомых (см.: Насекомые-вредители защищаются от биологического оружия. Элементы, 8.10.07). Бакуловирусы являются ДНК-содержащими вирусами: их наследственная информация хранится в виде молекул ДНК, а не РНК, как у ретровирусов и других РНК-содержащих вирусов.

У бакуловирусов инфекционность обычно обеспечивается двумя белками – GP64 и F, причем более важную роль играет первый белок. Второй белок, F, кодируется геном, гомологичным гену env. Вероятно, он был заимствован у хозяев и постепенно приспособлен к новой функции, связанной с проникновением в хозяйскую клетку. Сначала он только «помогал» белку GP64, но потом научился управляться и в одиночку (у некоторых бакуловирусов это наблюдается).

Авторы предполагают, что ретротранспозоны группы gypsy, широко распространенные в геномах насекомых, заимствовали ген env у бакуловирусов. Для этого ретротранспозон должен был встроиться в геном бакуловируса, встроенный, в свою очередь, в геном насекомого-хозяина. Такие вещи вполне возможны и реально наблюдались, например, у капустной совки (ретротранспозон группы gypsy был обнаружен в составе генома бакуловируса). Затем ретротранспозон перешел в другое место хозяйского генома, прихватив с собой копию гена env. То, что ретротранспозоны при своих перемещениях способны захватывать и включать в себя «посторонние» гены – это тоже экспериментально подтверждено.

Так возникли ретротранспозоны с четырьмя генами (обратная транскриптаза, интеграза, капсидный белок, белок «инфекционности»). Именно так устроены ретротранспозоны дрозофилы, относящиеся к группе gypsy. Ретротранспозонами их называют только в силу привычки (раньше считалось, что они не инфекционны; и вообще думали, что настоящие ретровирусы есть только у позвоночных). Сегодня уже доказано, что многие ретротранспозоны дрозофилы могут вести себя как настоящие ретровирусы, то есть передаваться горизонтально и заражать новых хозяев. Для них даже придумали специальное название: эррантивирусы.

Авторы приводят данные о ряде других более или менее доказанных случаев заимствования ретротранспозонами «генов инфекционности» у вирусов. По-видимому, такие заимствования, в результате которых ретротранспозоны превращаются в ретровирусы, происходят достаточно часто. Не менее часто, надо полагать, происходит и обратный процесс – утрата или «поломка» гена env приводит к превращению вируса в ретротранспозон.

Не последнюю роль в распространении гена env и его гомологов может играть бактерия вольбахия – внутриклеточный паразит насекомых. В ее геноме тоже обнаружен гомолог гена env, скорее всего, заимствованный у хозяев. С другой стороны, известно, что хозяева тоже могут заимствовать гены и даже целые большие фрагменты генома у вольбахии (см.: Животные обмениваются генами с паразитическими бактериями. Элементы, 5.09.07). Таким образом, вольбахия, переходя от одного вида насекомых-хозяев к другому, может способствовать распространению разных вариантов гена env среди ретроэлементов.

О мобильных генетических элементах см. также:
1) Эволюционная роль мобильных генетических элементов остается загадочной (синопсис к статье Л. А. Васильевой и др. «Отклик геномного рисунка МГЭ412 на отбор по количественному признаку у Drosophila melanogaster» // ) Журнал общей биологии, 2007. № 5. С. 341–349).
2) В. А. Ратнер, Л. А. Васильева. Мобильные генетические элементы (МГЭ) и эволюция геномов.
3) В. А. Ратнер, Л. А. Васильева. 2000. Индукция транспозиций мобильных генетических элементов стрессовыми событиями(PDF, 200 Кб).
4) В. А. Гвоздев Подвижная ДНК эукариот.
5) Прочтение генома опоссума доказало ключевую роль транспозонов в эволюции млекопитающих, «Элементы», 13.05.2007.
6) У млекопитающих найдена система управления мобильными генетическими элементами, «Элементы», 11.05.2007.
7) У растений обнаружен межвидовой обмен генами, «Элементы», 22.12.2005.
8) Древние млекопитающие заразились плацентой, «Элементы», 15.12.2005.


Комментарии (1)
Еще по темам: Генетика, Теория эволюции
Ю. А. Краус, А. В. Марков
Гаструляция книдарий: ключ к пониманию филогенеза или хаос вторичных модификаций?
Стр. 83–105
Резюме. Abstract
Синопсис: Гаструляция книдарий: ключ к пониманию филогенеза или хаос вторичных модификаций?
М. Л. Бутовская, Е. В. Веселовская, К. В. Левина, В. В. Ростовцева
Механизмы репродуктивного поведения человека: визуальные маркеры мужской привлекательности, их связь с ольфакторными маркерами, сексуальным опытом и фазой месячного цикла у женщин-экспертов
Стр. 63–77
Резюме. Abstract
Синопсис: Научный глянец: как выбрать своего мужчину
Г. В. Беньковская, Ю. М. Никоноров
Ассортативность спаривания и поддержание внутрипопуляционного полиморфизма в природных популяциях и лабораторных культурах насекомых
Стр. 421–428
Резюме. Abstract
Синопсис: Пару себе выбирают не только люди...
А. В. Марков, С. Б. Ивницкий, М. Б. Корнилова, Е. Б. Наймарк, Н. Г. Широкова, К.С. Перфильева
Материнский эффект маскирует адаптацию к неблагоприятным условиям и затрудняет дивергенцию у Drosophila melanogaster
Стр. 429–437
Резюме. Abstract
Синопсис: Неадаптивная фенотипическая пластичность затрудняет видообразование
A. В. Друзяка
Уменьшение разнообразия индивидуальных программ заселения колонии у озерных чаек (Larus ridibundus) ведет к снижению репродуктивного успеха
Стр. 339–354
Резюме. Abstract
Синопсис: В тесноте, да не в обиде
А. С. Северцов, А. В. Шубкина
Эволюционная роль хищных млекопитающих и механизмы ее реализации
Стр. 355–368
Резюме. Abstract
Синопсис: Эволюционная роль хищных млекопитающих и механизмы ее реализации
A. С. Северцов
О второй Международной конференции "Современные проблемы биологической эволюции", 11-14 марта 2014 г., Москва
Стр. 259–259

Синопсис: О второй Международной конференции "Современные проблемы биологической эволюции", 11-14 марта 2014 г., Москва
М. В. Мина
Требования к модельному объекту в микроэволюционных исследованиях
Стр. 260–265
Резюме. Abstract
Синопсис: Требования к модельному объекту в микроэволюционных исследованиях
Н. В. Зеленков
Устойчивые морфологические типы и мозаичность в макроэволюции птиц (Neornithes)
Стр. 266–279
Резюме. Abstract
Синопсис: Голова, ноги, хвост – гонка технологий в эволюции птиц
Л. А. Лавренченко, Н. Ш. Булатова
Роль гибридных зон в формообразовании (на примере хромосомных рас домовой мыши Mus domesticus и обыкновенной бурозубки Sorex araneus)
Стр. 280–294
Резюме. Abstract
Ж. И. Резникова, С. Н. Пантелеева
Возможные эволюционные механизмы "культуры" у животных: гипотеза распределенного социального обучения
Стр. 295–309
Резюме. Abstract
Синопсис: Лучший "учитель" для животных — генетическая предрасположенность
B. В. Сунцов
Происхождение возбудителя чумы микроба Yersinia pestis: концепция популяционно-генетической макроэволюции в переходной среде
Стр. 310–318
Резюме. Abstract
Синопсис: Как одна бактерия "вышла из себя"
М. И. Баскевич, С. Г. Потапов, Т. А. Миронова
Криптические виды грызунов Кавказа как модели в изучении проблем вида и видообразования
Стр. 319–335
Резюме. Abstract
Синопсис: Криптические виды грызунов Кавказа как модели в изучении проблем вида и видообразования
А. В. Амбарян, А. Н. Мальцев, Е. В. Котенкова
Взаимосвязь характеристик полового поведения и показателей конкурентоспособности спермы самцов у таксонов надвидового комплекса Mus musculus sensu lato
Стр. 212–224
Резюме. Abstract
Синопсис: Взаимосвязь особенностей полового поведения и показателей конкурентоспособности спермы у самцов домовой мыши
М. В. Винарский
Судьба категории подвида в зоологической систематике. 2. Современность
Стр. 99–110
Резюме. Abstract
Синопсис: Субвидовые категории: быть или не быть?
Д. Д. Соколов
Корреляции между типом гинецея и положением завязи в цветках покрытосеменных растений: роль морфогенетических и терминологических запретов
Стр. 146–160
Резюме. Abstract
Синопсис: Пестики и тычинки: запрещенные темы
М. В. Винарский
Судьба категории подвида в зоологической систематике. 1. История
Стр. 3–14
Резюме. Abstract
Синопсис: Подвид… как много в этом звуке?
Ф. Е. Четвериков
Эволюционная пластичность высокоспециализированных организмов на примере эриофиоидей (Acariformes: Eriophyoidea)
Стр. 15–25
Резюме. Abstract
Синопсис: О том, что могут узкие специалисты
А.Ю.Журавлев
Ранняя история Metazoa - взгляд палеонтолога
Стр. 411–465
Резюме. Abstract
Синопсис: Ранняя история Metazoa – взгляд палеонтолога
В. С. Мухина
Возникновение и эволюция пластид
Стр. 329–352
Резюме. Abstract
Синопсис: Возникновение и эволюция пластид
К. А. Роговин, А. М. Хрущова, О. Н. Шекарова, А. В. Бушуев, О. В. Соколова, Н. Ю. Васильева
Иммунокомпетентность и репродуктивные качества самцов хомячка Кэмпбелла, селекционированных на низкий и высокий гуморальный иммунный ответ на эритроциты барана (SRBC). К проверке гипотезы "иммунного гандикапа"
Стр. 372–384
Резюме. Abstract
Синопсис: Поиск павлиньего хвоста у хомячка Кэмпбелла пока не увенчался успехом
Н. А. Проворов, И. А. Тихонович
Надвидовые генетические системы
Стр. 247–260
Резюме. Abstract
Синопсис: Склонность к «незаконному браку»* передается по наследству
В. С. Фридман
Что не так с "совершенствованием изолирующих механизмов"? (и его частным случаем в виде "усиления", reinforcement)
Стр. 261–286
Резюме. Abstract
Синопсис: Формирование изолирующих механизмов от А. Уоллеса до наших дней: а воз и ныне там?
М. П. Мошкин, Д. В. Петровский, А. Е. Акулов, А. В. Ромащенко, Л. А. Герлинская, М. И. Мучная, В. Л. Ганимедов, А. С. Садовский, А. А. Савелов, И. В. Коптюг, С. Ю. Троицкий, В. И. Бухтияров, Н. А. Колчанов, Р. 3. Сагдеев, В. М. Фомин
Осаждение аэрозолей в носовых ходах норных и наземных грызунов при дыхании в запыленной среде
Стр. 214–225
Резюме. Abstract
Синопсис: Осаждение аэрозолей в носовых ходах норных и наземных грызунов при дыхании в запыленной среде
Н. Я. Вайсман
Неожиданные эффекты генов-супрессоров опухоли в онтогенезе дрозофилы
Стр. 83–98
Резюме. Abstract
А. С. Северцов
Соотношение фундаментальной и реализованной экологических ниш
Стр. 323–333
Резюме. Abstract
М. И. Чепраков, С. Б. Ракитин
Взаимосвязь между уровнем хромосомных аберраций и демографическими параметрами
Стр. 253–258
Резюме. Abstract
Синопсис: Взаимосвязь между уровнем хромосомных аберраций и демографическими параметрами
Н. Ю. Феоктистова, О. Ф. Чернова, И. Г. Мещерский
Декоративные формы хомячков рода Phodopus (Mammalia, Cricetinae) - анализ распространения генетических линий и особенности изменения волосяного покрова
Стр. 138–154
Резюме. Abstract
Синопсис: Зачем нам знать, откуда взялись домашние хомячки?
К. К. Баскаев, А. А. Буздин
Эволюционно недавние вставки мобильных элементов и их вклад в структуру генома человека
Стр. 3–20
Резюме. Abstract
Синопсис: Мобильные генетические элементы – один из факторов, делающих нас людьми
В. И. Грабовский
Модель ранней эволюции предостерегающей окраски
Стр. 37–48
Резюме. Abstract
Синопсис: Трудный путь от камуфляжа к боевой раскраске: математический подход
A. П. Ткачук, М. В. Ким, В. Ю. Савицкий, М. Ю. Савицкий
Перспективы использования трансгенных насекомых в программах биоконтроля
Стр. 93–110
Резюме. Abstract
Синопсис: Генетически модифицированные насекомые победят вредителей и спасут человечество от болезней
A. А. Поздняков
Структура морфологической изменчивости (на примере морфотипов жевательной поверхности первого нижнего коренного зуба серых полевок)
Стр. 127–139
Резюме. Abstract
Синопсис: Гомологическая изменчивость у полевок – результат эпигенетической регуляции.
Н.Н. Иорданский
Чарлз Дарвин и проблема эволюционного прогресса
Стр. 488–496
Резюме. Abstract
Синопсис: Ступени эволюционного прогресса
В.А. Лухтанов
Правило Добржанского и видообразование путем усиления презиготической репродуктивной изоляции в зоне вторичного контакта популяций
Стр. 372–385
Резюме. Abstract
Синопсис: О том, как встреча после разлуки завершает видообразование
Е.В. Будилова, А.Т. Терехин
Математическое моделирование эволюции жизненного цикла: краткая история и основные направления
Стр. 275–286
Резюме. Abstract
Синопсис: Как изучать жизненный цикл: дедукция и индукция
Г.Г. Гончиков
Возникновение эукариот: новый сценарий
Стр. 298–309
Резюме. Abstract
Синопсис: Новый сценарий происхождения эукариот
С.М. Ляпков, В.Г. Черданцев, Е.М. Черданцева
Географическая изменчивость полового диморфизма остромордой лягушки (Rana arvalis) как результат различия репродуктивных стратегий
Стр. 337–358
Резюме. Abstract
Синопсис: Увеличение плодовитости влияет на рост родителей по-разному
П. Н. Петров
Памятные даты. Дарвин и смысл биологии
Стр. 356–358
Резюме. Abstract
Синопсис: Дарвин и смысл биологии
А. В. Марков
Происхождение и эволюция человека. Обзор достижений палеоантропологии, сравнительной генетики и эволюционной психологии
Стр. 359–371
Резюме. Abstract
Синопсис: Происхождение и эволюция человека
Н. Н. Иорданский
Некоторые проблемы эволюционного адаптациогенеза
Стр. 372–382
Резюме. Abstract
Синопсис: Всегда ли возможна постепенная эволюция сложных признаков?
А. А. Поздняков
Критика эпигенетической теории эволюции
Стр. 383–395
Резюме. Abstract
Синопсис: Критика эпигенетической теории эволюции
Н. Я. Вайсман, Ю. К. Илинский, М. Д. Голубовский
Популяционно-генетический анализ продолжительности жизни Drosophila melanogaster. сходные эффекты эндосимбионта Wolbachia и опухолевого супрессора Igl в условиях температурного стресса
Стр. 438–447
Резюме. Abstract
Синопсис: Паразитическая бактерия продлевает жизнь своим хозяевам
B. С. Шнеер
ДНК-штрихкодирование видов животных и растений - способ их молекулярной идентификации и изучения биоразнообразия
Стр. 296–315
Резюме. Abstract
Синопсис: ДНК-штрихкодирование – штангенциркуль биологической систематики
А. Г. Васильев
Феногенетическая изменчивость и популяционная мерономия
Стр. 195–209
Резюме. Abstract
Н. Н. Иорданский
Фенотипическая пластичность организмов и эволюция
Стр. 3–9
Резюме. Abstract
Синопсис: Ненаследственная изменчивость тоже влияет на эволюцию
А. Э. Милованов, А. П. Симчук
Параметры генетического разнообразия и подразделенности Colias crocea Fourc. и С. erate Esp. (Lepidoptera, Pieridae) в зоне синтопного обитания в Крыму по данным аллозимного и RAPD-PCR-анализа
Стр. 434–440
Резюме. Abstract
Синопсис: Бабочки-желтушки сбивают с толку энтомологов
Ю. А. Захваткин
Преемственность поколений и их интеграция
Стр. 243–263
Резюме. Abstract
Синопсис: Старые идеи о происхождении многоклеточных получают новую жизнь
С. В. Смирнов
Прямое развитие у хвостатых амфибий, его становление и эволюция
Стр. 163–174
Резюме. Abstract
Синопсис: Утрата личиночной стадии у земноводных происходила многократно
A. В. Марков, А. В. Коротаев
Гиперболический рост разнообразия морской и континентальной биот фанерозоя и эволюция сообществ
Стр. 175–194
Резюме. Abstract
Синопсис: Флора и фауна континентов развивается по гиперболическому закону
Ю. В. Гамалей, М. В. Пахомова, С. Н. Шереметьев
Двудольные мела, палеогена и неогена. Адаптогенез терминальной флоэмы
Стр. 220–237
Резюме. Abstract
Синопсис: Семейства двудольных растений появлялись строго по графику
Э. И. Воробьева. Н. Ю. Феоктистова
Академик А.Н. Северцов и современность
Стр. 84–93
Резюме. Abstract
Синопсис: Академик А. Н. Северцов и современность
А. С. Северцов
Причины и условия формирования ароморфной организации
Стр. 94–101
Резюме. Abstract
Синопсис: Специализация открывает дорогу прогрессу
Ю. Ф. Богданов
Эволюция мейоза одноклеточных и многоклеточных эукариот. Ароморфоз на клеточном уровне
Стр. 102–117
Резюме. Abstract
Синопсис: На пути к разгадке тайны мейоза
О. Ф. Чернова
Проблема возникновения кожных дериватов в эволюции амниот. Кожные придатки - чешуя, перо, волос
Стр. 130–151
Резюме. Abstract
Синопсис: В ассортименте шубы и пуховки для теплокровных
Ю. Т. Дьяков
Грибы: индивидуумы, популяции, видообразование
Стр. 10–18
Резюме. Abstract
Синопсис: Новые виды у грибов образуются нетрадиционными способами
A. В. Макрушин
Как и почему возникли механизмы старения и онкогенеза: гипотеза
Стр. 19–24
Резюме. Abstract
Синопсис: Старение и рак – наследие колониальных предков
С. М. Ляпков, В. Г. Черданцев, Е. М. Черданцева
Географическая изменчивость как результат различия в темпах эволюции признаков c широкой и узкой нормой реакции у остромордой лягушки (Rana arvalis)
Стр. 25–43
Резюме. Abstract
Синопсис: Лягушки-путешественницы вынуждены изменять стратегию размножения
Е. А. Северцова, А. С. Северцов
Механизмы адаптационной регуляции эмбриогенеза бесхвостных амфибий, обитающих в условиях антропогенного загрязнения водоемов
Стр. 323–331
Резюме. Abstract
Синопсис: Московские лягушки приспособились к загрязнению
Л. А. Васильева, О. В. Антоненко, О. В. Выхристюк
Отклик геномного рисунка МГЭ412 на отбор по количественному признаку у Drosophila melanogaster
Стр. 341–349
Резюме. Abstract
Синопсис: Эволюционная роль мобильных генетических элементов остается загадочной
К. П. Глазунова, Г. М. Длусский
Связь между строением цветков и составом опылителей у некоторых ворсянковых (Dipsacaceae) и сложноцветных (Asteraceae) с внешне сходными соцветиями-антодиями
Стр. 361–378
Резюме. Abstract
Синопсис: Конкуренция среди лиловых цветов
Л. П. Татаринов
Молекулярная генетика и эпигенетика в механизмах морфогенеза
Стр. 165–169
Резюме. Abstract
Синопсис: Развитие эволюционной теории невозможно без молекулярной генетики
Н. П. Гончаров, С. А. Глушков, В. К. Шумный
Доместикация злаков Старого Света: поиск новых подходов для решения старой проблемы
Стр. 126–148
Резюме. Abstract
Синопсис: Происхождение культурных растений: новый взгляд на старые проблемы.
А. В. Марков, А. В. Коротаев
Динамика разнообразия фанерозойских морских животных соответствует модели гиперболического роста
Стр. 3–18
Резюме. Abstract
Синопсис: Биоразнообразие, как и народонаселение, растет по гиперболе
С. В. Смирнов
Метаморфоз хвостатых амфибий: особенности, механизмы регуляции и эволюция.
Стр. 323–334
Резюме. Abstract
Синопсис: Как земноводные учились превращаться
А. И. Кутмин
Геномный импринтинг: случай наследования гематокрита, радиочувствительности и антиоксидантного статуса человека, а также веса новорожденных млекопитающих
Стр. 361–375
Резюме. Abstract
Синопсис: Почему некоторые наследственные признаки зависят от возраста родителей?
Б. А. Богатых
Фрактальные структуры живого и эволюционный процесс
Стр. 243–255
Резюме. Abstract
Синопсис: О фрактальности жизни и жизненности фракталов
Н. Н. Иорданский
Проблема эволюционных сальтаций
Стр. 256–267
Резюме. Abstract
Синопсис: Natura facit saltum
И. Я. Павлинов
Рецензия на книгу: Скворцов А.К. «Проблемы эволюции и теоретические вопросы систематики». М.: Т-во науч. изд. КМК, 2005. 293 с.
Стр. 318–320

В. В. Ефремов
Правило «один мигрант на поколение» и генетическая дифференциация в подразделенной популяции
Стр. 198–205
Резюме. Abstract
Ю. Л. Войтеховский, М. Г. Тимофеева, Д. Г. Степенщиков
Принцип Кюри и морфологическое разнообразие колоний Pandorina morum (Mull.) Bory (Volvocaceae)
Стр. 206–211
Резюме. Abstract
Синопсис: Почему колонии жгутиконосцев симметричны?
П. Ю. Жмылев
Эволюция длительности жизни растений: факты и гипотезы
Стр. 107–119
Резюме. Abstract
Синопсис: Как стареют растения
Т. Юнкер, У. Хоссфельд, Г. С. Левит
Эрнст Майр (1904–2005): in memoriam
Стр. 139–144

А. П. Симчук, А. В. Ивашов
Эколого-генетические аспекты дифференциации трофических предпочтений некоторых насекомых-филлофагов в микросообществах дуба
Стр. 53–61
Резюме. Abstract
Н. А. Проворов
Молекулярные основы симбиогенной эволюции: от свободноживущих бактерий к органеллам
Стр. 371–388
Резюме. Abstract
Л. И. Ямпольский, Я. Р. Галимов
Эволюционная теория старения у Daphnia
Стр. 416–424
Резюме. Abstract
В. П. Щербаков
Эволюция как сопротивление энтропии. II. Консервативная роль полового размножения
Стр. 300–309
Резюме. Abstract
Е. В. Самбук
Генетические механизмы реализации закона лимитирующего фактора у дрожжей Saccharomyces cerevisiae
Стр. 310–325
Резюме. Abstract
В.Ю.Веденина
Акустическая коммуникация и половой отбор у прямокрылых насекомых (Insecta: Orthoptera)
Стр. 336–345
Резюме. Abstract
В. П. Щербаков
Эволюция как сопротивление энтропии. I. Механизмы видового гомеостаза
Стр. 195–211
Резюме. Abstract
Синопсис: Эволюция направлена против себя самой
Р. И. Чураев
Контуры неканонической теории наследственности: от генов к эпигенам
Стр. 99–122
Резюме. Abstract
О. Н.Тиходеев
Молекулярные механизмы макроэволюции
Стр. 13–27
Резюме. Abstract
Л. А. Васильева
Изменение системы жилкования крыла Drosophila melanogaster под действием температурного шока и селекции
Стр. 68–74
Резюме. Abstract
Н.Н.Иорданский
Макроэволюция: макрогенез и типогенез
Стр. 451–463
Резюме. Abstract
B. В. Суходолец
Приспособленность и экологическая устойчивость
Стр. 417–425
Резюме. Abstract
П. Ю. Жмылев
Эволюция жизненных форм растений: суждения и предположения
Стр. 232–249
Резюме. Abstract
С. И. Малецкий
Эпигенетические и синергические формы наследования репродуктивных признаков у покрытосеменных растений
Стр. 116–135
Резюме. Abstract

ПОСЛЕДНИЕ ВЫПУСКИ     IN ENGLISH

ПОИСК  

 

ПОПУЛЯРНЫЕ СИНОПСИСЫ

Том 77 № 2, Март-апрель, 2016
Гаструляция книдарий: ключ к пониманию филогенеза или хаос вторичных модификаций?
Данные по эмбриональному развитию книдарий, относящихся к низшим многоклеточным животным, часто используются для решения вопросов, связанных с происхождением и ранней эволюцией Metazoa, а также с основными закономерностями эволюции онтогенеза. Особое внимание уделяется гаструляции – морфогенетическому процессу, в ходе которого клетки раннего эмбриона дифференцируются на зародышевые листки и формируется первичный план строения. В статье проведен сравнительный анализ гаструляции различных книдарий. Мы показывали, что для гаструляционных морфогенезов книдарий характерна высокая степень межгрупповой, внутригрупповой и индивидуальной изменчивости. Мы считаем, что способ гаструляции у книдарий определяется не столько эволюционной историей рассматриваемого вида, сколько эволюционно пластичными адаптивными признаками, такими, как размер яйцеклетки и содержание в ней желтка, число клеток на стадии бластулы или морулы, наличие фототрофных симбионтов, экология личинки. Поскольку онтогенез книдарий обладает высокой эволюционной пластичностью, его изучение должно способствовать лучшему пониманию фундаментальных закономерностей эволюции процессов развития.
Том 77 № 2, Март-апрель, 2016
Моделирование распространения видов по данным рельефа и дистанционного зондирования на примере сосудистых растений нижнего горного пояса хр. Тукурингра (Зейский заповедник, Амурская область)
В предлагаемой работе обсуждается опыт создания картографических моделей распространения видов растений горной территории c использованием данных дистанционного зондирования. В полученных моделях распространение стенотопных (привязанных к определенному ландшафту) видов объясняется преимущественно переменными рельефа, которые, в свою очередь, определяют термические и влажностные условия местообитаний. В моделях эвритопных (широко распространённых) видов значительный вклад имеют переменные, полученные на основе данных дистанционного зондирования, описывающие параметры почвенно-растительного покрова.
Том 77 № 2, Март-апрель, 2016
В каком случае родственники - лучшие соседи?
Методами филогенетического анализа были исследованы сообщества растений Тебердинского заповедника. Считается, что сообщества, образованные более близкородственными видами, формировались в большей степени под влиянием абиотических (средовых) факторов, тогда как более выровненные по родству сообщества формируются под действием межвидовых конкурентных отношений (как благоприятствование, так и исключение). Оказалось, что сложные абиотические условия в местах обитания сообществ могут приводить к разному результату в зависимости от возраста сообщества. Степень родства таксонов наиболее высока в сообществах, развивающиеся на скалах и альпийских пустошах. А сообщества, образованные неродственными видами, могут быть либо значительного возраста (кустарниковые и кустраничковые сообщества), либо формируются во влажных и продуктивных местообитаниях (высокогорные эутрофные болота).


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМАМ


 
 


при поддержке фонда Дмитрия Зимина - Династия