Самцы после спаривания становятся спокойнее и смелее

При всем различии между крысами и людьми эмоции у них контролируются одними и теми же химическими веществами. Фото © E.Sandford 2006 с сайта www.ratz.co.uk
При всем различии между крысами и людьми эмоции у них контролируются одними и теми же химическими веществами. Фото © E.Sandford 2006 с сайта www.ratz.co.uk

После спаривания крысы-самцы становятся спокойнее и смелее, они меньше реагируют на стрессирующие факторы и не так активно избегают опасных ситуаций. Германские нейробиологи установили, что ключевую роль в этих изменениях играет нейропептид окситоцин, выделяющийся в гипоталамусе во время спаривания. По-видимому, окситоцин отвечает и за расслабленное, спокойное состояние, наступающее у мужчин после секса.

Окситоцин выполняет множество разнообразных функций в организме млекопитающих, выступая в двух основных «ролях»: гормона и нейромедиатора. В первом своем качестве он регулирует, например, лактацию и сокращения гладкой мускулатуры матки при родах; во втором — участвует в эмоциональной регуляции поведения.

Известно, что выделяемый нейронами некоторых отделов мозга окситоцин влияет на поведение матери по отношению к ребенку, на восприимчивость к стрессу, на некоторые аспекты социального поведения. Например, недавно было показано, что перназальное (через нос) введение окситоцина делает людей более доверчивыми по отношению к другим людям, а также снижает уровень беспокойства, напряженности. Кроме того, установлено, что уровень окситоцина в крови крыс повышается во время брачных игр, во время и после спаривания. Опыты на людях-добровольцах показали, что в этом отношении человек ничем не отличается от крысы. Традиционно изучалось влияние окситоцина в основном на женский организм (это вещество используется, например, при родовспоможении для активизации маточных сокращений), однако известно, что в мужском мозге окситоцин тоже вырабатывается и тоже влияет на эмоции и поведение.

Всё это побудило нейроэндокринологов из Регенсбургского университета (Германия) Мартина Вальдхерра (Martin Waldherr) и Ингу Нойманн (Inga Neumann) задаться вопросом: не от окситоцина ли зависит то расслабленное, успокоенное состояние, которое охватывает мужчин после секса? Впрочем, на людях доказать это практически невозможно, и в качестве объекта были избраны безропотные крысы. Эксперимент состоял из трех этапов.

Сначала исследователи установили, что крысы-самцы после спаривания действительно становятся спокойнее и не так активно избегают опасных ситуаций. Это было показано при помощи ряда стандартных тестов на уровень беспокойства (anxiety). Например, крыс сажали в лабиринт, где одни проходы закрытые и темные, а другие открыты сверху и освещены. Оказалось, что самцы после спаривания существенно больше времени проводят в открытых («опасных») участках лабиринта по сравнению с контрольными самцами, которые до этого содержались в точно таких же условиях, но перед помещением в лабиринт не спаривались с самками.

Долгое пребывание на открытых участках у крыс является признаком низкого уровня беспокойства. По мнению авторов, повышенная смелость самцов крыс после спаривания может иметь адаптивное значение, поскольку они, находясь в таком храбром состоянии, с большей вероятностью смогут найти себе еще одну самку (хотя, конечно, нужно иметь в виду, что кроме смелости для этого нужны еще желание и энергия, которые вряд ли возрастают после спаривания).

Повышенная смелость у самцов крыс после спаривания сохранялась (оставалась статистически значимой) весьма долго — целых 4 часа. При этом достоверных изменений двигательной активности и исследовательского поведения не было выявлено.

Самцы, которые могли видеть, слышать и обонять рецептивную (готовую к спариванию) самку, но не могли до нее добраться, смелее не становились.

На втором этапе экспериментаторы измеряли уровень окситоцина в мозге самцов до, во время и после спаривания при помощи микродиализа — метода, позволяющего проводить прижизненные измерения концентрации различных веществ в тканях и органах, в том числе в мозге. Оказалось, что уже при виде рецептивной самки уровень окситоцина в мозге самцов начинает повышаться, а во время спаривания он подскакивает особенно резко. Окситоцин вырабатывается в отделе мозга, отвечающем за обработку нервных и гормональных сигналов, связанных с различными сильными переживаниями — в паравентрикулярном ядре гипоталамуса. В других отделах мозга уровень окситоцина при спаривании не меняется. Общение с нерецептивной самкой не влияло на уровень окситоцина в мозге самцов.

Бонобо (карликовые шимпанзе) часто используют секс в качестве средства для снятия стресса и напряженности в коллективе. Теперь понятно, что всё дело тут в окситоцине. Фото © Emmanuelle Grundmann с сайта homepage.mac.com
Бонобо (карликовые шимпанзе) часто используют секс в качестве средства для снятия стресса и напряженности в коллективе. Теперь понятно, что всё дело тут в окситоцине. Фото © Emmanuelle Grundmann с сайта homepage.mac.com

Таким образом, было показано, что: 1) спаривание снижает беспокойство и повышает смелость; 2) при спаривании мозг самца вырабатывает много окситоцина. Теперь оставалось доказать, что между двумя явлениями существует причинная связь. Именно эту цель и преследовал третий этап экспериментов. В мозг самцов вводили вещество, которое подавляет способность нейронов реагировать на окситоцин. Это делалось непосредственно после спаривания. В полном соответствии с ожиданиями экспериментаторов самцы в этом случае после спаривания не становились смелее.

Ученые поставили также большое количество контрольных экспериментов. В частности, они показали, что если ввести самцам после спаривания вещество, подавляющее реакцию нейронов на вазопрессин (другой нейропептид, близкий по своим функциям к окситоцину), самцы всё равно становятся смелее. Значит, дело скорее всего именно в окситоцине, а не в других нейропептидах. В отдельных экспериментах было показано, что втыкание в мозг самцов всевозможных капилляров и канюль для микродиализа и введения препаратов, как ни странно, не снижает их половую активность; что блокирование окситоциновых рецепторов не влияет на смелость не спаривавшихся самцов, и т. д.

Таким образом, было доказано, что происходящая во время спаривания активизация окситоциновой системы мозга (так называется совокупность нейронов мозга, выделяющих окситоцин и реагирующих на него) действительно влияет на поведение самцов после спаривания. У самцов снижается общий уровень беспокойства, они спокойнее начинают относиться к опасностям. Если учесть при этом те эффекты окситоцина, которые были установлены ранее (например, то обстоятельство, что выделяемый мозгом окситоцин способствует глубокому сну без сновидений), то едва ли можно сомневаться в том, что окситоцин играет важную роль и в тех переменах настроения и физиологического состояния, которые наблюдаются у людей в аналогичной ситуации.

Источник: Martin Waldherr, Inga D. Neumann. Centrally released oxytocin mediates mating-induced anxiolysis in male rats (полный текст — Pdf, 450 Кб) // Proc. Natl. Acad. Sci USA. Published online before print October 9, 2007.

См. также:
1) Биохимические основы любви закладываются в младенчестве, «Элементы», 02.12.2005.
2) Любовь и верность контролируются дофамином, «Элементы», 07.12.2005.
3) Импульсивное поведение — признак предрасположенности к наркомании, «Элементы», 07.03.2007.

Александр Марков


8
Показать комментарии (8)
Свернуть комментарии (8)

  • britvin  | 16.10.2007 | 11:12 Ответить
    Цитата:"По мнению авторов, повышенная смелость самцов крыс после спаривания может иметь адаптивное значение, поскольку они, находясь в таком храбром состоянии, с большей вероятностью смогут найти себе еще одну самку "...
    Вот это - странный, а лучше сказать поверхностный вывод. Тут не повышенная смелость, а безразличие, общий пофигизм, вызываемый вовсе не потребностью нахождения ещё одной самки, но ощущением того, что главная жизненная функция (продление рода) выполнена и "всё остальное неважно" - ну, это условно, конечно, выражаясь... Применительно к крысам, конечно, это нам безразлично, но если мы, вслед за германскими нейробиологами, переносим выводы на себя самих, то лучше бы обходиться без путиницы.
    Ответить
    • britvin > britvin | 16.10.2007 | 11:43 Ответить
      В последнем слове в моём комментарии прошу не искать ничего кроме опечатки - я призвал обходится без путаницы, естественно...:)
      Ответить
  • Алексей Гиляров  | 16.10.2007 | 14:11 Ответить
    Читая интересную заметку Александра Маркова по материалам статьи в ПНАСе (PNAS), невольно вспомнил продолжающуюся шумную дискуссию вокруг книги Джоан Раухгарден (Joan Roughgarden) "Evolution's Rainbow: Diversity, Gender, and Sexuality in Nature and People" (2004. University of California Press). Автор этой книги - в прошлом мужчина, Джонатан (Jonathan Roughgarden), работавший весьма успешно в области теоретической экологии и эволюционной экологии, воспользовался отпуском (sabbatical) и вернулся в родной Стэнфордский университет в другом качестве - как Джоан (см. в Википедии: http://en.wikipedia.org/wiki/Joan_Roughgarden, но был материал и в Nature). Один из основных тезисов её новой (впрочем, прошлые книги были ЕГО) книги "Эволюционная радуга: разнообразие, пол и сексуальность в природе и у человека" - это отказ от концепции полового отбора, ведущей начало с классических работ Чарлза Дарвина (Дарвина теперь только ленивый не пихает), и признание за сексом не столько его репродуктивной функции - оставления в конце концов здорового полноценного потомства, сколько функции коммуникативной. Огрубляя ситуацию, это положение Раухгарден сводится к тому, что секс и разделение на самцов и самок - вовсе не для размножения (тем более не для сохранения удачной комбинации генов: об этом см. на ЭЛЕМЕНТАХ работу В.П.Щербакова), а так сказать, для поддержании компании, "for fun" и не более! Мне думается, что функция "for fun" все же вторичная, использование не совсем по адресу. Впрочем, если это способствует всеобщему успокоению, то почему бы и нет. Why not? Pourquois pas?
    Ответить
    • britvin > Алексей Гиляров | 16.10.2007 | 14:52 Ответить
      Каких же ещё идей ожидать от девушки, которая и девушкой-то сделалась "for fun"? Естественно, она гнёт свою линию. Ну, видимо, туда ей и дорога, ведь наследование подобных наклонностей природой не приветствуется (никакой "кровожадности", полная талерантность, и рассуждения абсолютно теоретические!).
      Ответить
    • AlexeiM > Алексей Гиляров | 16.10.2007 | 16:35 Ответить
      Roughgarden also published a paper in Science with similar ideas, and many people answered 'Why not?' in some detail in one of the future issues. There are so many 'nots' that it is unclear where to start! :) Personally, I find the reasons for rejection of sexual selection so subjective and childish, that it makes it difficult to read the rest, which may contain some rational points....
      Ответить
  • Mikhail  | 16.10.2007 | 23:49 Ответить
    Интересное ощущение от этой информации -- вроде бы и узнал что-то, но вот толку от этого... Все равно, что узнать, что шнур питания играет важную роль в работе компьютера.

    То, что после секса происходит взрывной выброс гормонов, эндорфинов и проч. и проч. (в том числе и в мозгу), очевидно и давно установлено. Теперь мы (по крайней мере, я) узнали, что тут задействована еще и окситоциновая система. Прекрасно, если знать, что она связана с гипоталамусом, то это можно предположить. А вот дальше -- самое интересное. Из своих экспериментов авторы сделали 2 вывода: 1) после секса крысы становятся смелее и 2) причиной этому -- окситоцин.

    Я бы подверг сомнению первый тезис. Зная вечную претензию женщин на поведение мужчин после секса ("отвернулся и храпит"), я бы предположил, что крысы становятся не храбрее, а ТУПЕЕ. Т.е. они не бесстрашно рвутся на открытые пространства в поисках новой пассии, а просто дольше соображают, куда бы удрать из освещенного места. Иными словами, исходя из общих свойств гипоталамуса, я бы предположил, что его активизация повышает бестолковость, но не бесшабашность.

    Второй тезис тоже не очень убедителен (по крайней мере, исходя из прочитанного в русском тексте). Авторы привели массу косвенных доказательств того, что активизация окситоциновой системы вызывает "похрабрение" самцов. Но они "почему-то" не сделали самого очевидного -- не ввели в те же самые участки мозга те же нанолитры окистоцина и не посмотрели, как это скажется на поведении. Я подозреваю, что они все-таки проделали подобный опыт, но результат не уложился в их схему.
    Ответить
  • borisleykin  | 23.10.2007 | 01:27 Ответить
    >> Общение с нерецептивной самкой
    >> не влияло на уровень окситоцина
    >> в мозге самцов.

    Означает ли это что обязательно нужно заниматься сексом с самкой, чтобы окситоцин выделялся, потому что по моему опыту, если занимаешься этим делом совсем один, то потом ходишь часа четыре как прибитый и всего боишься, бывает такое.
    Ответить
    • britvin > borisleykin | 23.10.2007 | 13:21 Ответить
      Да, означает. Обязательно. Но только с рецептивной. Нерецептивная (что в переводе с латыни означает "надувная, резиновая") не годится...
      Ответить
Написать комментарий


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»