Элементы Элементы большой науки

Поставить закладку

Напишите нам

Карта сайта

Содержание
Энциклопедия
Новости науки
LHC
Картинка дня
Библиотека
Методология науки
Избранное
Публичные лекции
Лекции для школьников
Библиотека «Династии»
Интервью
Опубликовано полностью
В популярных журналах
«В мире науки»
«Знание — сила»
«Квант»
«Квантик»
«Кот Шрёдингера»
«Наука и жизнь»
«Наука из первых рук»
«Популярная механика»
«Потенциал»: Химия. Биология. Медицина
«Потенциал»: Математика. Физика. Информатика
«Природа»
«Троицкий вариант»
«Химия и жизнь»
«Что нового...»
«Экология и жизнь»
Из Книжного клуба
Статьи наших друзей
Статьи лауреатов «Династии»
Выставка
Происхождение жизни
Видеотека
Книжный клуб
Задачи
Масштабы: времена
Детские вопросы
Плакаты
Научный календарь
Наука и право
ЖОБ
Наука в Рунете

Поиск

Подпишитесь на «Элементы»



ВКонтакте
в Твиттере
в Фейсбуке
на Youtube
в Instagram



Новости науки

 
21.02
В пении флейтовых птиц обнаружены музыкальные принципы

20.02
Экстракт из старых сородичей ускоряет старение

16.02
Открыт бензольный дикатион — пирамида с шестикоординационным углеродом

15.02
Детектор ATLAS увидел рассеяние света на свете

14.02
Кембрийское ископаемое Saccorhytus поместили в основание эволюционной линии вторичноротых






Главная / Библиотека / В популярных журналах / «Троицкий вариант» версия для печати

Полоний в деле Литвиненко: мнение британского ученого

Интервью с Норманом Домби
«Троицкий вариант» №20(214), 4 октября 2016 года

Норман Домби (Norman Dombey), почетный профессор теоретической физики Университета Сассекса (University of Sussex), был научным экспертом в слушаниях по делу Александра Литвиненко (www.litvinenkoinquiry.org), которые проходили в 2015 году. Объективная экспертиза стала ключевым фактором для успеха этого расследования. Корреспондент «Троицкого варианта — Наука» Наталия Демина побеседовала с мистером Домби в Лондоне.

Профессор Норман Домби. Фото Н. Деминой («Троицкий вариант» №20(214), 04.10.2016)

Профессор Норман Домби. Фото Н. Деминой

— Почему следствие обратилось именно к Вам с просьбой стать научным экспертом? В конце концов, Вы физик-теоретик, а не радиохимик.

— В 2006 году, когда я услышал по радио, что полоний был использован для отравления Александра Литвиненко, мне сразу стало ясно, что к этому должно быть причастно Российское государство. Полоний-210 ранее использовали в источнике нейтронов для инициации ядерного взрыва, и он производится только государственными организациями. Я также знал, что полоний испускает альфа-частицы и поэтому он не может быть обнаружен обычными средствами для измерения радиации, такими как счетчик Гейгера, который детектирует лишь гамма- и бета-частицы. Поэтому в 2007 году я написал статью в London Review of Books [1] о полонии и Литвиненко, где я описывал, как полоний-210 был обнаружен, и объяснял, почему надеялись, что этого не произойдет.

Полоний-210 был обнаружен только потому, что отравление случилось в Лондоне, где Литвиненко отправили в очень хороший учебный госпиталь (University College Hospital) и затем приняли решение послать образцы его физиологических жидкостей в Олдермастон (Aldermaston), британскую лабораторию, где работают с ядерным оружием и знакомы с полонием с 1950–1960-х годов. Там было показано, что это точно полоний, поскольку обнаруживалось излучение альфа-частиц соответствующей энергии, а также было слабое гамма-излучение определенной энергии. Я написал статью об этом, и после публикации Марина Литвиненко попросила подготовить для нее сообщение. (Позднее вдова Александра Литвиненко инициировала проведение общественных слушаний по этому делу. — Ред.)

— Расскажите немного о себе. Как Вы решили стать физиком?

— Я занимаюсь наукой, с тех пор как начал изучать математику и теоретическую физику в Оксфорде и Калифорнийском технологическом институте в 1950–1960-е годы. Я общался и учился у многих физиков, которые участвовали в Манхэттенском проекте и разрабатывали первое ядерное оружие. Я интересовался историей создания ядерного оружия. Кроме того, я участвовал в Пагуошском движении ученых, которое пыталось повлиять на гонку вооружений во время «холодной войны».

После Калтеха я провел год в Москве. Так что я знал людей, которые работали над созданием ядерного оружия в Великобритании, США и СССР. После 1945 года большинство из них пыталось предотвратить ядерную войну. И я участвовал в Пагуошском движении и аналогичных начинаниях в течение многих лет. В Оксфорде я был очень хорошо знаком с Рудольфом Пайерлсом: он и Отто Фриш в 1940 году показали, что ядерное оружие возможно. В Калтехе я учился квантовой механике у Роберта Кристи и Ричарда Фейнмана, которые сыграли ведущую роль в Манхэттенском проекте. В 1989 году я пригласил в наш университет, Университет Сассекса, Андрея Сахарова, и ему присудили почетную степень. Сахаров и Зельдович (с которым я тоже был знаком) были разработчиками советской водородной бомбы. Так что я знаю многих физиков, знаю организации, знаю, как применяется полоний.

— Вы удовлетворены результатами расследования?

— Насколько я могу судить, результаты расследования вполне корректны. Я немного удивлен, что ответственность за отравление приписывается Владимиру Путину [2]. Мне совершенно ясно, что это дело поддерживалось государством, но доказательства того, что Путин лично несет ответственность, не разглашаются, и я не знаю, что они собой представляют.

— Как Вы оцениваете уровень российских экспертов, которые представляли свои свидетельства?

— Я не слишком впечатлен привлеченными российскими экспертами. Но на меня произвели впечатление два российских специалиста, которые поделились своим мнением о произошедшем. Они подтвердили мои предположения. В частности, что полоний производится в существенных количествах на предприятии «Авангард» в Сарове, и в 2006 году ни одна другая страна не производила его в таких количествах.

— Возможно ли, что Литвиненко принял полоний в результате какой-то аварии или случайно?

— Нет, не думаю. Следы полония не были обнаружены там, где Литвиненко был до того, как он встретился с Луговым и Ковтуном. Так что ясно — не Литвиненко доставил полоний, а Луговой и Ковтун.

— А вообще возможно, что Литвиненко загрязнил полонием Лугового и Ковтуна?

— Я не вижу никаких других обоснованных вариантов, кроме того, что Луговой и Ковтун получили полоний и ввели его в организм Литвиненко. В чайнике в отеле «Миллениум» обнаружили огромное количество полония. Совершенно ясно, что Литвиненко был отравлен. И никуда тут не денешься. Полоний был также обнаружен в тех гостиничных номерах, где останавливались Ковтун и Луговой.

Александр Литвиненко. Фото Associated Press («Троицкий вариант» №20(214), 04.10.2016)

Александр Литвиненко. Фото Associated Press

— Как Вы думаете, Луговой и Ковтун знали, что используют для отравления полоний?

— О, я уверен, что они этого не знали.

— А были они в курсе, что вводят отравляющее вещество?

— Я не знаю, но полагаю, они понимали, что используют какой-то яд. Однако они, видимо, не имели представления, что это за яд.

— Как Вы думаете, почему для отравления было использовано такое необычное вещество?

— Я думаю, именно потому, что надеялись: оно не будет обнаружено. В России имели место другие случаи, когда люди умирали при таинственных обстоятельствах с симптомами радиационного отравления, но источник радиации обнаружен не был. Никто не смог докопаться до сути. То же самое случилось бы и в Лондоне, если бы образцы не отправили на анализ в Олдермастон.

— Что Вы думаете о техническом уровне убийства?

— Он был весьма высоким. Во-первых, нужно произвести полоний. В Олдермастоне определили, что полоний был очень чистым. Никаких примесей, таких как висмут, не было обнаружено, хотя именно висмут облучают в реакторе на предприятии «Маяк» в Озёрске, а затем поставляют облученный висмут в «Авангард» для выделения полония. Чтобы использовать полоний, нужно растворить его в жидкости. Я думаю, проще всего ввести полоний в организм с помощью капсулы в желатиновой оболочке, напоминающей лекарственное средство.

Мы сейчас говорим о чрезвычайно малых весовых количествах полония — микрограммах. Количество полония, которое использовали для отравления Литвиненко, — 50–100 мкг. Количество полония, обнаруженное в его крови, — 30 мкг (напомню: микрограмм — одна миллионная доля грамма). Это очень много: можно зафиксировать присутствие пикограммов полония-210, а пикограмм — одна миллионная микрограмма. Так как можно определить такие чрезвычайно малые количества, удалось легко проследить, где были Луговой и Ковтун, когда они перемещались по Лондону.

— О чем говорят факты? Полоний произвели в России? Или возможны другие варианты?

— Ну, в принципе полоний можно получить на любом ядерном реакторе. Но здесь потребовалось значительное количество полония, по крайней мере 100 мкг или больше. А вот для этого на реакторе уже нужно облучать мишень из висмута массой порядка килограмма. Это можно сделать только в нескольких местах: Харвелл в Великобритании, Ок-Ридж в США, Чок-Ривер в Канаде, еще в Китае и в России. На всех этих установках в принципе можно поместить висмутовый стержень в активную зону реактора. Но еще до 2006 года производство полония там было прекращено, за исключением предприятия «Авангард».

Если же использовать небольшой реактор, то придется облучать висмут массой порядка одного грамма и в периферийной части реактора. А тогда количество полония будет по крайней мере в тысячу раз меньше. Кроме того, в Олдермастоне установили, что этот полоний был очень чистым. Поэтому он не мог быть изготовлен на установке, где его раньше не производили. Таким образом, и количество использованного полония, и его чистота говорят о том, что полоний был произведен на предприятии «Авангард» в Сарове, где его делают уже лет 60, обеспечивая сейчас более 95% всего мирового производства. Более того, это единственное место, где полоний производят регулярно, при этом каждый месяц его отправляют из России в США. Несколько десятков микрограммов при этом можно отобрать без всяких проблем.

— А где используется полоний? В космических исследованиях?

— Полоний больше не используют в космических исследованиях. Около 40 лет назад его использовали в термоэлектрических элементах спутников. Но период полураспада полония-210 только 138 дней, так что теперь вместо него используют плутоний-238. А в источниках нейтронов вместо полония сейчас используют тритий. Также полоний больше не используют как антистатик в печатающих устройствах: больше нет необходимости. Таким образом, регулярно его не производят нигде, кроме как в Сарове. У нас в Британии производство полония прекратили в 1960-х годах, в США — в 1970-х, в Канаде — до 1980-х и в Китае — в 1990-х.

— Вы упомянули, что имеется контракт между Россией и США на поставку полония. Зачем он нужен в США?

— Не так уж он нужен на самом деле. В начале 1990-х, после того как распался Советский Союз, в США опасались, что российские ученые — специалисты по ядерному оружию — могут оказаться безработными и направятся в Иран, Ливию, Северную Корею и т. д. США попытались принять меры, чтобы эти ученые остались работать в России и были привлечены к мирным проектам. Например, была коллаборация, возглавляемая одним моим коллегой из Принстона, который предложил, чтобы производство полония в Сарове было сориентировано на потребности американской промышленности в антистатических устройствах на регулярной основе. И больше никто теперь не производит полоний, кроме как от случая к случаю в очень небольших количествах. Надо здорово постараться, чтобы найти ему применение. Единственное, что я знаю, — он еще используется в автомобильной промышленности как антистатик при окраске машин.

— Как Вы считаете, было несколько попыток отравить Литвиненко? Читая документы слушаний, я не совсем уяснила, действительно ли первая попытка отравления имела место.

— Ну, я не знаю всех деталей. Но, согласно материалам слушаний, было три попытки. Может быть, в одной из попыток использовали слишком малое количество полония. Я не знаю. Это не моя область. Но анализ волос Литвиненко показал, что должно было быть более одной попытки. Вероятно, было три попытки.

— Во время слушаний Вы показали, что полоний был произведен в России. Почему это не было подтверждено в финальном докладе?

— Согласно моим показаниям, очень вероятно, что полоний был произведен в Сарове. Я считаю, что ученый А1 из Олдермастона (другой консультант. — Ред.) — специалист в области анализа альфа-активности, но она мало что знает о том, как полоний производится и где. Ее показания в этой области базируются на данных 1960-х годов. Крайне маловероятно, что полоний в Сарове производится так, как она описывала. Она ничего не знает о том, как и где полоний производится в настоящее время. Она просто сказала, что в принципе его можно произвести где-то еще. Это так, но это крайне маловероятно.

— И почему в слушаниях не было заключения, что полоний поступил из России?

Я не знаю, но предполагаю две причины. Первая — судья не понял, насколько велика такая вероятность. Он юрист и обязан размышлять так: если есть вероятность, что нечто могло произойти, то нет оснований говорить, что этого не было. Я предоставил доказательства, что в 2006 году больше 99% полония в мире произвели в Сарове. Таким образом, это не абсолютно точно, но крайне вероятно — я бы сказал, выше всяких сомнений, — что полоний для отравления Литвиненко поступил из Сарова. Вторая причина — судья не был склонен воспринимать А1 критически, потому что ее показания были решающими для его заключения. В своих показаниях я подверг критике А1, но только за ее мнение относительно производства и использования полония в настоящее время. Ее работы в области альфа-спектрометрии и их применение для того, чтобы проследить следы полония в Лондоне, были первоклассными.

— Как Вы думаете, если бы судья имел хорошего научного советника или сам разбирался в науке, результаты и заключения были бы другими?

— Из моих показаний, я надеюсь, вполне ясно следовало, что Российское государство заказало это отравление, потому что только Российское государство имеет доступ к полонию. Судья пришел к тому же заключению, но предпочел опереться на секретные показания, полученные в закрытой сессии.

Андрей Луговой, вновь избранный депутат Госдумы от ЛДПР, согласно заключению, вынесенному на общественных судебных слушаниях по делу Литвиненко — основной исполнитель отравления А. Литвиненко ([2], c. 192, пп. 8.65–8.68). Фото с сайта aklugovoy.ru («Троицкий вариант» №20(214), 04.10.2016)
Андрей Луговой, вновь избранный депутат Госдумы от ЛДПР, согласно заключению, вынесенному на общественных судебных слушаниях по делу Литвиненко, — основной исполнитель отравления А. Литвиненко ([2], c. 192, пп. 8.65–8.68). Фото с сайта aklugovoy.ru

— Как Вы думаете, полоний, обнаруженный в «Пайн-баре», мог представлять угрозу для других людей?

— В принципе — да. В Лондоне обнаружили весьма существенное количество полония. И даже в Гамбурге, но в Гамбурге — гораздо меньше. Утечка полония в отеле «Миллениум» могла стать серьезной угрозой здоровью населения. Британские организации, ответственные за безопасность и здравоохранение, были весьма обеспокоены, когда узнали о полонии.

— Когда Вы знакомились с документами, представленными на слушаниях, Вас не удивили действия Лугового и Ковтуна? Такое впечатление, что они обращались с полонием не очень умело...

— Да нет, их ошибка была в том, что они применяли яд в Лондоне. Главная трудность для британских органов состояла в том, чтобы идентифицировать яд. Где-то, кроме Лондона, это вряд ли удалось бы. А здесь Олдермастон — всего в 100 км от Лондона. Шансы были бы и в Нью-Йорке — там Брукхейвенская национальная лаборатория рядом на Лонг-Айленде, или в Париже — там ядерный центр в Сакле всего в 20 км, или в Сан-Франциско — там рядом Ливерморская национальная лаборатория. Где-либо еще смерть сочли бы таинственной, полоний бы не обнаружили.

Те, кто послал Лугового и Ковтуна, допустили серьезную ошибку, выбрав Лондон. Прежде всего, в University College Hospital высокий уровень специалистов в соответствующих областях, это главный учебный госпиталь Лондона с сильными отделениями медицинской физики и радиационной медицины. Литвиненко был переведен туда из небольшого пригородного госпиталя, потому что у него обнаружились загадочные симптомы и он был экс-агентом ФСБ. Сначала подозревали отравление радиоактивным таллием. Потом выяснилось, что это невозможно, и предположили наличие полония. Образцы физиологических жидкостей были высланы в Олдермастон. Полоний-210 идентифицировали, потому что он испускает альфа-частицы с энергией 5,3 МэВ и одновременно гамма-кванты очень слабой интенсивности с энергией 803 кэВ. Альфа- и гамма-излучение таких энергий и было обнаружено.

— Как Вы впервые узнали об убийстве?

— Помню, я слушал по радио воскресные новости ВВС, в ноябре или декабре, и услышал, что в Олдермастоне определили отравление полонием-210. Одного этого уже было достаточно, чтобы подозревать причастность Российского государства. Затем я спросил коллегу, который жил в России некоторое время, знает ли он там случаи подобных таинственных смертей. Если российские органы решили отравить кого-то за рубежом, они бы захотели сначала испытать этот яд в своей стране.

Вот я и заинтересовался таинственными смертями в России с симптомами радиационного воздействия, в частности с потерей волос и разрушением иммунной системы. И через несколько дней коллега нашел три возможных случая. Например, заключенному в тюрьме дали чашку чая, и он вскоре умер с симптомами радиационного отравления. Речь идет о чеченце Лече Исламове.

— Я слышала об этом. Еще был случай с Юрием Щекочихиным. Никто не знает, от чего он умер.

— Да, это был второй возможный случай.

— А можно определить причину этих смертей?

— Это очень трудно. Я сам предлагал это в 2007 году. В принципе, можно провести эксгумацию тел и найти следы полония. В 2007-м это было возможно, но 9 годами позднее — нет. Период полураспада полония-210 — 138 дней, так что от дозы 2007 года осталось меньше миллионной части. Слишком мало, чтобы зафиксировать.

— Вы видите поводы для дальнейшего исследования? Вы думаете, что ученые и заинтересованные лица сейчас знают обо всем в деталях?

— Больше изучать особо нечего. Вначале там было много вопросов для изучения, в частности, нужно было исследовать альфа-излучение, бета- и гамма-излучение. Десять лет назад это было непросто, нужно было соответствующее оборудование. Сейчас мы продвинулись, извлекли уроки.

— Спасибо Вам за интервью!

Оригинальная версия беседы на английском языке


1. Po-210 as a Poison. Norman Dombey. London Review of Books.

2. The Litvinenko Inquiry. Report into the death of Alexander Litvinenko.


Комментарии (88)


 


при поддержке фонда Дмитрия Зимина - Династия