Отвращение — основа нравственности?

Шесть основных эмоций: гнев, отвращение, страх, радость, горе, удивление (фото с сайта vnl.psy.gla.ac.uk)
Шесть основных эмоций (слева направо сверху вниз): гнев, отвращение, страх, радость, горе, удивление (фото с сайта vnl.psy.gla.ac.uk)

Психологи и нейробиологи, изучающие природу эмоций, предполагают, что многие морально-нравственные установки человечества выросли из чувства отвращения, которое у человека, по сравнению с животными, необычайно развилось и усложнилось. Отвращение является основой многих предрассудков и мешает людям относиться друг к другу по-человечески.

Все мы хорошо знаем, что многие наши моральные оценки и суждения основаны больше на эмоциях, чем на рассудке. Сложнее ответить на вопрос, хорошо ли это, могут ли эмоции служить надежной основой благополучного существования и развития социума. Не только дилетанты, но и некоторые эксперты полагают, что эмоции, интуитивные побуждения и прочие природные позывы — вполне надежные критерии истинности в этических вопросах. Эта точка зрения основана на предположении, или, скорее, на интуитивной убежденности в том, что первая, непосредственная, не затуманенная всяческими умствованиями эмоциональная реакция и есть самая верная, потому что она идет «из глубины души» и несет в себе «глубинную мудрость». Голос сердца, одним словом. На это особенно напирают противники клонирования, стволовых клеток, искусственного осеменения и других технологий, «покушающихся на самое святое» и «вызывающих естественное отторжение».

Тем временем дотошные нейробиологи проникают всё глубже в пресловутые «глубины души», и то, что они там находят, не всегда похоже на мудрость, которую следует почитать превыше рассудка.

Несколько исследовательских коллективов в последние годы активно изучают природу отвращения — одной из базовых человеческих эмоций, которая, как выясняется, сильно влияет на общественную мораль и социальные отношения. Обзорная статья, опубликованная 14 июня в журнале Nature, знакомит читателей с их достижениями.

Нельзя сказать, чтобы отвращение было исключительно человеческим чувством: животным оно тоже свойственно, но в меньшей степени и в гораздо более простых формах. И обезьяна, и кошка, и новорожденный младенец, взяв в рот что-нибудь неприятное на вкус, могут выплюнуть это с характерной гримасой. Но от «невкусно» до «противно» — немалая дистанция. Только человек, вышедший из младенческого возраста, способен отказаться от пищи лишь на том основании, что она не там лежала или не к тому прикасалась. Пол Розин (Paul Rozin) из Пенсильванского университета, один из пионеров в данной области исследований, полагает, что с появлением разума первичная, унаследованная от животных предков эмоция резко расширилась, включив в себя, в частности, идею контакта, перенесения «скверны» путем прикосновения. Так, добровольцы, участвовавшие в экспериментах Розина, наотрез отказывались пить сок, к которому прикоснулся усиком простерилизованный таракан, или есть из безупречно чистого ночного горшка.

Из этой особенности первобытного мышления, очевидно, выросла так называемая контагиозная магия (см. Дж. Фрезер. «Золотая ветвь», глава 3). У животных и новорожденных детей ничего подобного не наблюдается.

Биологический, эволюционный смысл отвращения представляется более-менее понятным: это вполне адаптивное, способствующее выживанию стремление избежать контактов с заразой, не есть негодную и опасную пищу, а также сохранить собственную целостность, удерживая внутри то, что должно быть внутри (например, кровь), и снаружи то, что должно быть снаружи (например, фекалии).

Отвращение у людей отчетливо делится на «первичное» — это практически бессознательная психическая реакция на всякие мерзости — и «вторичное», или моральное, касающееся более абстрактных предметов, таких как идея клонирования. Связь между ними самая тесная. Во всех без исключения человеческих культурах принято распространять слова и понятия, обозначающие объекты первичного отвращения, на людей, нарушающих моральные и общественные нормы — например, на лживых политиков, продажных чиновников и т. п. Люди, заклейменные таким образом, могут даже восприниматься как источник некой мистической «заразы», вроде каких-нибудь тараканов. К примеру, предложение надеть на себя хорошо выстиранный свитер Гитлера не вызывает у большинства людей ни малейшего энтузиазма. По мнению Розина, это означает, что идея «заразности» в человеческом сознании распространяется и на моральные качества личности, иначе чем объяснить неприязнь к ни в чём не повинному свитеру.

Пол Блум, известный читателям «Элементов» как автор статьи о сопротивлении научному знанию, настроен более скептически: по его мнению, настоящее отвращение люди испытывают только к тем абстрактным идеям, которые непосредственно ассоциируются с объектами «первичного» отвращения, а во всех остальных случаях (например, когда говорят об «отвратительных политических технологиях»), это не более чем метафора.

Джонатан Хайдт (Jonathan Haidt) из Вирджинского университета полагает, что нашел доказательство единой физиологической природы «первичного» и морального отвращения: ему удалось экспериментально показать, что обе эмоции приводят к замедлению пульса, а при особенно острой реакции — еще и к чувству «комка в горле». По мнению Хайдта, это показывает, что моральное отвращение — никакая не метафора, а самое настоящее отвращение.

Бразильский нейробиолог Жоржи Молл (Jorge Moll) пришел к сходным выводам, наблюдая за активностью мозга испытуемых при помощи магнитно-резонансной томографии (МРТ). Оказалось, что при «первичном» и моральном отвращении возбуждаются одни и те же области мозга, а именно боковая и средняя лобноглазничная кора (lateral and medial orbitofrontal cortex) — эти области отвечают и за некоторые другие неприятные переживания, такие как сожаление об упущенных возможностях. Однако выявились и различия: моральное отвращение связано с более сильным возбуждением передней части лобноглазничной коры, которая считается более эволюционно молодой и, по-видимому, отвечает за обработку наиболее абстрактных эмоциональных ассоциаций.

Независимо от того, являются ли «первичное» и моральное отвращение одним и тем же или разными чувствами, «первичное» отвращение само по себе может оказывать вполне реальное влияние на наши моральные суждения и оценки и, как следствие, на наше отношение к людям и социальное поведение. Психологи из Принстонского университета при помощи МРТ показали, что возбуждение отделов мозга, отвечающих за страх и отвращение, снижает активность тех отделов, которые отвечают за жалость, сочувствие и вообще за восприятие других людей как людей (в отличие от неодушевленных объектов). Иными словами, вид противного, грязного бомжа автоматически вызывает чувство отвращения, которое не дает нам помыслить об этом человеке как о личности, заставляя воспринимать его как «кучу мусора».

Розин, Хайдт и некоторые их коллеги предполагают, что отвращение может играть существенную — и в основном негативную — роль в жизни человеческих коллективов. Если изначально отвращение выполняло в основном функции гигиенического характера, то в ходе дальнейшей эволюции это чувство, похоже, было «рекрутировано» для выполнения совсем иных, чисто социальных задач. Объект, вызывающий отвращение, должен быть отброшен, изолирован или уничтожен, от него необходимо дистанцироваться. Это делает отвращение идеальным «сырым материалом» для развития механизмов поддержания целостности группы, что могло быть крайне важно для первобытных людей. Предполагают, что небольшие коллективы наших предков жестоко конкурировали друг с другом. Сплоченность группы повышала ее шансы на выживание, а противостояние внешним врагам — наилучший способ добиться максимальной сплоченности (см.: Межгрупповая конкуренция способствует внутригрупповой кооперации, «Элементы», 28.05.2007).

Возможно, еще на заре человеческой истории наши предки научились испытывать отвращение к разного рода чужакам, «не нашим», «не таким, как мы». Марк Хаузер (Marc Hauser), психолог из Гарвардского университета, работающий также и с обезьянами, отмечает, что непростые отношения между группами бывают не только у человека, но и у других социальных животных, которые тоже прекрасно умеют отличать своих от чужих. Но люди почему-то особенно сильно зациклены на своих межгрупповых различиях и придают им, по сравнению с животными, непомерно большое значение. Для подчеркивания межгрупповых различий сплошь и рядом привлекаются морально-нравственные оценки, в том числе основанные на чувстве отвращения (к примеру, русское слово «поганый» исходно значило всего-навсего «иноверец, язычник»). По словам Хайдта, если первичное отвращение помогало выжить индивидууму, то моральное отвращение помогало выжить коллективу, сохранить целостность социума — «и именно здесь отвращение проявляет себя с самой отвратительной стороны».

Нечистоплотные политики во все времена активно использовали отвращение как инструмент сплочения и подчинения коллективов, натравливания одних групп на другие. Нацистская пропаганда называла евреев «крысами» и «тараканами». Те же эпитеты применяли к своим противникам враждующие партии во время недавней резни в Руанде. Если люди начинают испытывать отвращение к чужакам, они уже не могут воспринимать их как людей, чувствовать жалость или сострадание.

По мнению Молла и других экспертов, отвращение и по сей день служит источником предвзятости и агрессии. Нужно десять раз подумать, прежде чем принимать решения на основе подобных эмоций, идущих «из глубины души». История это подтверждает. Были времена, когда омерзительными, нечистыми считались, к примеру, женщины (особенно во время менструации), психически неполноценные люди или межрасовый секс. Сегодня мало кто в цивилизованных странах будет защищать подобные взгляды, и многие действительно — на физическом уровне — перестали испытывать отвращение ко всему перечисленному. Если в прошлом отвращение не было хорошим моральным индикатором, то с чего бы ему стать таковым сегодня? Во многих случаях то, что кажется нам отвратительным, действительно плохо и вредно, но это не значит, что разумные люди должны строить свои отношения на дремучих слепых инстинктах.

В статье рассказывается также о еще не опубликованных результатах, полученных Блумом и его коллегами. Известно, что люди очень сильно различаются по степени выраженности эмоции первичного отвращения: одни чуть в обморок не падают при виде таракана или неспущенной воды в унитазе, а другим хоть бы что. Оказалось, что существует значимая корреляция между этим показателем и политическими убеждениями. Люди, склонные испытывать сильное отвращение к «первичным» стимулам, чаще придерживаются консервативных взглядов и являются убежденными противниками клонирования, генно-модифицированных продуктов, гомосексуализма, мини-юбок, искусственного осеменения и прочих безобразий. Люди с пониженной брезгливостью, напротив, обычно имеют либеральные взгляды и просто не могут понять, отчего всё вышеперечисленное может кому-то казаться отвратительным.

Исследования в данной области только начинаются, так что речь идет лишь о самых первых, предварительных результатах, многие из которых могут в дальнейшем и не подтвердиться. «Тем не менее, — заключает Дэн Джонс — трудно не прийти к выводу, что если мы будем меньше думать брюхом (guts), а больше — головой и сердцем, то сможем раздвинуть границы своей моральной вселенной». Под «сердцем» здесь, надо полагать, подразумеваются те отделы префронтальной коры, которые отвечают за человечное отношение к другим людям, сочувствие и сопереживание.

Источник: Dan Jones. Moral psychology: The depths of disgust // Nature. 2007. V. 447. P. 768–771.

См. также:
1) Человек не был сотворен по образу Божию, «Элементы», 18.06.2007.
2) Выявлен отдел мозга, отвечающий за эмоциональную составляющую морально-этических оценок, «Элементы», 28.03.2007.

Александр Марков


6
Показать комментарии (6)
Свернуть комментарии (6)

  • v.krivov  | 20.06.2007 | 23:54 Ответить
    В статье, среди прочего, говориться: "Люди, склонные испытывать сильное отвращение к 'первичным' стимулам, чаще придерживаются консервативных взглядов и являются убежденными противниками клонирования, генно-модифицированных продуктов, гомосексуализма, мини-юбок, искусственного осеменения и прочих безобразий. Люди с пониженной брезгливостью, напротив, обычно имеют либеральные взгляды..."

    Вы будете смеяться, но, практически, весь это набор лично я считаю совершенно нормальным (хотя, признаться, мини-юбки, всё-таки, предпочтительнее искуственнного осеменения, к примеру), так же, я не люблю путина, и мне нравится Америка. При этом, если мне на руку попадёт таракан или паук, я начинаю трясти рукой с такой силой, как будто это, минимум, слон!

    И наоборот. Моя сестра этих самых пауков и тараканов берёт в руки абсолютно спокойно! При этом от слова "Демократия" её разве что не тошнит, а Янки, по её мнению, точно должны гоу хом.

    Таким образом, очень даже может статься, что это положение статьи -- просто личное (именно личное, не подкреплённое экспериментально) мнение кого-то из исследователей. Или автора.

    Вообще говоря, с формальной логикой у авторов туговато: "...обе эмоции приводят к замедлению пульса, а при особенно острой реакции - еще и к чувству комка в горле". Хрестоматийный случай. Из А следует Б, из В то же следует Б, следовательно, А = Б. С какого перепугу?
    Ответить
    • v.o. > v.krivov | 22.06.2007 | 10:31 Ответить
      "Люди, склонные испытывать сильное отвращение к 'первичным' стимулам, чаще придерживаются консервативных взглядов..."
      Это чуть ли не единственное интересное и содержательное утверждение во всей статье.Все остальное это набор банальностей, о которых говорят десятки, а то и сотни лет, начиная с сетований о противоречивости эмоций и разумного поведения.
      Верно ли это утвеждение? И можно ли его согласовать с чьим-то индивидуальным отвращением к паукам и безразличием к клонированию?
      Это утверждение, видимо, все-таки, верно в среднем. В смысле, "есть корреляция". Если у конкретного человека высокая чувствительность эмоции отвращения к "естественным" стимулам (пауки,фекалии и т.п.), то у него, скорее всего, будет высокой чувствительность эмоции отвращения и к другим стимулам (клонирование, гомосексуализм...). Хотя, "первичные" стимулы вызывают рефлексивную (вложенную в человека генетически)реакцию отвращения, а "вторичные" стимулы в большей степени вызываются когнициями, т.е. рассуждениями, соображениями, личным опытом, общественными устоями и т.п. Т.е. исходное утверждение не учитывает дополнительных факторов, которые могут сделать его неверным для конкретного человека, но "в среднем" утверждение может оказаться верным.

      К сожалению в статье демонстрируется очень упрощенное понимание некоторых конкретных, как природных "первичных", так и социальных "вторичных" причин отвращения. (Нужно сказать, что эти "нападки" относятся только к авторам статьи, но не к автору пересказа, который, наоборот, является очень интересным и содержательным.) Например, отвращение к крови, казалось бы, имеет смысл, с целью самосохранения. Но отвращение к крови для хищника абсурдно. Неувязочка.

      Сказать, что отвращение является основой морали, по-моему, чрезвычайно наивно. Отвращение это лишь одна из основ. Общественная мораль основана на множестве эмоций: отрицательных - презрении, стыде, застенчивости,зависти, жалости, ревности..., положительных - благодарности, гордости, восхищении, уважении... Кроме эмоций в основе морали лежат и принципы, полученные, видимо, опытным и логическим путем -не укради, не прелюбодействуй...
      Мораль это очень сложная и непостоянная система запретов и поощрений. Свести ее только к отвращению...?

      Авторы открывают для себя банальные вещи, как будто они первые об этом задумались. Об отвращении в психологии написано очень много. Напрмиер, в книге Плутчека Plutchik, R. (1962). The Emotions: Facts, Theories and a New Model. New York: Random House.

      В этой книге, кроме всего прочего, основан алгебраический подход к эмоциям. Несколько различных эмоций, возникая одновременно, могут сформировать новую эмоцию. Например,
      гордость = гнев + радость
      Это формула Плутчека. С ней можно спорить, на сам принцип разложения сложных эмоций в сумму более простых является озарением в психологии. Подобные разложения пытался делать и П.В. Симонов, но сейчас, это дело, кажется, прочно забыто. Разве, что здесь http://azps.ru/list/emotions.html чудак энтузиаст пытался это дело развивать. А ведь именно этот подход кажется естествественным для разложения, например, морали на свои многочисленные и не только эмоциональные составляющие.
      В частности, если сделать подобные разложения для эмоций жалости и отвращения, становится очевидным, что увеличение одной может вызвать уменьшение другой. Можно получить и большое число аналогичных утверждений.
      Ответить
    • OleGoldie > v.krivov | 19.01.2010 | 15:13 Ответить
      Разве первичное и вторичное отвращение приравнивалось друг другу? В статье было сказано, что моральное отвращение сопровождается возбуждением лобной доли вместе с той, что была в первичном отвращении. Экспериментатор, видимо, установил сходство, а не тождество.
      Ответить
  • PavelS  | 21.06.2007 | 00:25 Ответить
    Тут подумал, "поработать - или Элементы почитать?" - и возникло немедленное чувство отвращения при мысли о работе (я и без того в отпуске и половину отпуска делал разную работу)... Отвращение столь сильное, что защемило в груди. Как это отвращение привязать к "гигиене"? А ведь гигиеническая основа идёт главной чертой в статье, и все виды отвращения по мнению автора происходят от гигиенической первоосновы (в т.ч. и этническое отвращение) - или я ничего не понял. В общем, понятно, что "чувства отвращения, которое ... необычайно развилось и усложнилось" - а детали всё равно туманны - и не ясно, что именно такое удалось в статье обосновать, кроме тезиса "да, всё сложно, а политики - гады".

    Для статистики: пауки, миниюбки, геи.. - у меня не вызывает отвращения. Я очень брезглив в еде, но не более того.

    Ну а в целом, согласен с v.krivov - к сожалению, описаний экспериментов нет в этой публикации - ну а элементы интересны мне лично как раз объяснениями "с какого перепугу автор так решил", а не готовыми ответами.
    Ответить
  • Olexa  | 04.07.2007 | 20:52 Ответить
    : к примеру, русское слово 'поганый' исходно значило всего-навсего 'иноверец, язычник'

    Гм. А в украинском языке это как раз основное слово для обозначения понятия "плохой". Есть куча слов для обозначения отдельных оттенков (как "поганый" в русском), но это основное. Кроме того, и гриб "поганка" и по-русски так и называется, и вряд-ли это как-то связано с вероисповеданием.
    Ответить
  • OleGoldie  | 19.01.2010 | 15:23 Ответить
    Цитата:
    По словам Хайдта, если первичное отвращение помогало выжить индивидууму, то моральное отвращение помогало выжить коллективу, сохранить целостность социума
    Конец.

    Само по себе отвращение, как мне кажется, не может определять ни сплоченности коллектива, ни его целостности. Большой набор детерминант? да. Отвращение лишь какой-то регулятивный механизм. С какой стати моральное отвращение помогало выжить коллективу? Кто-нибудь может ответить?
    Ответить
Написать комментарий


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»