Вирусы-мутанты помогают друг другу в борьбе за выживание

«Чтобы выжить, мы должны быть разными и помогать друг другу». Так сказал бы о себе полиовирус, умей он говорить (фото с сайта bilbo.bio.purdue.edu)
«Чтобы выжить, мы должны быть разными и помогать друг другу». Так сказал бы о себе полиовирус, умей он говорить (фото с сайта bilbo.bio.purdue.edu)

Уникальный вирус с резко пониженной скоростью мутагенеза помог ученым подтвердить сразу две важные гипотезы: о необходимости интенсивного мутирования для выживания вирусных популяций и о возможности кооперации между разнообразными вирусами-мутантами.

Большинство вирусов, вызывающих болезни человека, — РНК-содержащие. Их наследственный материал хранится в форме РНК (а не ДНК, как у всех высших форм жизни). Среди немногочисленных белков, закодированных в геноме таких вирусов, присутствует фермент РНК-полимераза, синтезирующий новые копии вирусной РНК.

Популяции РНК-содержащих вирусов неоднородны: они состоят из целого набора генетически различающихся линий. Такие полиморфные популяции называют «квазивидами» — по аналогии с видами настоящих живых организмов, которые тоже всегда полиморфны. Процесс удвоения (репликации) вирусной РНК происходит с большим числом ошибок (мутаций), благодаря чему могут быстро возникать новые варианты вируса. У полиовируса на каждый акт репликации приходится в среднем 1,9 мутаций. При этом, конечно, появляется много нежизнеспособных вариантов, однако предполагается, что эти потери оправданы, поскольку высокая скорость мутирования помогает вирусам приспосабливаться к меняющимся условиям, в том числе к деятельности иммунной системы хозяина, новым лекарствам, переходам от одного хозяина к другому и из ткани в ткань.

Марко Виньюцци (Marco Vignuzzi) из Калифорнийского университета в Сан-Франциско (США) и его коллеги, изучающие РНК-содержащих полиовирусов (возбудителей полиомиелита), предположили, что дело здесь не ограничивается поиском оптимального для данной ситуации варианта генома методом «случайного тыка». Возможно, возникающие в пределах квазивида вариации могут помогать друг другу за счет разделения функций. Например, в одной линии может возникнуть мутация, повышающая скорость репликации вирусной РНК, в другой линии — другая мутация, повышающая, например, эффективность самосборки белковых молекул в вирусную оболочку — капсид. Поскольку обе линии живут и размножаются в одной и той же хозяйской клетке, они могут пользоваться «достижениями» друг друга: эффективная РНК-полимераза первой линии будет размножать и геномы второй, а более эффективные капсидные белки второй линии будут «упаковывать» и РНК первой. Не исключено, кстати, что совместить обе эти мутации в одном и том же геноме просто невозможно. Вирусный геном очень мал, и у него не так уж много степеней свободы (вариантов мутаций, совместимых с жизнью). Бывает даже, что вирусные гены перекрываются (у двух разных генов может быть общий кусок), так что изменения в одном белке неизбежно приводят к изменениям в другом.

Возможность экспериментальной проверки гипотезы о взаимопомощи среди вирусов появилась благодаря тому, что Виньюцци и его коллегам удалось обнаружить и выделить мутантную форму полиовируса со «сверхточной» РНК-полимеразой, совершающей очень мало ошибок при копировании РНК. Эта мутация (состоящая в замене глицина серином в 64-ой позиции РНК-полимеразы и получившая название G64S) возникла и закрепилась в ходе адаптации вируса к препарату рибавирину, резко повышающему (за пределы допустимого) скорость мутирования вирусов. В отсутствии рибавирина такие вирусы мутируют с аномально низкой частотой (0,3 мутации на геном вместо положенных 1,9).

Первым делом ученые проверили, действительно ли скорость мутирования важна для приспособляемости вирусов. Это подтвердилось: вирусы G64S приспосабливались к неблагоприятным условиям (лекарствам, ингибиторам) гораздо медленнее своих «диких» собратьев. Кроме того, вирусы G64S оказались неспособны проникать в спинной и головной мозг зараженных мышей, как это делают нормальные полиовирусы с высокой скоростью мутирования. Однако искусственное увеличение темпа мутагенеза (при помощи вышеупомянутого рибавирина) привело к тому, что вирусы G64S стали проникать в мозг и размножаться там. При этом полиморфизм вирусной популяции вырос, но мутация G64S сохранилась у всех линий.

Исследователи провели целую серию остроумных экспериментов, показывающих, что общая «эффективность» популяции вирусов зависит не от наличия в ней какой-то одной особо удачной линии, а от кооперативного взаимодействия нескольких разных линий, помогающих друг другу. Например, при помощи особых генетических меток — нейтральных мутаций, внедряемых в вирусный геном и позволяющих проследить судьбу отдельно взятой линии, — удалось показать, что вирусы G64S, сами по себе не способные проникать в мозг, успешно проникают туда в компании с другими вирусными популяциями — как «дикими», так и другими G64S, предварительно подвергавшимися действию искусственных стимуляторов мутагенеза. Следовательно, одни линии вирусов помогают другим преодолеть гематоэнцефалический барьер.

Этот и другие эксперименты блестяще подтвердили гипотезу о взаимовыгодной кооперации между разнообразными мутантами, составляющими вирусную популяцию — квазивид. Это означает, что эволюционирующей единицей является не отдельная линия и тем более не особь, а весь квазивид в целом, причем внутреннее разнообразие — залог успеха. Одна линия, даже самая совершенная, всегда будет проигрывать полиморфному квазивиду, включающему несколько взаимодополняющих линий.

Источник: Vignuzzi et al. Quasispecies diversity determines pathogenesis through cooperative interactions in a viral population // Nature. Advanced Online Publication. doi:10.1038/nature04388.

См. также:
Когда вредных мутаций много, они не так вредны (о том, как бактерии за счет ускоренного мутирования выживают в критических условиях, используя для этого специальную часто ошибающуюся ДНК-полимеразу) — «Элементы», 06.12.2005.
В. М. Жданов. Эволюция вирусов.
В. И. Агол. Помехоустойчивость вирусов.
Классификация вирусов.

Александр Марков


2
Показать комментарии (2)
Свернуть комментарии (2)

  • Zaec  | 14.12.2005 | 16:41 Ответить
    Хотелось бы отметить, что данная ситуация в вирусном мире не редкость. Типичный пример взаимодействие вирусов гепатита B и D. D дефектен по нескольким ключевым генам и может размножаться лишь в клетках, зараженных типом B.
    Ответить
  • int  | 15.02.2010 | 17:09 Ответить
    и не только в вирусном, у людей такое же разделение на генетическом уровне.
    Ответить
Написать комментарий

Другие новости


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»