Иностранные языки как тренировка для мозга

Интервью с Ольгой Драгой
«Троицкий вариант» №1(220), 17 января 2017 года

Ольга Драгой (ТрВ №1(220), 17 января 2017 г.)

Ольга Драгой

В течение пяти лет, к 2020 году, все российские школы должны перейти на новый стандарт обучения, в котором второй иностранный язык вводится с пятого класса как обязательный предмет. Теперь уже бывший министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов объяснил это нововведение тем, что иностранные языки развивают память и повышают интеллект детей. Зав. лабораторией нейролингвистики Высшей школы экономики (Москва), канд. филол. наук Ольга Драгой рассказала Инне Воробей о когнитивных процессах, происходящих в мозге при изучении новых языков.

— С какого возраста лучше начинать изучать иностранный язык?

— Есть несколько точек зрения на этот вопрос. Согласно одной, ребенку лучше сначала дать возможность познать свой родной язык, скажем, хотя бы до трех лет, а потом нагружать его другими языками. Эта точка зрения подкрепляется тем фактом, что при освоении сразу двух языков у ребенка возникает некоторая перегрузка. Мамам детей-билингвов (дети, которые говорят на двух языках. — Ред.) известны ситуации, когда ребенок просто замолкает на некоторое время. Он как бы переваривает всю эту ситуацию двух или более языков вокруг себя, мозг пытается их усвоить и берет паузу. Но потом, если ребенок здоровый, всё становится на свои места.

Согласно другой точке зрения, здоровый мозг справится со всем, поэтому давайте ему сразу два языка. А чтобы облегчить ребенку жизнь, можно четко разделить использование языков по разным ситуациям. Например, с папой я говорю только по-английски, а с мамой я говорю только по-русски, а в детском саду я говорю только на таком-то языке. Если есть такая четкая ориентация, то процесс одновременного усвоения нескольких языков проходит легче. Это никак не вредит ребенку. Опять же, если он здоровый, то его мозг со всем справится.

— А есть ли возрастной предел, после которого человеку уже невозможно выучить иностранный язык?

— Такого предела нет. Но чем раньше вы учите языки, тем, несомненно, лучше. С возрастом уменьшается пластичность мозга, но она не исчезает. Мы сохраняем способность к освоению новых навыков, в том числе и языковых, но такое освоение проходит уже не так легко, как в детстве. Это связано с тем, что, когда ребенок рождается, у него многие отделы мозга еще не развиты морфологически. Например, до определенного возраста у него незрелые лобные доли. Когда мы изучаем язык в раннем детстве, у нас мозг развивается одновременно с языком. Язык наглухо встраивается в структуру мозга и его функциональные связи, которые тоже развиваются с возрастом. А когда мозг, в основном, завершил свое развитие, тогда эта пластичность сокращается, но, конечно, не исчезает совсем.

— Сейчас в школах вводят второй иностранный язык. Каково Ваше отношение к этому?

— Каждая дополнительная когнитивная тренировка идет на пользу, если общая нагрузка на ребенка (да и на взрослого), не только по языкам, но и учитывая все остальные предметы, не приведет к когнитивному истощению. И в этом смысле я бы эту инициативу, несомненно, поддерживала.

— Какой язык лучше изучать первым: тот, который похож по структуре на родной язык, или, напротив, тот, который отличается от родного?

— Здесь мнения кардинально противоположны. С одной стороны, для того чтобы не происходило путаницы — например, у нас есть шесть падежей, а в другом языке три падежа, и всегда хочется какие-то параллели найти, — легче выучить тот язык, который совсем не похож на твой. Ты просто выучиваешь, что там есть другое, и оно не путается с тем, что есть у тебя.

Очень хороший пример — родовая система в немецком и голландском языках. Слова очень похожи, корень может быть один и тот же, может быть слово одно и то же, но они могут принадлежать к разным родам. И голландцы, и немцы, когда говорят на языках друг друга, всё время путают роды таких слов. Оппоненты же такой точки зрения скажут, что если у тебя в языке есть падежи, то тебе легче понять, что такое вообще падеж, и освоить эту грамматическую норму. Никаких четких, научно обоснованных данных, какая стратегия лучше, к сожалению, нет. И там и там есть свои плюсы и минусы.

— Различаются ли структуры мозга у тех, кто учил иностранный язык, и у тех, кто не учил?

— Принципиально география языка в мозге более-менее одинакова, есть индивидуальные различия. Всякая дополнительная когнитивная нагрузка тренирует мозг. У тех людей, которые постоянно себя когнитивно тренируют, на структурном уровне толщина серого вещества в определенных областях, степень связанности разных участков мозга, которые задействованы в решении этих когнитивных задач, отличаются от показателей тех людей, кто мозг свой не тренирует. У них и мышление более гибкое, они оперативнее решают общие когнитивные задачи. И в плане языка точно так же.

Билингвы всю жизнь переключаются между языками. А переключение между языками — это когнитивный контроль: в каждую единицу времени надо понимать, что ты находишься в этой языковой среде, а не в другой, нужно оттормаживать слова, конструкции другого языка и говорить только на каком-то одном языке. Происходит постоянная тренировка управляющих функций мозга. И ровно в этих регионах, где сидят эти управляющие функции, толщина коркового слоя у билингвов больше.

— Можно ли с помощью исследований мозга определить уровень владения иностранным языком?

— Есть электрофизиологические исследования головного мозга — когда с поверхности головы снимается электрическая активность мозга во время, например, речевой деятельности. Даже у очень высоко продвинутых пользователей иностранного языка, которые всё говорят и понимают идеально, всё равно электрофизиологическая картина, сопутствующая использованию этого языка, никогда не достигает монолингвальной (свойственной человеку, владеющему только своим родным языком. — Ред.). Они, говоря на иностранном языке, используют другие мозговые механизмы по сравнению с монолингвами. В этом смысле нельзя утверждать, что мозговые маркеры можно использовать для того, чтобы сказать, на каком уровне человек владеет языком. Таких стопроцентных мозговых маркеров нет.

Фото А. Карелиной

См. также: о Научно-учебной лаборатории нейролингвистики


0
Написать комментарий

    Элементы

    © 2005-2017 «Элементы»