Элементы Элементы большой науки

Поставить закладку

Напишите нам

Карта сайта

Содержание
Энциклопедия
Новости науки
LHC
Картинка дня
Библиотека
Видеотека
Книжный клуб
Задачи
Масштабы: времена
Детские вопросы
Плакаты
Научный календарь
Наука и право
ЖОБ
Наука в Рунете

Поиск

Подпишитесь на «Элементы»



ВКонтакте
в Твиттере
в Фейсбуке
на Youtube
в Instagram



Библиотека

 
Т. Дамур
«Мир по Эйнштейну». Глава из книги


Л. Франк
«Мой неповторимый геном». Глава из книги


В. Винниченко
Почему дельфины никогда не спят?



В память о Леониде Вениаминовиче Келдыше (07.04.1931–11.11.2016)


Н. Жизан
«Квантовая случайность». Глава из книги


Интервью с С. Ландо
Сергей Ландо: «Прорывы в математике плохо предсказуемы»


В. Гаврилов
Загадка зарянки


А. Левин
Астрономия темного


В. Мацарский
Бодался Чандра с сэром Артуром


О. Макаров
Секрет разделения







Главная / Новости науки версия для печати

Физика элементарных частиц в 2013 году


Рис. 1. Коллаж изображений, выбранных редакторами журнала Physics из подборки запомнившихся публикаций 2013 года в журналах Американского физического сообщества

Рис. 1. Коллаж изображений, выбранных редакторами журнала Physics из подборки запомнившихся публикаций 2013 года в журналах Американского физического сообщества. Изображение с сайта physics.aps.org

Первая фаза работы Большого адронного коллайдера завершена, и в физике элементарных частиц в минувшем году наступила некоторая передышка. На смену лихорадочному анализу данных, которым сопровождался весь 2012 год, пришел период тщательного осмысления текущей ситуации и планов на будущее. Из-за простоя LHC на первый план в 2013 году вышли другие эксперименты, изучающие элементарные частицы, — ускорительные, наблюдательные, а также связанные с астрофизическими исследованиями.

Что интересного было на коллайдере?

Основное внимание в физике элементарных частиц сейчас, да и в ближайшее годы, будет приковано к новым данным с Большого адронного коллайдера. 2012 год ознаменовался двумя важными результатами: открытием хиггсовского бозона и первыми указаниями на долгожданный сверхредкий распад Bs-мезона, очень важный для проверки многих теорий Новой физики. Распад бозона Хиггса на два фотона показывал тогда заметное отличие от Стандартной модели (СМ), которое теоретики принялись по-разному интерпретировать. Распад Bs-мезона хоть и согласовался с СМ, но всё равно оставлял простор для разнообразных теорий. Конечно, были и другие открытия и новые результаты, но никаких явлений, достоверно выходящих за рамки Стандартной модели, обнаружено не было.

В 2013 году коллайдер был остановлен на плановую модернизацию. Новые данные по столкновениям протонов не набирались, поэтому физики могли не торопясь проанализировать всю накопленную к тому времени статистику. За 2013 год экспериментальные группы завершили и опубликовали несколько сотен таких исследований для самых разных процессов; некоторые из них были описаны в нашей ленте новостей LHC. По итогам года ситуацию с ключевыми задачам коллайдера можно охарактеризовать так:

  • Картина с хиггсовским бозоном вырисовывается всё более и более пессимистичная: уточненные измерения находятся в согласии со Стандартной моделью. В марте коллаборация CMS, полностью перелопатив данные и перепроверив их интерпретацию, изменила свои выводы относительно распада бозона на два фотона. Если в 2012 году она вместе с сестринской коллаборацией ATLAS рапортовала о значительном усилении этого распада по сравнению со стандартными предсказаниями, то сейчас она видит ослабленный распад. Таким образом, загадка двухфотонного распада, которая будоражила воображение физиков весь 2012 год, внезапно улетучилась. Если в конце концов коллайдер тут и найдет какое-то отклонение, то оно будет очень небольшим. А уже в конце года были представлены данные по распаду бозона Хиггса на частицы материи (рис. 2); здесь тоже всё оказалось на редкость стандартным.
    Рис. 2. Реконструкция события-кандидата в рождение и распад хиггсовского бозона на два тау-лептона, зарегистрированного детектором ATLAS

    Рис. 2. Реконструкция события-кандидата в рождение и распад хиггсовского бозона на два тау-лептона, зарегистрированного детектором ATLAS. Анализ таких распадов бозона Хиггса на частицы материи подтверждает стандартность открытого бозона. Изображение с сайта twiki.cern.ch

  • Распад Bs-мезона на мюон-антимюонную пару был окончательно подтвержден и перешел в категорию полноценных открытий. Он тоже согласуется со Стандартной моделью. Впрочем, погрешность измерения пока составляет 25%, поэтому тут остается возможность для обнаружения существенных отклонений.
  • Поиски суперсимметрии десятками разных способов неизменно давали отрицательный результат. Это, конечно, не закрыло суперсимметрию как идею, но как минимум развеяло надежды многих физиков на целый фейерверк новых эффектов при относительно небольших энергиях. Теперь теоретики вынуждены пересматривать свое отношение к этой теории и к тому, что от нее ждать в дальнейшем.
  • Продолжая тему суперсимметрии, к результатам 2013 года, но уже в теоретической физике частиц, стоит отнести и постепенно приходящее понимание, что эти отрицательные данные не так губительны для суперсимметрии, как теоретикам казалось год-два назад. Выясняется, что даже простые разновидности суперсимметричных моделей можно без особого труда согласовать с нынешними данными. Насколько естественной с точки зрения теории является такая «натяжка» этих моделей — еще один вопрос, которому теоретики стали уделять всё больше внимания.

Справедливости ради надо сказать, что не все результаты, полученные на Большом адронном коллайдере, находятся в идеальном согласии со Стандартной моделью; примеры по конкретным темам можно найти на странице научных результатов коллайдера. Однако ни одно отклонение не является пока статистически значимым.

Все описанные выше результаты, конечно, сильно сбили тот научный ажиотаж, которым сопровождался запуск коллайдера. Однако они не означают, что этот коллайдер уже ни на что уже не сгодится. Как раз напротив — с новым сеансом работы, который состоится в 2015-2017 годах, связаны новые, и даже, пожалуй, более обоснованные, ожидания. Во-первых, повысится энергия столкновений, а значит, станут возможными те реакции, которые не шли до сих пор. Во-вторых, в несколько раз возрастет светимость коллайдера. Сейчас физики уже не «ныряют в неизвестность», они четко представляют себе, какие измерения и с какой примерно точностью они в любом случае смогут выполнить — и в этих измерениях тоже может скрываться сюрприз. И даже если этот второй этап работы никаких открытий не принесет, спустя еще несколько лет запланирована следующая фаза работы на еще более высокой светимости. Полезно помнить, что нынешняя статистика — это сущие проценты от того объема информации, который будет у физиков через 10 лет, так что торопиться с выводами пока очень рано.

За пределами Большого адронного коллайдера

Физика элементарных частиц изучается не только на Большом адронном коллайдере; в мире сейчас работает несколько десятков других ускорительных экспериментов. В отличие от многоцелевого LHC, они предназначены для своих, иногда довольно специальных, задач, и, хоть они не могут похвастаться огромными энергиями, с этими своими задачами они справляются. Это, например, коллайдеры, рассчитанные на более низкие энергии, либо совсем специальные эксперименты, которые тщательно изучают свойства элементарных частиц, стараясь добиться рекордной точности или зарегистрировать очень редкие явления.

Интересный результат касательно свойств адронов был получен в минувшем году коллаборацией BESIII на китайском ускорителе BEPC и коллаборацией Belle в японском ускорительном центре KEK. Оба эксперимента изучили процесс рождения набора частиц π+πJ/ψ в электрон-позитронных столкновениях и благодаря этому открыли новое четырехкварковое состояние Zc(3900) (см. рис. 3).

Рис. 3. Распределение событий по инвариантной массе пары π+J/ψ (слева: данные BESIII, справа: данные Belle)

Рис. 3. Распределение событий по инвариантной массе пары π+J/ψ (слева: данные BESIII, справа: данные Belle). Четкий пик при массе 3,9 ГэВ указывает на наличие новой структуры с экзотическими свойствами Zc(3900). Изображения из обсуждаемых статей

Строго говоря, пока еще не доказано, что Zc(3900) — именно цельная частица; это может быть просто аномально сильно взаимодействующая пара D-мезонов. Поэтому экспериментаторы в своих сообщениях говорят осторожно: обнаружена новая структура с экзотическими свойствами. Но если это именно полноценная частица, то она должна состоять из двух кварков и двух антикварков, связанных сильным взаимодействием в единое целое. Такие многокварковые частицы — исключительно редкое явление в семействе адронов. Обычно все мезоны состоят из кварка и антикварка, и до недавнего времени вообще не было известно, допускает ли природа более сложные образования. Первый пример четырехкваркового состояния был открыт лишь 10 лет назад, и с тех пор семейство экзотических адронов пополнялось очень неохотно. Новая частица интересна тем, что она совершенно надежно свидетельствует о наличии как минимум четырех кварков. Судя по ее массе и распаду, она должна содержать c-анти-c-пару, как и другие состояния чармония. Но такая пара была бы электрически нейтральна, в то время как Zc(3900) заряжена; значит, в ней присутствуют другие кварки.

Поиск тонких свойств и сверхредких процессов ознаменовался в 2013 году двумя очень заметными результатами. Во-первых, заработал эксперимент нового поколения ACME по поиску электрического дипольного момента (ЭДМ) электрона. В рамках Стандартной модели эта характеристика электрона должна быть исключительно мала, намного меньше погрешностей современных экспериментов, поэтому все попытки ее измерить до сих пор давали нулевой результат. Однако в некоторых вариантах Новой физики ЭДМ электрона может быть очень усилен, и если это так, то поиски должны вскоре увенчаться успехом. Поэтому задача экспериментаторов — постараться повысить точность, чтобы уловить слабый эффект от ненулевого ЭДМ. Эксперимент ACME резко уменьшил погрешность измерения впервые с начала 2000-х годов, но результат оказался по-прежнему нулевым. Однако это только первая ласточка; в ближайшие годы следует ожидать дальнейшего улучшения точности, как в ACME, так и в других экспериментах.

Рис. 4. Схематическое изображение события, похожего на распад мюона на электрон и фотон, в детекторе MEG

Рис. 4. Схематическое изображение события, похожего на распад мюона на электрон и фотон, в детекторе MEG. Изображение с сайта meg.web.psi.ch

Во-вторых, коллаборация MEG сообщила о новых результатах поиска исключительно редкого распада мюона на электрон и фотон (рис. 4). В рамках Стандартной модели вероятность этого распада невообразимо мала, меньше 10–50, поэтому любая надежно зарегистрированная величина будет свидетельствовать о Новой физике. В своей статье коллаборация MEG в пять раз улучшила свой же результат двухлетней давности. Искомый распад по-прежнему не видно, но теперь ограничение сверху на его вероятность составляет 5,7·10–13. Также в этом году был представлен проект модернизации этого эксперимента, который позволит улучшить это ограничение еще на порядок.

Результаты на пересечении физики частиц и астрофизики

Рис. 5. Обложка журнала Science за 22 ноября 2013 года с изображением отклика, который оставило нейтрино с энергией 250 ТэВ, зарегистрированное детектором IceCube

Рис. 5. Обложка журнала Science за 22 ноября 2013 года с изображением отклика, который оставило нейтрино с энергией 250 ТэВ, зарегистрированное детектором IceCube. Изображение с сайта sciencemag.org

Свойства элементарных частиц можно изучать, не только воссоздавая их в лаборатории, но и наблюдая потоки частиц, приходящих к нам из космоса. Конечно, условия здесь не такие «стерильные», как в лаборатории, но зато Вселенная способна разгонять частицы до таких энергий, которые нам пока недоступны.

Выдающимся результатом 2013 года стала первая регистрация нейтрино сверхвысоких энергий в нейтринном телескопе IceCube (рис. 5). Это огромная, с кубический километр, сеть светочувствительных датчиков, погруженных в толщу антарктического льда и наблюдающих за свечением от широкого ливня, порожденного частицей высокой энергии. Количество света, собранного датчиками, сообщает о выделившейся энергии, а точный момент срабатывания каждого из них позволяет восстановить картину распространения ливня частиц, а значит, и определить направление, с которого пришло нейтрино.

До сих пор IceCube регистрировал только нейтрино умеренно большой энергии, которые могли бы быть вызваны и нейтрино, появившимися в земной атмосфере при столкновении высокоэнергетических частиц космических лучей. Однако в двух статьях, опубликованных в этом году (M. G. Aartsen et al. First Observation of PeV-Energy Neutrinos with IceCube и IceCube Collaboration. Evidence for High-Energy Extraterrestrial Neutrinos at the IceCube Detector), коллаборация IceCube сообщает, что ей удалось набрать достаточное количество событий с экстремально высокими энергиями нейтрино. В двух случаях энергии нейтрино превышали даже 1 ПэВ (петаэлектронвольт), что в 250 раз больше энергии протонов в Большом адронном коллайдере!

Такое количество нейтрино высокой энергии на атмосферный источник уже не спишешь. Таким образом, детектор IceCube впервые поймал настоящие космические нейтрино сверхвысоких энергий, приходящие откуда-то из глубокого космоса и несущие информацию о произошедших там процессах с огромной концентрацией энергии. Благодаря тому, что нейтрино пролетают насквозь все преграды и не отклоняются магнитным полем галактики, они позволяют по-новому взглянуть на такие процессы, открывают нам «нейтринное зрение».

На рис. 6 показано распределение по небу всех 28 высокоэнергетических нейтрино с энергией выше 30 ТэВ, зарегистрированных детектором IceCube. Любопытно, что сразу пять событий образуют некий компактный кластер, и это может навести на мысль, что все они, возможно, испущены каким-то одним исключительно мощным космическим источником нейтрино. К сожалению, статистическая проверка показывает, что пока что этот вывод необоснован — такая кластеризация вполне могла сложиться и случайно. Но ситуация может стать более интересной, когда статистика возрастет еще в несколько раз.

Рис. 6. Распределение по небу 28 нейтринных событий с энергией выше 30 ТэВ, зарегистрированных детектором IceCube

Рис. 6. Распределение по небу 28 нейтринных событий с энергией выше 30 ТэВ, зарегистрированных детектором IceCube. Цветом показаны восстановленные направления прилета нейтрино в пределах погрешностей; бледный цвет показывает, что данное нейтринное событие плохо отделяется от атмосферного нейтринного фона, яркий цвет означает, что нейтринное событие гарантированно имеет космическое происхождение. События нанесены на карту неба в галактических координатах. Изображение с сайта sciencemag.org

В минувшем году были получены новые экспериментальные результаты по прямому поиску частиц темной материи. Самым значимым известием стали первые результаты эксперимента LUX, обнародованные в октябре. Это большой подземный детектор на жидком ксеноне, первая ласточка нового поколения детекторов с массой рабочего вещества около тонны, которые в ближайшие годы присоединятся к этой гонке. Детектор LUX не увидел надежных свидетельств в пользу столкновений, вызванных частицами темной материи, и тем самым установил более жесткие ограничения на сечение столкновения этих частиц с рабочим веществом.

Но интересно тут даже не столько само это ограничение, сколько то, что эти данные идут вразрез с сообщениями о наблюдении (а точнее, об указании на существование) частиц темной материи в эксперименте CDMS. Самые последние результаты новой фазы работы CDMS были опубликованы в декабре. Коллаборация по-прежнему настаивает, что видит некоторый сигнал, который можно интерпретировать как проявление частиц темной материи с массой около 9 ГэВ. Как согласовать друг с другом эти конфликтующие результаты, пока неясно.

Если наземные детекторы стараются зарегистрировать частицы с высокой проникающей способностью (нейтрино, темная материя), то спутниковые наблюдательные эксперименты изучают космические лучи заряженных частиц — прежде всего, протонов, легких ядер, электронов, а также их античастиц. Особый интерес для физиков представляют загадки, связанные с позитронами с энергиям порядка 100 ГэВ и выше, которые наделали много шума несколько лет назад. В этом году были опубликованы первые данные с нового большого спутникового детектора AMS-02. Вкратце, AMS-02 тщательно промерял ту область энергий, где прошлые эксперименты наблюдали некие странности, и эти странности подтвердились. Однако у AMS-02 есть возможность подняться еще сильнее по шкале энергий и тем самым, возможно, сделать новые открытия. К этому анализу коллаборация только приступает. А теоретики тем временем продолжают ломать копья вокруг загадки космических позитронов.

Общественно значимые события

Физика элементарных частиц в этом году по-прежнему была на слуху у широкой публики. Главным информационным поводом, конечно, стало присуждение Нобелевской премии по физике Франсуа Энглеру и Питеру Хиггсу. Этой премией были отмечены их работы полувековой давности, в которых были заложены теоретические основы важного явления, которое сейчас носит название хиггсовский механизм. После того как год назад в ЦЕРНе было объявлено об открытии хиггсовского бозона — частицы-отголоска этого механизма, — вопрос с присуждением премии был, по существу, решен.

Значительный интерес, сопровождавшийся, впрочем, довольно широким спектром откликов, вызвало и очередное присуждение новой «Премии по фундаментальной физике» (Fundamental Physics Prize), которую создал и спонсирует российский бизнесмен Юрий Мильнер. В этом году были объявлены лауреаты этой премии за 2014 год: премию получат Майкл Грин и Джон Шварц за их выдающийся вклад в создание и развитие теории суперструн.

Ну а если вернуться от широкой публики к физикам, изучающим мир элементарных частиц, то для них куда более важным стало мероприятие Snowmass 2013 — длинный процесс подведения итогов и формирования нового видения целей и задач физики частиц в ближайшем будущем. Несмотря на то что некоторый упор в нем был сделан на роли США, главный результат этого процесса — длинный список очень подробных обзоров самых разных аспектов физики частиц — будет полезен практически всем исследователям.

Источники:
1) BESIII Collaboration. Observation of a Charged Charmoniumlike Structure in e+e → π+πJ/ψ at vs=4.26 GeV // Phys. Rev. Lett. 110, 252001 (2013); статья также доступна как е-принт arXiv:1303.5949.
2) Belle Collaboration. Study of e+e → π+πJ/ψ and Observation of a Charged Charmonium-like State at Belle // Phys. Rev. Lett. 110, 252002 (2013); статья также доступна как е-принт arXiv:1304.0121.
3) The ACME Collaboration. Order of Magnitude Smaller Limit on the Electric Dipole Moment of the Electron // Science (2013), предварительная публикация онлайн 19 декабря 2013 г.; статья также доступна как е-принт arXiv:1310.7534.
4) J. Adam et al. (MEG Collaboration). New Constraint on the Existence of the μ+ → eγ Decay // Phys. Rev. Lett. 110, 201801 (2013); статья доступна как е-принт arXiv:1303.0754.
5) M. G. Aartsen et al. (IceCube Collaboration). First Observation of PeV-Energy Neutrinos with IceCube // Phys. Rev. Lett. 111, 021103 (2013); статья доступна как е-принт arXiv:1304.5356.
6) IceCube Collaboration. Evidence for High-Energy Extraterrestrial Neutrinos at the IceCube Detector // Science 342, 1242856 (2013); статья доступна как е-принт arXiv:1311.5238.
7) D. S. Akerib et al. First results from the LUX dark matter experiment at the Sanford Underground Research Facility // е-принт arXiv:1310.8214.
8) R. Agnese et al. (CDMS Collaboration). Silicon Detector Dark Matter Results from the Final Exposure of CDMS II // Phys. Rev. Lett. 111, 251301 (2013); статья также доступна как е-принт arXiv:1304.4279.
9) M. Aguilar et al. (AMS Collaboration). First Result from the Alpha Magnetic Spectrometer on the International Space Station: Precision Measurement of the Positron Fraction in Primary Cosmic Rays of 0.5–350 GeV // Phys. Rev. Lett. 110, 141102 (2013).

См. также:
1) Highlights of the Year — подборка наиболее запомнившихся результатов, опубликованных в 2013 году в журналах Американского физического сообщества.
2) Большой адронный коллайдер — проект на «Элементах».
3) Публикации результатов LHC за последние 12 месяцев.
4) Хиггсовский бозон: открытие и планы на будущее, «Элементы», 16.07.2012.
5) Распад бозона Хиггса на частицы материи еще сильнее указывает на его стандартность, «Элементы», 09.12.2013.
6) Результаты CMS и LHCb по распаду Bs → μ+μ объединены, «Элементы», 29.07.2013.
7) Суперсимметрия в свете данных LHC: что делать дальше?, «Элементы», 01.07.2013.
8) Первые результаты эксперимента ACME: электрический дипольный момент электрона по-прежнему нулевой, «Элементы», 30.12.2013.
9) F. Halzen. Observing high-energy neutrinos with IceCube // SPIE Newsroom, 26 November 2013.
10) Эксперимент LUX пока не обнаружил частицы темной материи, «Элементы», 31.10.2013.
11) R. F. Lang. Ups and Downs in the Search for Dark Matter // Physics 6, 136 (2013).
12) Первые результаты эксперимента AMS-02 интересны, но сенсаций не принесли, «Элементы», 04.04.2013.
13) Нобелевская премия по физике — 2013, «Элементы», 10.10.2013.
14) Крупнейшее совещание Snowmass-2013 подводит итоги, «Элементы», 06.11.2013.
15) Сайт премии Fundamental Physics Prize.

Игорь Иванов


Комментарии (12)



Последние новости: ФизикаИгорь Иванов

13.10
Ядерная материя близка к точке квантового фазового перехода
10.10
Нобелевская премия по физике — 2016
22.08
Наконец-то обнаружен аналог излучения Хокинга в холодном квантовом газе
17.08
Спектроскопия мюонного дейтерия обострила проблему с радиусом протона
12.08
ПК обогнал суперкомпьютеры в решении задачи трехчастичного рассеяния
05.08
Двухфотонный пик исчез в новых данных коллайдера
27.07
Рекордные по чувствительности эксперименты LUX и PandaX пока не поймали частицы темной материи
20.06
LIGO поймала новые всплески гравитационных волн
27.04
Теоретики продолжают искать объяснения двухфотонному пику
01.04
Обнаружены коллективные эффекты в поведении физиков-теоретиков

Научная картинка дня


Новости науки по темам: антропология, археология, астрономическая научная картинка дня, астрономия, биология, биотехнологии, генетика, геология, затмения, информационные технологии, космос, лингвистика, математика, медицина, нанотехнологии, наука в России, наука и общество, Нобелевские премии, палеонтология, Первое апреля, психология, технологии, физика, химия, эволюция, экология, энергетика, этология

Новости науки по авторам: Валентин Анаников, Дарья Баранова, Вера Башмакова, Александр Бердичевский, Максим Борисов, Варвара Веденина, Александр Венедюхин, Михаил Волович, Михаил Гарбузов, Алексей Гиляров, Дмитрий Гиляров, Сергей Глаголев, Евгений Гордеев, Николай Горностаев, Владимир Гриньков, Дмитрий Дагаев, Юрий Ерин, Анастасия Еськова, Дмитрий Жарков, Андрей Журавлёв, Дмитрий Замолодчиков, Игорь Иванов, Вячеслав Калинин, Павел Квартальнов, Мария Кирсанова, Дмитрий Кирюхин, Александр Козловский, Юлия Кондратенко, Артем Коржиманов, Ольга Кочина, Аркадий Курамшин, Виталий Кушниров, Иван Лаврёнов, Алексей Левин, Андрей Логинов, Сергей Лысенков, Лейла Мамирова, Александр Марков, Мария Медникова, Вадим Мокиевский, Григорий Молев, Тарас Молотилин, Антон Морковин, Марат Мусин, Максим Нагорных, Елена Наймарк, Алексей Опаев, Петр Петров, Александр Пиперски, Константин Попадьин, Сергей Попов, Роман Ракитов, Татьяна Романовская, Александр Самардак, Александр Сергеев, Андрей Сидоренко, Виктория Скобеева, Даниил Смирнов, Павел Смирнов, Дарья Спасская, Любовь Стрельникова, Дмитрий Сутормин, Алексей Тимошенко, Александр Токарев, Александр Храмов, Мария Шнырёва, Сергей Ястребов, Светлана Ястребова

Новости науки по месяцам: 2016 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2015 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2014 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2013 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2012 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2011 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2010 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2009 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2008 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2007 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2006 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I  2005 XII, XI, X, IX, VIII, VII, VI, V, IV, III, II, I 

Новости науки почтой (рассылка на Subscribe.ru):

 


Где еще почитать научные новости: «Биомолекула», «Вокруг света», Газета.ру. Наука, «Индикатор», «Наука и жизнь», Наука и технологии РФ, «Научная Россия», «Популярная механика», РИА Наука, «Чердак», N+1, Naked Science

 


при поддержке фонда Дмитрия Зимина - Династия