Открытие аргона

Благородный газ аргон был открыт благодаря небольшим расхождениям в результатах двух измерений.

В 1892 году британский ученый Джон Стретт, более известный нам как лорд Рэлей (см. Критерий Рэлея), занимался одной из тех однообразных и не слишком увлекательных работ, без которых тем не менее не может существовать экспериментальная наука. Он исследовал оптические и химические свойства атмосферы, поставив перед собой цель измерить массу литра азота с точностью, которой до него никому не удавалось достичь.

Однако результаты этих измерений казались парадоксальными. Масса литра азота, полученного методом удаления из воздуха всех других известных тогда веществ (таких, как кислород), и масса литра азота, полученного посредством химической реакции (пропусканием аммиака над нагретой до красного каления медью) оказывались разными. Получалось, что азот из воздуха на 0,5% тяжелее азота, полученного химическим путем. Это расхождение не давало Рэлею покоя. Убедившись, что никаких ошибок в эксперименте допущено не было, Рэлей опубликовал в журнале Nature письмо, в котором спрашивал, не может ли кто-нибудь объяснить причину этих расхождений.

Сэр Уильям Рамзай (Рэмзи) (Sir William Ramsay, 1852–1916), работавший в то время в Университетском колледже в Лондоне, ответил Рэлею на это письмо. Рамзай предположил, что в атмосфере может присутствовать не открытый еще газ, и для выделения этого газа предложил использовать новейшее оборудование. В проведенном эксперименте обогащенный кислородом воздух, смешанный с водой, подвергался воздействию электрического разряда, что вызывало соединение атмосферного азота с кислородом и растворение образующихся окислов азота в воде. К концу эксперимента, после того как весь азот и кислород из воздуха уже были исчерпаны, в сосуде все еще оставался маленький пузырек газа. Когда через этот газ пропустили электрическую искру и подвергли его спектроскопии, ученые увидели неизвестные ранее спектральные линии (см. Спектроскопия). Это означало, что был открыт новый элемент. Рэлей и Рамзай опубликовали свои результаты в 1894 году, назвав новый газ аргоном, от греческого «ленивый», «безразличный». А в 1904 году оба они за эту работу получили Нобелевскую премию. Однако она не была разделена между учеными, как это принято в наше время, а каждый получил премию в своей области — Рэлей по физике, а Рамзай — по химии.

Имел место даже своего рода конфликт. В то время многие ученые полагали, что «владеют» отдельными областями исследований, и не было до конца ясно, давал ли Рэлей Рамзаю разрешение работать над этой проблемой. К счастью, оба ученых оказались достаточно мудры, чтобы осознать преимущества совместной работы, и, сообща опубликовав ее результаты, они исключили возможность неприятной борьбы за первенство.


2
Показать комментарии (2)
Свернуть комментарии (2)

  • NatanYrlin  | 12.10.2011 | 03:57 Ответить
    Чё то непонятно, Менделеев открыл таблицу элементов в 1864 году, а эти в конце века как-будто не знали, что ещё не открыт газ с заранее предсказанными свойствами.
    Ответить
    • SoKoBaN > NatanYrlin | 02.02.2012 | 15:29 Ответить
      В том-то и дело, что Менделеев в своей таблице не предусмотрел группы для инертных газов. В его время атомистическая теория еще не заняла прочного положения в науке, а о самом строении атома ученые не могли знать больше, чем мы сейчас знаем о свойствах вещества в центре черной дыры. Менделеев лишь заметил, что расположенные в порядке возрастания своих удельных весов химические элементы проявляют ПЕРИОДИЧЕСКИЙ плавный переход от металлических свойств к неметаллическим и резкий обратный скачок к металлам. Менделеев, для удобства классификации, разорвал один длинный ряд на несколько периодов, как раз в точках скачкообразного перехода к металлическим свойствам. Получил таблицу, в левых колонках которой собрались все известные на тот момент активные металлы, а в правых - активные неметаллы (окислители). Немного поломал голову над водородом, но, в конце концов, выделил ему целый 1-й период. Однако в получившейся таблице остались дырки, чем Менделеев сразу же и воспользовался - он крикнул что должны быть обнаружены такие-то элемены с такими-то свойствами, которые и не замедлили обнаружиться. Но поскольку у Менделеева как и у Ньютона (который как известно гипотез не измышлял), совершенно не было объяснения обнаруженной им закономерности, ибо он представления не имел, почему периоды именно такой длины, а не другой (для этого надо знать устройство электронных оболочек разных атомов), то он и этот ваш аргон долго не желал признавать и только после открытия других "благородных" газов, скрепя сердце выделил им отдельную группу, удлиннив все периоды на один.
      Ну тут мутная история, похоже прогрессивные ученые Запада сами догадались ввести дополнительную группу и теперь в Европе таблицу Менделеева "Таблицей Менделеева" не называют - "периодическая таблица" и все.
      Конечно, будь Дмитрий Иванович таким же жадным и скверным по характеру как дядя Исаак, он бы этого так не оставил. Но он был добрым бородатым дедушкой, летал на воздушном шаре (факт), да изобретал водку (миф), поэтому все осталось как есть.
      Ответить
Написать комментарий
Элементы

© 2005-2017 «Элементы»