Чары рабынь

Задача

Ниже даны словосочетания среднеегипетского языка (языка эпохи Среднего царства, XXII–XVIII вв. до н. э.) в иероглифической записи и принятой транскрипции — без указания гласных, с разбивкой на слова и разделением значащих частей слов точкой.

Нестрогость египетской орфографии, помимо стремления графически красиво расположить соседние знаки, еще и в том, что в ней допускались наряду со стандартными и архаические способы написания слов или их форм, так что писец мог выбирать форму записи в соответствии со своими представлениями о ее красоте и уместности (см. задачу «Имена фараонов»).

Чары рабынь

Задание. Заполните пропуски.


Подсказка

Можно заметить, что:
1) в русских переводах даны двухсловные сочетания определенной структуры, а в египетской транскрипции выделены по три слова;
2) иероглифов в каждой записи больше, чем знаков в транскрипции, — это может означать, что не все знаки читаемые.


Решение

1) В русских переводах даны однотипные словосочетания: в них обозначены предметы, принадлежащие (относящиеся, предназначенные) кому/чему-либо. В египетской транскрипции им соответствуют три слова вместо двух русских. Поскольку в русском языке значение принадлежности передается окончанием родительного падежа, можно предположить, что в египетском оно передается отдельным словом. Сравнивая примеры, замечаем, что в средней позиции присутствуют слова: n, n.t, n.w — с общим корнем n и разными «окончаниями» t, w, которые повторяют последний согласный предшествующего слова. Можно предположить, что здесь имеет место согласование с первым словом (возможно, по числу и по роду). Также видно, что n чаще всего передается знаком типа волны, n.t — знаками волны и полукруга, а n.w  — по-видимому, знаками типа горшка и вертикального штриха.

2) Число иероглифов в каждом примере больше, чем число знаков в транскрипции. Кроме того, известно что гласные обычно на письме не передавались, хотя иногда обозначались знаками для слабых согласных: w, ‘i (=j), ?(=гортанная смычка). Отсюда следует, что не все знаки имеют чтения. Тогда для чего они нужны? В примерах 2, 6 и 5 на конце изображена женская фигурка — в переводах речь о рабыне, рабынях и сестре. По-видимому, эти знаки — смысловые подсказки, указывающие категорию того, о ком/чем речь.

3) В примере 5 после фигурки, а также в примере 7 при мужской сидящей фигурке добавлены три вертикальных штриха, которые очевидно передают множественное число. Три штриха, расположенные не сбоку, а под фигуркой, есть и в примерах 2 и 3, что также соответствует множественному числу. По-видимому, способ их расположения не важен.

Однако три штриха присутствуют и в примерах 4, 6 и 7, хотя в их переводах нет множественного числа — речь идет о зерне, ячмене и вине. Но это неисчисляемые понятия (слово зерно может иметь значение как одного зернышка, так и массы). Значит, такого рода множественность тоже могла обозначаться тремя штрихами, как и для исчисляемых понятий. Заметим также, что вариантами записи «зерно» в примере 4 являются три кружочка на конце или один кружочек и три штриха. Значит, кружочек использован здесь так же, как женская и мужская фигурки, — как знак смысловой категории. И значит, можно повторить три раза подобный знак, чтобы выразить значение множественности. Мы видим утроение знаков в примерах 5 и 9 — по-видимому, они тоже связаны с обозначением множественности. Далее можно заметить, что в фонетической записи множественность для лиц женского пола выражается окончанием wt, для мужского, по-видимому, w.

Для неисчисляемых понятий она не передается в слове — лишь в записи! Нет ее специального выражения и в форме n.t, согласованной только по женскому роду.

4) Несколько раз встречается единичный штрих — в примерах 1, 2, 4, 5 и 9. В трех первых случаях речь идет о единичных объектах, но в 5 очевидно нет, так что один штрих нельзя связать с единичностью. К тому же единичные объекты присутствуют и в других примерах, но без штриха. Сравнивая записи «раб» и «рабыня» (hm, hm.t), мы видим, что они различаются, кроме конечных фигурок, средним знаком: штрихом для «раба» и полукругом для «рабыни». Из 1 и 3 можно понять, что полукруг соответствует t и, по-видимому, обозначает женский род. Тогда первый знак типа восьмерки (изображено ярмо) должен соответствовать в транскрипции слову hm. Значит, некоторые слова могут записываться одним знаком по значению, но дополняться либо штрихом, либо знаком для t (женский род). Один штрих имеется и при знаке для дома (pr), и при знаке типа «горшок» (n.w). Отсюда можно предположить, что один штрих отмечает иероглифы, соответствующие отдельным словам, если при них нет окончания женского рода. Это подтверждается, в частности, примером 4, где ‘зерно’ записывается с помощью нескольких звуковых знаков (в отличие от ‘дом’).

5) Итак, мы выяснили, что иероглифы могут соответствовать разным категориям знаков: либо смысловым, либо звуковым, либо словесным (см. подробнее в Послесловии). При этом один и тот же знак может употребляться в разных функциях (например, «дом»). А слово может записываться либо звуковыми знаками, либо одним словесным со знаком штриха или полукругом, и во всех случаях дополнительным смысловым знаком. Слово во множественном числе или со смыслом неисчисляемой множественности может записываться добавлением тройного штриха либо утроением последнего знака.

6) Теперь мы можем выполнить задание.

Пример 8 переводится буквально как «*чара вина», но имеется в виду не чаша (чарка), а скорее ‘очарование, колдовство’. В русском языке чары не используются в этом значении в единственном числе.

Пример 9 должен транскрибироваться так: pr.w n.w hm.w, что означает ‘дома рабов’.

Пример 10 должен транскрибироваться: pr.t n.t ‘it. А записать его можно как минимум четырьмя способами: ‘зерно’ двумя способами (пример 4)  — «волна»-«полукруг» — ‘ячмень’ двумя способами (как в 6 или «корзина»-«кружочек»-три штриха). И кроме того, ‘ячмень’ можно записать как три «корзины» (что дает еще два способа записи).


Послесловие

Когда в XVII–XVIII вв. европейцы заинтересовались египетскими иероглифами, тайна чтения которых давно была утеряна, возобладало мнение, что каждый иероглиф обозначает слово; поэтому его нельзя прочесть — можно только догадываться, что значит каждый знак по сходству изображения. Жан-Франсуа Шампольон сумел понять, что знаки делятся на читаемые и нечитаемые, смысловые, которые были названы «детерминативы», то есть определители, добавлявшиеся в конце слова. В результате многолетней работы он сумел в 1822 году дешифровать египетское письмо и прочесть те надписи, которые более полутора тысяч лет никто не мог прочесть. Правда, он не сумел выделить многие словесные знаки, считая их сокращенной фонетической записью, которую, впрочем, при чтении всегда восстанавливал. Впоследствии Карл Рихард Лепсиус уточнил характер читаемых знаков — словесных и звуковых (односогласных, двусогласных, трехсогласных).

Различие в словесных и звуковых знаках видно в примере 4. Его можно интерпретировать двояко: 1) знак «скобки» ("дом’) используется и при передаче слова дом [pr], и слова зерно [pr.t]; если раскладывать по «элементам», получается, что этот знак может читаться [p], тогда знак | должен читаться как [r] (а в других примерах этого не получается), и так же, как [r], должен читаться знак «линзы» ('рот'); поскольку мы решили, что штрих | вовсе не читается, то «скобка» [p] соответствует только началу слова [pr] и является его сокращенной звуковой записью (но в транскрипции [r] почему-то присутствует); 2) можно посчитать, что «скобка» читается как [pr], тогда в слове зерно знак «линза» может быть своеобразной подсказкой чтения, тоже [r], а штрих при «скобке» должен указывать, что «скобку» нужно читать и понимать как целое слово дом. В данной задаче разумно принять вторую версию — она более соответствует транскрипции.

Шампольон пошел по первому пути, считая знаки типа «дом» чисто звуковыми с одним согласным. Тогда получалось много разных знаков с одинаковым чтением. Лепсиус пошел по второму пути и показал, что в системе существовали знаки словесные, а также производные от них чисто звуковые, которые, как и слова, могли включать два и даже три согласных (какие гласные были между ними, сказать невозможно).

Знак отдельного штриха в разные эпохи употреблялся по-разному, но обычно его трактуют как указание на словесное чтение единичного знака: «читай то, что изображено» или «читай это как слово». Служебное слово, обозначающее принадлежность, согласуется с именем обладаемого: дома, принадлежащие братьям; раб, принадлежащий сыну; для слов женского рода нет различия по числу.


1
Показать комментарии (1)
Свернуть комментарии (1)

  • Олег Чечулин  | 17.03.2017 | 18:22 Ответить
    А как узнали, что каким согласным соответствовало?
    Ответить
Написать комментарий

Другие задачи


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»