Ни два ни полтора

Задача

Слова, у которых похоже устроено значение, обычно и ведут себя похожим образом. Скажем, слова куча и груда называют исчисляемые неодушевленные предметы. Эти слова одинаково изменяются: для обоих важны категории числа и падежа, а остальные словоизменительные категории неважны (оба слова не изменяются, например, по времени или роду). Кроме того, куча и груда одинаково ведут себя при образовании синтаксических связей с другими словами. Например, они могут иметь определение, выраженное прилагательным, которое будет согласовываться с ними по роду, числу и падежу: вот красивая куча/груда; вижу красивые кучи/груды (но не *вижу красивых куч/груд, так как слова неодушевленные). Оба слова могут управлять существительным в родительном падеже множественного числа: вот куча вещей, вот груда хрящей.

Куча и груда чуть-чуть отличаются, например, от слова темнота, которое называет неисчисляемый предмет, и от которого довольно трудно образовать множественное число. Еще больше отличаются они от слова красивый, которое называет не предмет, а признак, и которое изменяется не только по числу и падежу, но и по роду (да еще к тому же может иметь полную и краткую форму, а также разные степени сравнения), и по-другому ведет себя в предложении (например, родительным падежом множественного числа управлять не может, нельзя сказать *вот красивый вещей). Слово танцевать называет действие и еще больше отличается от кучи и груды и морфологически, и синтаксически.

Принцип «похожее значение — похожее формальное поведение», однако, далеко не абсолютен. Вот одно исключение. Счетные слова один, два, три, пять, сто, тысяча и т. д. с точки зрения значения устроены одинаково (все обозначают количество), но ведут себя при этом, как мы увидим ниже, совершенно по-разному. В некоторых грамматиках все эти слова называют количественными числительными (для простоты мы будем придерживаться этой терминологии). В других отмечают, что тогда разряд количественных числительных оказывается чрезвычайно разнородным, и исключают из него некоторые счетные слова — но неоднородность всё равно остается!

Как именно классифицировать счетные слова — вопрос до некоторой степени схоластический, а вот их неоднородность — интересное (и, забегая вперед, неслучайное) лингвистическое явление. Британский лингвист Гревиль Корбет (Greville G Corbett) описал любопытную закономерность в этой неоднородности. Вам предлагается самостоятельно обнаружить ее, выполнив сначала упражнение. Ниже приводится (с поправками) таблица из статьи Корбета 1978 года.

Тест Слово
один два три пять сто тысяча миллион
1 Согласуется с сущ. по числу +
2 Всегда согласуется с сущ. по ... +
3 Согласуется с сущ. по ... + (+)
4 Выражает ... + ± ±
5 Может иметь определение, которое ... + +
6 Всегда управляет сущ. в род. падеже мн. числа (±) +

Каждый столбец относится к указанному в нем числительному. Мы рассматриваем только простые количественные числительные, исключая сложные (двадцать), составные (двадцать один), порядковые (второй), собирательные (шестеро), названия дробей (треть, полтора) и т. д. Четыре ведет себя так же, как три, шесть и далее — так же, как пять, миллиард и далее — так же, как миллион.

В строках указаны так называемые тесты — признаки, которые лингвисты выделяют, чтобы проверить, насколько похоже поведение двух слов. Знак ± показывает, что существует вариативность (слово может вести себя по-разному: и удовлетворять заданному в тесте условию, и не удовлетворять), скобки показывают, что слово соответствует тесту только в некоторых падежах. В тестах 2–5 оставлены пропуски.

Так, например, тест №1 показывает, что из всех приведенных в таблице числительных только один всегда согласуется с существительным (или местоимением) по числу: один стол, одни нары, мы одни. Тест №6 показывает, что миллион всегда управляет (см. о понятии управления в Решении к задаче «С ним и без него») существительным в родительном падеже множественного числа (миллион тонн), а одинсто не всегда (одинтри никогда, а пять и сто только в именительном и винительном падежах: вот пять кабанов, вижу сто свиней, но пятью кабанами, к ста свиньям). Тысяча ведет себя почти так же, как миллион (тысяча чертей), но в грамматиках обычно указывается, что в творительном падеже в форме тысячью это слово может и управлять родительным падежом (тысячью чертей), и согласовываться с существительным в падеже (тысячью чертями). Представляется, что второй вариант (как, возможно, и сама форма тысячью) устаревает — если он совсем выйдет из употребления, вместо ± можно будет поставить просто +.

Задание 1. Восстановите тесты 2–4.

Задание 2. Сформулируйте закономерность, описанную Корбетом.

Задание 3. Найдите числительное (не нарушая критериев, использованных при составлении таблицы), которое противоречит обнаруженной закономерности. Объясните, почему это исключение неудивительно.


Подсказка 1

Подсказка к Заданию 2 (совсем маленькая):

«Инвертируем» тесты 5 и 6, добавив к ним Неверно, что... Тогда таблица будет выглядеть чуть-чуть нагляднее.

Тест Слово
один два три пять сто тысяча миллион
1 Согласуется с сущ. по числу +
2 Всегда согласуется с сущ. по ... +
3 Согласуется с сущ. по ... + (+)
4 Выражает ... + ± ±
5 Неверно, что может иметь определение, которое ... + + + + +
6 Неверно, что всегда управляет сущ. в род. падеже мн. числа + + + + + (±)

Подсказка 2

Еще подсказка к Заданию 2 (тоже небольшая):

Закономерность можно сформулировать так: «Чем ... числительное, тем больше оно похоже на ... и тем меньше оно похоже на ...». Заполните пропуски.


Решение

Задание 1.

Тест Слово
один два три пять сто тысяча миллион
1 Согласуется с сущ. по числу +
2 Всегда согласуется с сущ. по падежу +
3 Согласуется с сущ. по роду + (+)
4 Выражает одушевленность существительного + ± ±
5 Может иметь определение, которое согласуется с числительным по роду + +
6 Всегда управляет сущ. в род. падеже мн. числа (±) +

Тест №2: Только существительное один всегда стоит в том же падеже, что и существительное, к которому оно относится. Для двух, трех и четырех это не выполняется в именительном падеже и совпадающим с ним винительном: в сочетаниях два кабана, три свиньи, четыре шагá существительное стоит в так называемой счетной форме (см. Послесловие к задаче «Рога и копыта»). Остальные числительные как минимум в именительном падеже управляют родительным падежом существительного (пять пальцев) и таким образом не проходят этот тест.

Тест №3: один согласуется по роду всегда, два — в именительном падеже и совпадающим с ним винительном (два хлева, две свиньи), три и далее — никогда.

Тест №4. Мы говорим вижу один труп, но вижу одного покойника, то есть выражаем категорию одушевленности (оставляя за рамками известный вопрос о наличии души у покойников): у одушевленных существительных и согласованных с ними определений винительный падеж совпадает не с именительным (один труп), а с родительным (одного покойника). Именные группы с числительными два, три и четыре одушевленность, как правило, выражают: я вижу два хлева, но я вижу двух кабанов, а более крупные числительные — нет: я вижу пять хлевов, я вижу пять кабанов. Знак ± стоит потому, что для существительных женского и среднего родов возможна некоторая (вероятно, устаревающая) вариативность: на них он выменял борзые три собаки.

Тест №5: определения к словам тысяча и миллион встречаются не очень часто, но если встретятся, то согласуются с этими словами по роду: своя первая тысяча, свой первый миллион или просто эта тысяча, этот миллион. Для меньших числительных это невозможно, у них нет «своего» рода.

Задание 2.

Преобразуем таблицу как рекомендовано в Подсказке 2, «инвертировав» тесты 5 и 6.

Тест Слово
один два три пять сто тысяча миллион
1 Согласуется с сущ. по числу +
2 Всегда согласуется с сущ. по падежу +
3 Согласуется с сущ. по роду + (+)
4 Выражает одушевленность существительного + ± ±
5 Неверно, что может иметь определение, которое согласуется с числительным по роду + + + + +
6 Неверно, что всегда управляет сущ. в род. падеже мн. числа + + + + + (±)

В таком виде все тесты проверяют, насколько данное слово похоже на прилагательное (и непохоже на существительное). Действительно, как уже обсуждалось в условии, прилагательные согласуются с существительными по роду, числу и падежу. На их форму также влияет, к одушевленному ли существительному они относятся (в то время как куче всё равно, быть кучей трупов или кучей покойников). Сами же прилагательные не управляют существительными в родительном падеже и обычно не могут иметь собственных определений.

Таким образом, чем больше числительное, тем больше оно похоже на существительное и тем меньше — на прилагательное. Миллион и миллиард — обычные существительные, а один — почти прилагательное (заинтересованный читатель может сам найти тесты, которые покажут, почему «почти», а также подумать, на какую часть речи один похоже еще больше).

Задание 3.

Хотя число нуль (ноль) меньше всех приведенных в таблице, слово нуль ведет себя так же, как миллион и миллиард, то есть как существительное. Связано это, видимо, с тем, что и это слово, и соответствующий символ, и, скорее всего, само понятие появляются в культуре гораздо позже, чем для остальных чисел. Это видно и в онтогенезе: дети обычно научаются считать раз, два, три и далее и только потом узнают, что бывает нуль. В русском языке слово нуль появляется с петровских времен (предположительно заимствование из германских языков, восходящее к латинскому nullus ‘никакой’). Слово миллион заимствуется примерно тогда же, но понятие существовало гораздо раньше и в древнерусский период могло обозначаться, например, словом леодр (которое, видимо, тоже вело себя как существительное) и специальным символом, в то время как про нуль ничего подобного не известно. В Европе символ для нуля появляется в начале второго тысячелетия нашей эры с распространением арабских цифр, до этого в европейской (и античной) культуре предположительно отсутствовало и соответствующее понятие.


Послесловие

Почему же названия маленьких чисел похожи на прилагательные, а больших — на существительные? Одно естественное предположение — что эта закономерность возникает в результате взаимодействия каких-то изменений в истории русского языка, как это произошло, например, со сложной парадигмой личных местоимений (см. задачу Местоимение «ину́»)? Это, однако, не так. Закономерность наблюдается уже в самых ранних русских памятниках. Более того, в древнерусском языке она была еще более отчетливой. В некоторых грамматиках древнерусского числительные как отдельный разряд вообще не выделяются (считается, что названия чисел 1–4 были прилагательными или местоимениями, а остальные — существительными). В современных работах это оспаривается (см. стр. 125–135), но сам факт, что чем меньше число, тем ближе его название к прилагательным, остается несомненным.

Корбет в другой своей статье показывает, что прочие современные славянские языки ведут себя похоже на русский, а старославянские памятники позволяют восстановить ту же картину, что и для древнерусского.

Может быть, это какая-то случайно возникшая особенность праславянского языка, сохранившаяся в (предположительно) всех его языках-потомках? Корбет анализирует более шести десятков языков (правда, не очень систематически и не всегда одинаково тщательно), показывая, что во многих других языках наблюдается та же закономерность, тогда как убедительных контрпримеров не обнаруживается.

Так, например, в шведском языке можно сказать tio bilar ‘десять машин’, но нельзя — *ett tio bilar, где ett — неопределенный артикль. Если машин сто, то можно сказать и hundra bilar, и ett hundra bilar; если тысяча, то можно сказать и tusen bilar, и ett tusen bilar; а вот если их миллион, то можно только en miljon bilar, но не *miljon bilar (en — другая форма неопределенного артикля). В турецком языке есть очень похожая закономерность: слова для десяти, ста и тысячи употребляются только без артикля, а для миллиона — только с артиклем. В африканском языке йоруба числительные до 19 стоят после существительного, как это делают прилагательные (в йоруба, а не в русском языке), а числительные от 20 стоят перед существительным, как это происходит и в конструкциях из двух существительных.

Шведский, как и славянские языки, относятся к индоевропейской семье, но турецкий — к тюркской, а йоруба — к бенуэ-конголезской. Эти языки, как и некоторые другие из обзора Корбета, не родственны индоевропейским. Значит, возникновение нашей закономерности нельзя объяснить некоторой случайной особенностью языка-предка: она встречается в языках, у которых разные, независимые предки. Вряд ли можно ее объяснить и влиянием одного языка на другой: некоторые языки для этого слишком далеки друг от друга, да и закономерность, как видно даже из приведенных выше примеров, устроена в них слишком по-разному.

Если наблюдения Корбета в целом верны, то остается предположить, что счетные слова ведут себя таким образом в силу каких-то особенностей устройства нашего мозга и восприятия действительности, которые отражаются в языке. А вот каких именно, пока неизвестно.

Задача составлена специально для «Элементов».


4
Показать комментарии (4)
Свернуть комментарии (4)

  • VladNSK  | 17.02.2017 | 11:52 Ответить
    очень интересно!
    Ответить
  • tha  | 17.02.2017 | 12:53 Ответить
    Та же тенденция наблюдается в арабском.
    Там есть несколько групп числительных
    а) 1, 2 согласуются с исчисляемым в роде, "числе" и падеже, стоят после исчисляемого. Т. е. ведут себя как прилагательные.
    б) 3—10 имеют род противоположный исчисляемому, имеют зависимое слово в родительном падеже множественного числа. Т. е. ведут себя почти как обычные существительные.
    в) 11—99 имеют сложные правила согласования по роду, имеют зависимое слово в винительном падеже единственного числа. Т. е. ведут себя почти как существительные, обозначающие меру: килограмм, метр, бочка и т. п.
    г) Сто, тысяча, миллион вообще не согласуются по роду, имеют зависимое слово в родительном падеже единственного числа. Т. е. ведут себя абсолютно как обычные существительные.
    Например согласование со словом kitābun 'книга':
    1 книга - kitābun wāħidun
    2 книги - kitābāni θnāni
    3 книги - θalāθatu kutubin
    11 книг - ’aħada ʕašara kitāban
    100 книг - miʼatu kitābin
    Ответить
    • tha > tha | 17.02.2017 | 12:56 Ответить
      Кстати, числительные от 3 до 10 в определённом состоянии ведут себя почти как прилагательные, т. е. согласуются в падеже.
      Тенденция нарастания субстантивности и уменьшения адъективности налицо.
      Ответить
      • Александр Бердичевский > tha | 18.02.2017 | 20:05 Ответить
        Да, убедительно. Корбет, кстати, приводит примеры и из (египетского) арабского тоже.
        Ответить
Написать комментарий

Другие задачи


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»