Lupus homini amicus est

Задача

Вот завязка короткой истории. Некий человек отправился на прогулку по пересеченной местности, и вдруг неприятная неожиданность:

Человек увидел волка. Волк спал.

Случай редкий: спящего волка увидеть не просто. И реакция не вполне предсказуема. Ситуация может развиваться по-разному, но в духе времени правильно предположить, что для обоих всё закончилось хорошо. Но как именно? Простейший случай — зверь даже не проснулся, однако угроза была реальной:

Волк напугал человека. Человек убежал.

А могло быть совсем иначе, человек что есть мочи начал звать на помощь, волк же спросонья не разобрался, в чем дело:

Человек напугал волка. Волк убежал.

Во всех предложениях этой истории представлен наиболее стандартный для русского языка порядок слов: подлежащее, потом сказуемое, а в конце (если есть) дополнение. Но в русском языке порядок слов достаточно свободный, члены предложения можно менять местами: Человек убежал / Убежал человек или Человек увидел волка / Человек волка увидел / Волка увидел человек / Волка человек увидел / Увидел человек волка / Увидел волка человек — все предложения правильны, хотя не во всяком контексте все они будет выглядеть естественно. Рассказ, начинающийся словами Некий человек отправился на прогулку, волка увидел человек, выглядит как-то неуклюже.

В аналитических языках, где нет изменения по падежам, порядок слов жестко фиксирован. В английском предложении The man (или A man) [1] ran away [2] нельзя переставить подлежащее и сказуемое: непременно сначала ‘человек’ [1], потом ‘убежал’ [2]; по-гавайски — наоборот, ‘убежал’ [2] обязательно выражается раньше, чем ‘человек’ [1]: Ua mahuka aku [2] ke kanaka [1].

Если в предложении есть прямое дополнение, его место тоже определено в любом языке; в трех рассмотренных оно оказывается в конце предложения (в русском — обычно, а в английском и гавайском — обязательно). Ну а в тюркских языках (татарском, казахском, турецком и др.) обычным будет порядок подлежащее—дополнение—сказуемое.

В языках мира представлены все шесть вариантов стандартного взаимного расположения подлежащего, сказуемого и прямого дополнения, хотя некоторые последовательности встречаются редко.

Задание. Зная два варианта концовки истории про человека и волка, но не зная точных соответствий грузинских предложений русским, определите, каков обычный порядок слов в грузинском языке (для простоты воспользуемся русскими буквами, хотя они передают грузинское произношение очень приблизительно):

Адамианма шеашина мгели. Мгели гаикца.

Мгелма шеашина адамиани. Адамиани гаикца.

Какие особенности структуры предложения и употребления падежей в грузинском языке вы заметили?


Подсказка

Для аккуратного решателя задача совсем легкая, но результат может показаться столь странным, что решающий не будет уверен в его правильности.

В качестве подсказки приведу начало истории по-грузински:

Адамианма даинаха мгели — ‘Человек увидел волка’.
Мгели сдзинавда — ‘Волк спал’.

Решение

Адамианма шеашина мгели. Мгели гаикца.
Мгелма шеашина адамиани. Адамиани гаикца.

Совершенно очевидно, что шеашина — ‘напугал’, а гаикца — ‘убежал’. Существительные представлены в двух формах:

адамиан-и — мгел-и
адамиан-ма — мгел-ма.

Вероятно, и -ма — показатели падежей, а начальные элементы — корни. (Довольно извращенная идея, что начальная часть существительного — служебный префикс, а конечная — корень, несущий лексическую информацию, не проходит: тогда в двусловных предложениях получается одно и то же действующее лицо  и совсем трудно проинтерпретировать «префиксы» в мгел-и гаикца и адамиан-и гаикца.)

В задаче спрашивается, в частности, о порядке слов. Мы твердо знаем, что в каждой паре предложений подлежащие разные, а в двучленном предложении подлежащее предшествует сказуемому. Можно думать, что порядок подлежащее / сказуемое в двучленном и трехчленном предложениях различен, но это противоречит сказанному в преамбуле к задаче.

Получается, что суффикс -ма маркирует подлежащее в трехчленном предложении, а суффикс  — дополнение в трехчленном предложении и подлежащее в двучленном, а порядок слов в грузинских предложениях задачи такой же, как и в русских: подлежащее — сказуемое (— дополнение). Так же, как и в русском, это стандартный нейтральный порядок слов.

Подсказка позволяет выяснить точное значение каждого слова, но полного удовлетворения не наступает. Мучают вопросы: Почему подлежащее выражается то одним падежом, то другим? Как можно одним и тем же падежом обозначать то подлежащее, то дополнение? А носителю грузинского языка такое использование падежей кажется абсолютно естественным, у него подобных вопросов не возникает.


Послесловие

Задача в некотором отношении жульническая: внешне она про порядок слов, но на самом деле она немного про падежи, а более всего — про суть понятия «члены предложения».

Всякий, кто хорошо учился в школе, знает: члены предложения бывают главными и второстепенными; главные — это подлежащее и сказуемое, причем подлежащее вроде бы главнее; в русском языке оно выражается именительным падежом. А прямое дополнение — один из второстепенных членов, который выражается винительным падежом. Школьники довольно быстро усваивают понятие подлежащего, а второстепенные члены предложения долго путаются в голове.

Ясно, что именительный падеж главнее винительного: главный член предложения стоит в именительном, именно в этом падеже существительные помещаются в словарь.

Грузинский падеж на -и, который маркирует подлежащее непереходного глагола и прямое дополнение переходного, по-грузински называется сахелобити (от слова сахели ‘имя’, то есть именительный), лингвисты часто называют его абсолютивом. А падеж на -ма, обозначающий подлежащее лишь при переходном глаголе, называется мотхробити (от слова мотхроба ‘повесть’, то есть повествовательный), лингвисты называют его эргативом.

Какой падеж главный? Вероятно, тот, в котором люди называют отдельные слова. На вопрос, как по-грузински будет волк, грузин не задумываясь ответит: мгели; естественно, и в грузинские словари существительные попадают в абсолютивном падеже.

Зная теперь про главные падежи в русском и грузинском, вернемся к главным и второстепенным членам предложения и поставим себя на место грузинского школьника. Получаем такое «правило»: Если сказуемое выражено переходным глаголом, другой главный член предложения (подлежащее) выражается существительным в неглавном падеже, а один из второстепенных членов (прямое дополнение) выражается существительным в главном падеже. Понять это нельзя, надо запомнить.

«Разумных» объяснений возможно два:
1. Идея двух главных членов предложения в общем случае сомнительна.
2. Грузинский язык устроен неправильно.

Вспомним, как обстояло дело с моделью мироздания. Коперник понял, что птолемеевская модель мира ошибочна: не Солнце вертится вокруг Земли, а Земля вокруг Солнца. Опубликованое в 1543 году обоснование этого религиозные авторитеты оценили двояко: заблуждение Коперника полезно для астрономических вычислений, но ведь «всем очевидно», что Земля — центр Вселенной. Судьба тех, кто сомневался в очевидном, была незавидна. Джордано Бруно сожгли на костре. Галилей формально отрекся от «вредного» коперниканского учения и (по слухам) лишь на смертном одре в 1642 году сознался: «Все-таки она вертится!». Но последние девять лет своей жизни ему пришлось провести под домашним арестом.

Лингвистам не надо сдавать ЕГЭ, поэтому — в отличие от школьников — они имеют право игнорировать учение о главных и второстепенных членах предложения (осмысленное не для всех языков) и считать центром предложения сказуемое, иначе — предикат. Предикаты бывают одновалентными (Волк спал, Волк убежал), двухвалентными (Человек увидел волка, Человек напугал волка), трехвалентными (Человек дал волку мясо). Способ оформления слов, занимающих при предикате разные валентности, зависит от строя языка. В языках номинативного строя производитель действия маркируется именительным падежом (как в русском) или непременно предшествует предикату (как в английском). В языках эргативного строя способ маркирования производителя действия зависит от числа валентностей предиката: при одновалентных предикатах он выражен абсолютивом, при поливалентных — эргативом.

Эргативных языков довольно много, просто среди привычных нам индоевропейских их почти нет. Почти все европейские языки — номинативные; к эргативным относится баскский (на юго-восточном побережье Бискайского залива, в Испании и частично во Франции). В России к эргативным языкам относятся чукотско-корякские языки и большинство языков Северного Кавказа.

У задачи есть и «поведенческий компонент», но он к лингвистике не имеет отношения. Что волк представляет для человека известную опасность, знают все. А часто ли волк пугается человека и убегает, знают только этологи. В волчьем поведении лучше всех разбирается грузинский специалист Ясон Бадридзе, доктор биологических наук, два года проживший с волками.

Чтобы изучать физиологию поведения волков в природе, он отправился в Боржомское ущелье, где «подружился» с волчьей семьей, охотился с ними. По сути, он стал членом волчьей семьи: однажды волки защитили его от медведя, а когда Бадридзе повредил ногу, они приносили ему мясо.

У каждой волчьей стаи своя пищевая специализация, те к которым присоединился Бадридзе, охотилась на оленей. Позже он вырастил в неволе «своих» волчат, ушел с ними в горы, сумел научить их охотиться на косуль, бояться человека и совершенно игнорировать овец.

Его работы легко найти в интернете. А начать лучше всего с телепередачи «Повелитель волков».

По мотивам статьи «Чем занимаются лингвисты?» // Лицейское и гимназическое образование. Научно-популярный публицистический журнал. 2002. № 5.


11
Показать комментарии (11)
Свернуть комментарии (11)

  • Олег Чечулин  | 23.11.2016 | 08:17 Ответить
    Такое ощущение, что фразы "Мгели гаикца" и "Адамиани гаикца" в условии задачи перепутаны местами... Ну что ж, подождём решения :)
    Ответить
    • editor > Олег Чечулин | 25.11.2016 | 00:42 Ответить
      Да, в условии была ошибка. Исправили.
      Ответить
      • Олег Чечулин > editor | 25.11.2016 | 04:57 Ответить
        И в результате задача изменилась до неузнаваемости :)
        Ответить
  • polymerphysicist  | 25.11.2016 | 12:56 Ответить
    > В английском предложении The man (или A man) [1] ran away [2]
    > нельзя переставить подлежащее и сказуемое: непременно сначала ‘человек’ [1], потом ‘убежал’ [2]

    Неудачный пример. Если это сказка, то стилистически удачнее будет предложение Away ran the man. Особенно часто такая инверсия встречается в близкой форме Off he went. Подчеркну, что эта инверсия не маркирует каких-то своеобразных нюансов смысла и не имеет характера старомодности или поэтизма: это довольно распространённая форма в описании прошедших событий (особенно, но не обязательно в сказке) как раз когда речь идёт о том, что кто-то куда-то ушел. Аналогичная инверсия для иных действий ("человек прибежал", "стул упал") не используется.
    Ответить
    • Максим > polymerphysicist | 26.11.2016 | 16:14 Ответить
      Не совсем согласен.

      Ваш первый пример -- это инверсия подлежащего и сказуемого. https://en.wikipedia.org/wiki/Subject%E2%80%93verb_inversion_in_English дает еще три категории, помимо глаголов движения, где такая инверсия встречается.

      Во втором примере такой инверсии нет вообще, есть наречие (поскольку off в данном случае -- наречие) в начале предложения, что встречается во многих случаях.

      И некоторые отличия от неинвертированного порядка всегда есть -- фраза "Away ran the man" не является стилистически нейтральной. И могут быть отличия в том, какие слова мы хотим подчеркнуть или противопоставить другим.
      Ответить
      • Александр Бердичевский > Максим | 29.11.2016 | 21:36 Ответить
        Ответ автора задачи на замечание polymerphysicist:
        "Речь была о "нормальных" подлежащем и сказуемом.
        В The man ran away все-таки первые два слова -- подлежащее, вторые два -- сказуемое.
        Если считать, что в Away the man ran сказуемое продолжает состоять из тех же двух слов, то части сказуемого меняются местами, а подлежащее забирается внутри сказуемого.
        Я не синтаксист. В англоязычной лингвистике, особенно в США, есть разные синтаксические школы. Не знаю, как они интерпретируют такую структуру, но вряд ли со сказуемым Away ___ ran".
        Ответить
    • polymerphysicist > polymerphysicist | 14.12.2016 | 09:03 Ответить
      Я тут написал, будто "стул упал" с инверсией по-английски не говорят. Но буквально сегодня в детской книге случайно наткнулся на "And down into the depths he dropped". Не стул, конечно, а люк. Luke Skywalker :)
      Ответить
  • Sergy  | 25.11.2016 | 14:01 Ответить
    А у меня получилось следующее решение с использованием страдательного залога:
    Адамианма шеашина мгели. Мгели гаикца. - Волком напуган человек. Человек убежал.
    Мгелма шеашина адамиани. Адамиани гаикца. - Человеком напуган волк. Волк убежал.
    И подсказка тоже также перевелась:
    Адамианма даинаха мгели — Человеком увиден волк.
    Мгели сдзинавда — Волк спал.
    Имеет ли такое решение какое-то отношение к грузинскому языку?
    Ответить
    • Олег Чечулин > Sergy | 26.11.2016 | 07:53 Ответить
      Из соответствия "Мгели гаикца" - "Человек убежал" следует, что "мгели"="человек", но на самом деле "мгели" - это "волк". Потому что "Адамиани" очень похоже на грузинскую фамилию, и вряд ли эта фамилия "Волков" :) Все человеки - сыны Адамовы...
      Собственно, исходя из эти соображений и была обнаружена ошибка в первоначальном условии. И гугл потом подтвердил.
      Ответить
    • Максим > Sergy | 26.11.2016 | 16:25 Ответить
      У меня та же самая претензия к задаче -- по-моему, тут явная "дуаль". То, что условие было перепутано, здесь роли не играет; можно предположить, что

      "Адамианма шеашина мгели. Мгели гаикца." = "Человеком напуган волк. Волк убежал."

      "Мгелма шеашина адамиани. Адамиани гаикца." = "Волком напуган человек. Человек убежал."

      Ниоткуда не следует, что "шеашина" -- это не страдательный залог. И тогда "-и" -- основной падеж, "-ма" -- косвенный падеж. Все сходится. Ответ: в трехчленном предложении порядок слов -- дополнение + сказуемое + подлежащее.

      Мы знаем, что в двучленном предложении подлежащее идет первым, но следует ли из этого, что в трехчленном не может быть наоборот?
      Ответить
      • Александр Бердичевский > Максим | 29.11.2016 | 19:32 Ответить
        То, что "шеашина" -- не страдательный залог, следует из русских переводов: там именно "Волк напугал человека", а не "Волком (был) напуган человек". Задачи ведь составляются не с целью обмануть решателя, переводы даются с необходимой степенью точности.
        Ответить
Написать комментарий

Другие задачи


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»