Я вижусь вором

Задача

Даны предложения на языке стрейтс* в латинской транскрипции и их переводы на русский язык:

1. t’iləm-sxw Ты поёшь.
2. čey cə swiʔqoʔəɫ Юноша работает.
3. leŋt-sxw cə qen’qən’ Ты видишь вора.
4. leŋtŋ-sən ʔə cə qen’qən’ Вор видит меня.
5. ʔətat-sən Я сплю.
6. qen’qən’ cə ʔətat Тот, кто спит, — вор.
7. t’iləm cə swəy’qəʔ Мужчина поёт.
8. χčətŋ-sxw ʔə cə čey Тот, кто работает, узнаёт тебя.
9. t’əm’t-sən cə ʔətat Я бью того, кто спит.
10. ɫəɫikw сə sɫeniy’ Женщина торопится.

Задание 1. Переведите на русский язык:

11. qen’qən’-sxw

12. t’əm’tŋ-sən ʔə cə sɫeniy’

13. χčət-sxw cə t’iləm

Задание 2. Переведите на язык стрейтс:

14. Я — мужчина.

15. Тот, кто торопится, спит.

16. Юноша видит тебя.

Примечание. ʔ, c, č, kw, ɫ, m’, n’, q, t’, w, x, xw, χ, y, y’, ŋ — особые согласные звуки, ə — особый гласный звук языка стрейтс.

*Язык стрейтс относится к центральной группе сэлишской (салишской) семьи языков. На нём говорят около 20 человек на южной оконечности острова Ванкувер (тихоокеанское побережье Канады).


Подсказка 1

Обратите внимание на порядок слов в языке стрейтс.


Подсказка 2

Как выглядят на языке стрейтс я и меня, ты и тебя?


Решение

Сопоставив предложения 1 и 7, 2 и 8, 5 и 6, можно заметить, что в языке стрейтс порядок слов не такой, как в русском: на первом месте стоит сказуемое, после него идёт подлежащее или дополнение, причём если что-либо из них — местоимение 1-го или 2-го лица, то оно выражается не отдельным словом, а присоединяется к сказуемому через дефис: 1-е лицо единственного числа -sən, 2-е лицо единственного числа -sxw. Если подлежащее или дополнение не местоимение, перед ним обязательно стоит частица («артикль») . Тем самым, например, в предложении 10 ɫəɫikw — ‘торопится’, а sɫeniy’ — ‘женщина’.

Сравнив предложения 3, 4 и 6, а также 5 и 6 и 2 и 8, можно увидеть, что в языке стрейтс нет формального различия между существительными и глаголами: любое знаменательное слово (то есть полнозначное слово, а не предлог, артикль, частица и т. п.) может быть как сказуемым, так и подлежащим или дополнением без каких-либо дополнительных морфологических показателей. Действительно, в 5-м предложении слово ʔətat ‘спать’ является сказуемым, стоит на первом месте и присоединяет местоименный показатель -sən; напротив, в 6-м и 9-м предложениях то же слово стоит на втором месте после частицы  и является подлежащим и дополнением соответственно. В тех случаях, когда знаменательное слово в позиции подлежащего или дополнения переводится на русский язык глаголом, артикль  переводится как «тот, кто». Альтернативным переводом могло бы быть действительное причастие, что-то вроде «спящий — вор» или «я бью спящего».

Сравнив предложения 3 и 9 с предложениями 4 и 8 (а также предложение 9 с предложением 12, а предложение 8 — с предложением 13), можно увидеть, что в тех случаях, когда по-русски местоимение является дополнением, а подлежащим — существительное, на языке стрейтс местоимение по-прежнему присоединяется к глаголу точно так же, как когда оно переводится на русский подлежащим (ср. leŋtŋ-sən ‘видит меня’ и t’əm’t-sənя бью’), сказуемое получает суффикс -ŋ- (leŋtŋ-sən ‘видит меня’ vs. leŋt-sxw ‘ты видишь’), а перед вторым членом предложения на языке стрейтс, соответствующим русскому подлежащему, стоит предлог ʔə. Иными словами, предложения, в которых по-русски подлежащее 3-го лица, а дополнение — 1-го или 2-го лица, на языке стрейтс строятся с помощью страдательного залога: «логический объект» 1-го или 2-го лица становится подлежащим и выражается с помощью личных показателей сказуемого, «логический субъект» 3-го лица выражается как предложное дополнение, а глагол получает специальный показатель страдательного залога -ŋ-. Схематически структуру предложения в языке стрейтс можно представить так:

непереходное сказуемое + личный показатель (субъект) (1, 5)

непереходное сказуемое +  + субъект (2, 6, 7, 10)

переходное сказуемое + личный показатель (субъект) +  + объект (3, 9)

переходное сказуемое + ŋ + личный показатель (объект) + ʔə +  + субъект (4, 8)

Теперь, когда мы разобрались с основами грамматики языка стрейтс, можно выполнить задания.

Ответы на задание 1:

11. qen’qən’-sxw — Ты — вор. (Букв. «вор-ты)

12. t’əm’tŋ-sən ʔə cə sɫeniy’ — Женщина бьёт меня. (Букв. «бьюсь-я женщиной»)

13. χčət-sxw cə t’iləm — Ты узнаёшь того, кто поёт. (Букв. «узнаёшь-ты поющего»)

Ответы на задание 2:

14. Я — мужчина. — swəy’qəʔ-sən (букв. «мужчина-я»)

15. Тот, кто торопится, спит. — ʔətat cə ɫəɫikw (букв. «спит торопящийся»)

16. Юноша видит тебя. — leŋtŋ-sxw ʔə cə swiʔqoʔəɫ (букв. «видишься-ты юношей»)


Послесловие

Будучи носителями русского языка и изучая в школе или в университете европейские языки, мы привыкли к тому, что в языке чётко разграничены основные части речи — существительные, в типичном случае обозначающие людей, животных и предметы окружающего мира, и глаголы, обозначающие действия и ситуации. Действительно, по-русски слова петь и мужчина ведут себя совершенно по-разному и морфологически (глагол изменяется по времени, наклонению, лицу, роду, а существительное — по падежу), и синтаксически (глагол выступает в предложении в роли сказуемого, а существительное — в роли подлежащего или дополнения, и для того, чтобы поменять свою роль, слово должно измениться: например, глагол принимает форму причастия или отглагольного существительного).

Напротив, в языке стрейтс, как и вообще в языках сэлишской семьи и в некоторых других языках северо-западной части Северной Америки, существительные и глаголы практически ничем друг от друга не отличаются. Когда знаменательное слово, вне зависимости от того, переводится оно на русский язык глаголом или существительным, стоит на первом месте предложения, оно понимается как сказуемое и может присоединять показатели лица (в задаче это не показано, но сказуемое в сэлишских языках может получать также показатели времени, вида, наклонения и других категорий). Если же перед знаменательным словом ставится один из обязательных в языке стрейтс артиклей (в задаче показан лишь артикль ), то, опять же вне зависимости от части речи русского перевода, это слово понимается как существительное.

Важно заметить при этом, что в отличие от, например, английского языка, где также очень многие слова могут быть и глаголами, и существительными (ср. to work ‘работать’ ~ work ‘работа’ или book ‘книга’ ~ to book ‘резервировать’), смысловые отношения между «глагольными» и «именными» употреблениями знаменательных слов в сэлишских языках совершенно регулярны: в позиции сказуемого слово значит ‘быть Х-ом’ (напр., ‘быть вором’ или ‘быть спящим’, то есть ‘спать’), а в позиции после артикля — ‘тот, кто / то, что является Х-ом’ (напр., ‘тот, кто является вором’, то есть ‘вор’, или ‘тот, кто спит’). Интересно, что практически точно так же устроена система частей речи в адыгейском и кабардино-черкесском языках на Северном Кавказе, никаких родственных связей с сэлишскими языками, разумеется, не имеющими.

Порядок слов с начальным сказуемым также кажется человеку, знакомому лишь с русским и основными западноевропейскими языками, «экзотическим» (в русском языке сфера его применимости ограничена высказываниями типа Наступила зима или Приходит как-то раз сын к отцу, а в английском он встречается лишь в вопросах), но он совсем таковым не является, встречаясь примерно в десятой части языков мира (см. желтые кружочки и ромбики на карте), среди которых такие известные, как классический арабский и ирландский. Однако наиболее распространён такой порядок слов, пожалуй, в трёх регионах мира — это Америка, в первую очередь центральная и тихоокеанское побережье США и Канады (включая как раз сэлишские языки), Океания и область Восточной Африки, захватывающая южную Эфиопию и Кению. Напротив, в языках Евразии такой порядок слов, по крайней мере в качестве основного, практически не встречается.

Наконец, мы привыкли к тому, что разными членами предложения, например подлежащим или дополнением, слова становятся в зависимости от смысла всего предложения, и в первую очередь сказуемого, а их собственное значение при этом не играет роли. По-русски подлежащим переходного глагола обычно является деятель, а дополнением — тот или то, на кого или на что направлено действие, ср. Я вижу вора и Вор видит меня. Напротив, в языке стрейтс местоимения 1-го и 2-го лица получают роль подлежащего по умолчанию, независимо от того, обозначают они действие или объект действия. В последнем случае предложение перестраивается из действительного залога в страдательный, как если бы по-русски вместо Вор видит меня можно было сказать только очень странное Я вижусь вором. Такое «привилегированное» положение местоимений 1-го и 2-го лица, обозначающих участников ситуации речи, встречается во многих языках мира, но проявляется по-разному, чаще всего в том, что лишь 1-е и 2-е лица морфологически отражаются в сказуемом. Обязательное употребление страдательного залога, как в языке стрейтс, — скорее экзотика, причём даже в родственных ему языках это правило действует не столь жёстко.

Наконец, расскажу, как в языке стрейтс выражаются не показанные в задаче ситуации вроде Я вижу тебя или Женщина бьёт вора. Для случаев первого рода имеются специальные суффиксы дополнения 1-го и 2-го лица, которые употребляются лишь в сочетании с показателями подлежащего, соответственно, 2-го и 1-го лица, ср. t’əm’tonəs-sən ‘я бью тебя’, букв. «бью-тебя-я». Для случаев второго рода имеется специальный суффикс подлежащего переходного глагола 3-го лица -(ə)s, не сочетающийся с суффиксами дополнения 1-го и 2-го лица, ср. t’əm’ts ‘он(а) увидел(а) его/её’; что же касается отдельно стоящих подлежащего и дополнения, то, как правило, из них выражается лишь что-то одно, а оставшийся участник ситуации выясняется из контекста.

Примечание: материал для задачи и сведения о грамматике языка стрейтс почерпнуты автором из работ выдающейся американской лингвистки Элоиз Джелинек (Eloise Jelinek, 1924–2007).

Задача использовалась на XXXVIII Московской традиционной олимпиаде по лингвистике (2007 год).


4
Показать комментарии (4)
Свернуть комментарии (4)

  • Олег Чечулин  | 30.09.2016 | 03:03 Ответить
    По-моему, в ответе на 11 - опечатка
    Ответить
    • editor > Олег Чечулин | 30.09.2016 | 14:47 Ответить
      Большое спасибо, исправили.
      Ответить
  • maltwh  | 02.11.2016 | 23:28 Ответить
    "если что-либо из них — местоимение 1-го или 2-го лица, то оно выражается не отдельным словом, а присоединяется к сказуемому через дефис: 1-е лицо единственного числа -sən, 2-е лицо единственного числа -sxw; 3-е лицо никак не выражается." - последнее никак не следует из задачи, т.к. примеров с местоимением 3 лица нет
    Ответить
    • Александр Бердичевский > maltwh | 05.11.2016 | 00:25 Ответить
      Имелось в виду третье лицо вообще, в том числе и когда оно выражено существительным (а такие примеры в задаче есть). Но вы правы: формулировка неудачная. Исправили, спасибо.
      Ответить
Написать комментарий

Другие задачи


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»