Переехав в Новую Зеландию, европейские ежи меняют свои привычки

Erinaceus europaeus

Рис. 1. Европейский еж (Erinaceus europaeus) в Новой Зеландии. Фото с сайта terrain.net.nz

Инвазивные виды, при помощи людей расселившиеся за пределами естественного ареала, как правило, угрожают стабильности аборигенных биоценозов и требуют подробного изучения для определения механизмов контроля их численности. Иногда удается выявить особенности биологии видов-вселенцев, неизвестные или редко встречающиеся в изначальных местах их обитания. Так, благодаря работам по изучению европейского ежа в Новой Зеландии, в последние годы выяснилось, что, оказавшись в новых условиях, ежи «забыли» свою асоциальность и стали охотнее ночевать в общих гнездах. Кроме того, ежи не только включили плоды аборигенных растений в свой рацион, но стали порою почти полностью заменять ими привычную животную пищу.

Европейские ежи (Erinaceus europaeus; рис. 1) попали в Новую Зеландию в конце XIX века, не без помощи человека (R. E. Brockie, 2010. Distribution and abundance of the hedgehog (Erinaceus europaeus) L. in New Zealand, 1869–1973). Переселенцы из Англии выпускали ежей на своих приусадебных участках для защиты от насекомых и улиток, а также как напоминание о покинутом ими отечестве. Первые попытки завоза ежей потерпели неудачу, но к 1916 году ежи размножились и начали расселяться по островам. Как и многие завезенные европейцами животные, ежи выступают в Новой Зеландии хищниками, способствующими снижению численности, а порою и полному исчезновению аборигенных животных — не только беспозвоночных, но и гнездящихся на земле птиц. Кроме того, они могут вступать в конкуренцию за еду с местными насекомоядными птицами, в частности — с киви (Apteryx spp.).

В последнее время, стараясь сохранить представителей и без того значительно обедневшей островной фауны, новозеландцы контролируют численность завезенных млекопитающих, попутно изучая их образ жизни на новой родине. При этом защитники природы узнают о неожиданных способностях европейских зверей. Например, через несколько лет после уничтожения интродуцированных хищников на островке Рангитото близ города Окленд, там был отловлен самец горностая (Mustela erminea). Генетический анализ показал, что этот зверек не жил исконно на островке, счастливо пережив уничтожение собратьев, но переселился туда с материка, преодолев по морю расстояние не менее трех километров (A. J. Veale et al., 2012. Genetic population assignment reveals a long-distance incursion to an island by a stoat (Mustela erminea)). Ранее такие достижения для горностаев не были известны. Кое-что интересное удалось узнать и про ежей.

Мариано Рецио (Mariano Rodríguez Recio), в то время сотрудник Университета Отаго, расположенного в городе Данедин на Южном острове Новой Зеландии, изучал биологию ежей в округе Маккензи (Mackenzie), в центральной части острова. В этих местах находятся гнездовья крайне редкого черного ходулочника (Himantopus novaezelandiae) — птицы, современная численность которой не превышает одной сотни особей. Ежи могут представлять угрозу этим птицам поскольку не брезгуют птенцами и яйцами, которые ходулочники располагают на земле по берегам водоемов. Летом и осенью 2009 года Рецио отловил 27 взрослых ежей (20 самцов и 7 самок) и повесил на них GPS-передатчики, регистрировавшие маршруты их ночных перемещений. Все ежи затем были повторно отловлены и избавлены от передатчиков. Днем, когда ежей находили для повторного отлова, большинство зверей спали в своих гнездах. Автор исследования подробно описывал устройство и характер расположения гнезда, обращая внимание на других зверей, оказавшихся поблизости. Ежи известны как существа одиночные, и Рецио никак не ожидал встретить их в компании сородичей.

Надо сделать отступление, рассказав об устройстве ежовых гнезд тем читателям, кому не приходилось их находить. В мае в Башкирии, в пределах Южно-Уральского заповедника, я обнаружил гнездо самки белогрудого ежа (Erinaceus concolor), приготовившейся к появлению выводка. Основательное сооружение имело вид плотной копны опавших листьев высотой около полуметра, притулившейся на склоне холма у основания березы. К нему вели тропинки, по которым ежиха сгребала опад, захватывая отдельные зеленые листья трав. Вопреки утверждениям сказок и даже некоторых научно-популярных книг, ежи не накалывают листья на иголки, но носят материал, захватывая его ртом. За строительством ежового гнезда можно понаблюдать, например, на этом видео:

Подобное внушительное сооружение еж строит, выбирая и место для зимовки. Летние же гнезда одиноких ежей, как правило, небольшие, так что крыша из палых листьев едва прикрывает зверька. Такое гнездо я находил в Тверской области: завернувшись в листья и сухие веточки, европейский еж спал под редким кустом в березовой роще. Гнездо ежа не всегда расположено на уровне земли: порою зверь, который кажется неповоротливым, забирается и выше. Мне повезло найти гнездо ушастого ежа (Hemiechinus auritus dorotheae) в феврале на Кипре, где зверек забрался в плотную копну сена, устроив там спальную камеру на высоте около метра.

Но вернемся к тем особенностям ежей, которые претерпели изменения в Новой Зеландии. Еж известен как не слишком социальное животное (N. Reeve, 1994. Hedgehogs). Вот и Рецио не удалось найти описания случаев мирного сосуществования взрослых ежей в одном гнезде в теплый период года. Как правило, ежи агрессивно относятся к попыткам сородичей проникнуть в их жилище. Исследователь упоминает только два сообщения о находках нескольких взрослых ежей в зимних гнездах. Зимовки нескольких взрослых европейских ежей в норах находили в России в окрестностях Олонца (С. И. Огнев, 1928. Звери Советского Союза и прилежащих стран). Пять зимних гнезд, где взрослые ежи спали вдвоем, были найдены в Англии, в одном из лондонских парков (P. Morris, 1973. Winter nests of the hedgehog (Erinaceus europaeus L.)). Считают, что несколько ежей могут устраиваться на зимовку в одном гнезде в случае, когда выбор пригодных мест ограничен и преимущества надежного укрытия превышают неудобства от постоянных ссор и даже от возможности каннибализма. Находки нескольких взрослых ежей в летнем гнезде наблюдали только в условиях неволи.

Рецио осмотрел 26 ежовых гнезд, и в двух гнездах, к своему удивлению, он обнаружил нескольких взрослых зверьков (рис. 2). В одном гнезде наряду с ежом, помеченным передатчиком (Рецио не уточняет его половую принадлежность, но из дальнейшего текста понятно, что зверь был самцом), спали два других взрослых ежа, оба самцы. Колючие зверьки мирно дремали под густым кустарником, тесно прижавшись друг к другу. В другой раз Рецио обнаружил гнездо в основании плотной куртины травы, где находилась ежиха с выводком из трех ежат, а кроме нее — два взрослых самца. Эти гнезда обнаружены летом, в осеннее же время Рецио находил только гнезда одиночных ежей, либо самок с выводками из трех–четырех ежат.

Гнезда ежей

Рис. 2. Летнее гнездо ежа, в котором находились самка с двумя ежатами (a) и два взрослых самца (b). Новая Зеландия. Фото из обсуждаемой статьи в Frontiers in Ecology and the Environment

По мнению Рецио, ежи, попавшие в Новую Зеландию, изменили своим привычкам, поскольку оказались в местах с изобилием корма и отсутствием хищников. Ежи, подселяющиеся в чужие гнезда, не тратят времени на постройку собственного жилья, а изначальные хозяева гнезд не расходуют силы на конфликты с «гостями», если их присутствие не приносит им очевидного ущерба. Еще предстоит проверить, выбирают ли ежи своими соседями для сна первых попавшихся зверьков или своих близких родственников. Можно надеяться, что этот вопрос будет подробно исследован в ближайшее время, поскольку близкие контакты взрослых ежей вне периода спаривания многократно увеличивают скорость распространения между ними паразитов и болезней, опасных не только для колючих зверьков, но и для аборигенных животных или для человека.

Соседство с сородичами на летних «квартирах» — не единственная уникальная особенность ежей в Новой Зеландии. Ранее неожиданные заключения были сделаны при анализе их питания. В Европе еж — зверь почти исключительно животноядный. Помимо насекомых, моллюсков и червей он ест мышей и полевок, змей, ящериц и лягушек, а также разоряет птичьи гнезда, отдавая предпочтение массовым и легко доступным кормам. Многие авторы упоминают о потреблении ежами в пищу сочных плодов деревьев и кустарников — например, яблок или ягод черемухи (Prunus padus). Но европейские исследователи не предполагали, что растительные корма могут занимать в ежовом рационе сколько-нибудь значимое место. Первые работы по изучению питания ежей в Новой Зеландии также не выявили ничего необычного: растительные остатки — фрагменты плодов, листьев и цветочных лепестков — присутствовали в ежовых экскрементах в незначительном количестве (C. Jones et al., 2005: Diet of hedgehogs (Erinaceus europaeus) in the upper Waitaki Basin, New Zealand: Implications for conservation). Иную картину получила Лаура Мей Янг (Laura Mey Young) из Университета Кентербери, собиравшая материал для диссертации на альпийских лугах в горах Южного острова, на высотах около 1400 метров (L. M. Young, 2012. Seed dispersal mutualisms and plant regeneration in New Zealand alpine ecosystems).

На контрольных площадках Янг нашла 37 экскрементов европейского ежа, и еще некоторое количество материала удалось обнаружить по соседству. Результаты анализа состава помета оказались удивительными. В них присутствовали семена деревьев и кустарников по крайней мере восьми видов, относящихся к пяти семействам, а также фрагменты плодов и листьев растений. Часть ежовых экскрементов, собранных в горах, содержали только растительные остатки, а в других удалось обнаружить также фрагменты съеденных ежами жуков и ящериц. В наибольшем количестве ежи поедали ягоды кустарничка Acrothamnus colensoi из семейства вересковые (рис. 3). Процесс поедания ежами ягод низкорослых кустарничков удалось записать на видеокамеру. Плоды с крупных кустарников ежи, по-видимому, находили на земле уже упавшими, хотя Янг не отказывается от допущения, что ежи могли сами залезать в кроны за сочными ягодами.

Acrothamnus colensoi

Рис. 3. Новозеландский кустарничек Acrothamnus colensoi, плоды которого пришлись по вкусу ежам. Фото с сайта phytoimages.siu.edu

Наряду с другими завезенными животными европейские ежи могут заменять исчезнувших или сокративших численность местных плодоядных, помогая растениям расселяться. Янг, однако, подчеркивает, что ежи отдают предпочтение плодам растений только в горах, где климат достаточно сухой и ежам может не хватать влаги, получаемой ими из других, более привычных, кормов. В долинах Новой Зеландии вред от ежей все-таки заведомо превышает приносимую ими пользу.

Примеры европейского ежа и горностая показывают, что самые обычные животные, казалось бы, досконально изученные на местах обитания в Европе, могут скрывать неизвестные нам способности, которые они проявляют, оказавшись в новых условиях. Скорее всего, описанные для ежей новые особенности их биологии были преадаптациями — способностями, проявившимися в новых условиях, но нельзя исключать и быструю эволюцию при попадании ежей в островные биоценозы. Окончательно этот вопрос можно решить с помощью экспериментов, которые еще предстоит провести. Удачный эксперимент такого рода был проведен, к примеру, с двумя популяциями черных ворон (Corvus corone), отличавшихся по своему социальному поведению: в ходе эксперимента было показано, что нехарактерные повадки этих птиц определялись новыми обстоятельствами их жизни, а не генетическими изменениями (V. Baglione et al., 2012. History, environment and social behaviour: experimentally induced cooperative breeding in the carrion crow). Очевидно, что следует внимательно изучать не только аборигенные, но и завезенные виды животных, не довольствуясь сведениями об их образе жизни на родине.

Источники:
1) Mariano R. Recio. Crowded house: nest sharing among solitary European hedgehogs in New Zealand // Frontiers in Ecology and the Environment. 2016. V. 14. I. 4. P. 225–226.
2) Laura M. Young, Dave Kelley. Current rates of fruit removal and seed dispersal in New Zealand fleshy-fruited mountain plants // New Zealand Journal of Ecology. 2014. V. 38. I. 2. P. 288–296.

Павел Квартальнов


12
Показать комментарии (12)
Свернуть комментарии (12)

  • Юрий Федоров  | 02.01.2017 | 12:26 Ответить
    Да что там ежики -
    люди-то как меняются! Одноклассница моя в своё время в Америку уехала: тут серой мышкой-троечницей была, а там - конкурс за конкурсом победы, прям звезда!))

    И вам того же желаю!)
    Всех с Новым Годом!))
    Ответить
    • cettia@yandex.ru > Юрий Федоров | 04.01.2017 | 20:51 Ответить
      Спасибо Вам! И Вам удачи в Новом году!
      Ответить
  • sVv#14  | 04.01.2017 | 12:22 Ответить
    "Примеры европейского ежа и горностая показывают, что самые обычные животные, казалось бы, досконально изученные на местах обитания в Европе, могут скрывать неизвестные нам способности, которые они проявляют, оказавшись в новых условиях. Скорее всего, описанные для ежей новые особенности их биологии были преадаптациями — способностями, проявившимися в новых условиях, но нельзя исключать и быструю эволюцию при попадании ежей в островные биоценозы" - пример высокоученой игры в термины, которая только запутывает дело. Не знаю, кто ее ведет, автор или референт, но причем здесь преадаптации? Примитивная социальность всегда проявляется в условиях избытка пищи - для этого достаточно проследить поведение собак у мусорной кучи или птиц у кормушки. Это никакая не преадаптация "проявившаяся в новых условиях" (к каковым по логике автора должно отнести мусорные кучи и кормушки), а элементарная экономия сил. Да и как вообще автор мыслит преадаптацию к избытку ресурса и отсутствию хищников? В чем кроме экономии сил она может проявиться? Что касается горностая, то в Европе с ее зарегулированными реками могли и забыть, но в краю родных осин,где тоже есть горностай, все еще каждый год случается такое интересное явление, как половодье, когда поневоле плавает всё - от мыши до лося, а порой и до человека(тоже верно преадаптация, "но нельзя исключать и быструю эволюцию при попадании в островные биоценозы"), и плывут-то к ближайшей видимой возвышенности. Если островок виден с большой земли - ничего удивительного нет, истинное диво было бы, если горностай попёр бы в открытое море за три километра рыбку ловить. Словом, прежде чем объявить данное поведение новым, преадаптивным, "продуктом" быстрой эволюции (нужное подчеркнуть) неплохо бы поднять старую литературу по биологии вида (что, кстати, для ежа и сделано - Огнев в термины не играл).
    Ответить
    • cettia@yandex.ru > sVv#14 | 04.01.2017 | 20:49 Ответить
      Вы правы, но отчасти. Да, игра терминами в конце заметки навязана мне редакцией, но "за базар" я отвечаю. Вполне возможно, Вы правы, и это только экономия сил (если говорить о совместных днёвках, а не о питании ягодами), но мы можем говорить об этом, только если окажется, что ежи, спящие совместно, это случайные звери, а не родственники. В случае с теми же воронами совместное обитание на одном участке в условиях избытка пищи оказалось результатом сложно выстроенных социальных связей. Об этом в следующем обзоре, который скоро будет опубликован на "Элементах". Нужны эксперименты. Про горностая - не всё так как Вы говорите. Остров далеко от берега, и горностаю он не виден с материка, особенно горностаю плывущему. Согласитесь, плыть поневоле или намеренно бросаться в море - явления разного порядка. Известно много случаев, когда островные птички не перемещались на соседний островок, прекрасно видимый с берега, даже если им не хватало мест на родине и способность летать он не теряли (сейшельские камышевки, например, в итоге - людям пришлось "помочь" птицам пересечь узкий пролив). Так что, совсем не очевидно было, что горностай при расселении (а не пытаясь спастись от голода или стихийного бедствия) способен преодолевать значительное расстояние по морю. Пожалуйста, указывайте в следующий раз своё имя - очень трудно общаться с анонимом.
      Ответить
      • sVv#14 > cettia@yandex.ru | 05.01.2017 | 13:30 Ответить
        Имя - Валентин
        А если ежи в одном гнезде в Новой Зеландии родственники - что это меняет? Если расселение выводка идет аналогично простой диффузии, вероятность найти рядом территории родственников будет всегда выше чем неродственников и таких работ полно по самым разным видам (вот не знаю, как по ежам). Только если Вы докажете, что в Европе еж целенаправлено гоняет по лесам своих братьев и сестер и не обращает внимание на дядьев, сватьев и прочую седьмую воду на киселе, обнаружение родственников в новозеландском гнезде можно трактовать как новое поведение. Раньше в нашем Новосибирском зоопарке около десятка ежей каждое лето содержались в вольере с белками. Это были ежи, которые посетители приносили из леса, а потом не знали что с ними делать, вот и несли в зоопарк (в кончном итоге уже мы относили их обратно в лес). Я специально за этими ежами не наблюдал, но один раз помню, в пустой миске-поилке лежали два ежа. Мораль - обилие пищи кого хочешь помирит. Вспомните историю тигра и козла.
        Ответить
      • sVv#14 > cettia@yandex.ru | 05.01.2017 | 13:46 Ответить
        "В случае с теми же воронами совместное обитание на одном участке в условиях избытка пищи оказалось результатом сложно выстроенных социальных связей" - Ну Вы, батенька, сравнили не скажу что с пальцем. Ежа с вороной. Было бы странно, если бы совместное обитание на каком угодно участке и в каких угодно условиях у ворон оказалось бы асоциальным. Хотя бы потому, что еще никто в мире не видел асоциальной вороны. Ни в природе, ни в эксперименте. Социальность у ворон в генах, это их НОРМАЛЬНОЕ поведение, тут, в отличие от ежей, все давно доказано. Но это не отменяет мотивации экономии энергии. Те же вороны ездят на грузовиках, а после прорытия Симплонского тунеля стали летать в Италию через него (чем поразили орнитолгов начала века). Но вот беда-то - вскоре множество мелких воробьиных, не боящихся совершать перелеты в сумерках, тоже стали летать через Симплон. Как видите, усилия равно экономят и социальные и несоциальные виды, причем совершенно одинаковым образом.
        Ответить
      • sVv#14 > cettia@yandex.ru | 05.01.2017 | 14:47 Ответить
        Давайте разберем случай с горностаем подробно.
        1) Новая Зеландия не материк, а островная дуга, то есть она не просто гориста, а очень гориста. Одно дело наблюдать море с пляжа, другое дело - с гор, особенно если вершины этих гор покрыты не лесом, а зарослями травы, вроде наших альпийских лугов, но посуше (именно там и живут ежи, утоляющие жажду ягодами). У Вас есть гарантии, что данный горностай ни разу не был в горах? Тем более, что в Новой Зеландии горы везде и даже ежи - о чем Вы сами пишете - туда не только забираются, но и живут там постоянно.
        2)Горностаи, как и все мустелиды, хорошо плавают - форма тела норника позволяет, вот где следовало бы вести речь о преадаптации. Не знаю как горностай, но хорек в тесте Морриса ничем клеточной норке не уступает (а клеточная норка воды с 50 гг ХХв не видела). Горностай посткраниально - та же норка. Мне неизвестны анатомические особенности европейских популяций горностая (англичане ведь акклиматизировали своих), которые мешали бы им плавать сильнее, чем нашим русским куньим. А то, что у нас всякий зверь плавает - многократно наблюдалось и наблюдается в половодье.
        3) "особенно горностаю плывущему" - извините, это несерьезно, еще Крушинский показал, насколько широко распространена в животном мире экстраполяция. Среди карнивор нет ни одного вида, который не сумел бы экстраполировать атаку на невидимую движущуюся жертву. А тут не мышка, а неподвижный остров. Лисица реку переплывает, тоже берег не видит, так даже поправку на течение делает. Если горностай мог видеть остров с гор - мог и экстраполировать направление.
        4)"Согласитесь, плыть поневоле или намеренно бросаться в море - явления разного порядка". Cогласен, но как раз именно добровольность плаванья горностая и недоказана. В Новой Зеландии сейчас идет компания истребления животных-акклиматизантов, так что Вашего горностая вполне могли замордовать те же люди, что потом его на острове и открыли.
        5)"Известно много случаев, когда островные птички не перемещались на соседний островок..." Вы говорите про виды-эндемики, но горностай никогда не был видом-эндемиком. Напротив, это очень широко распространенная куница, великолепно расселяющаяся самостоятельно и не брезгующая антропогенным ландшафтом.
        Так что в истории с горностаем нет ничего особенного (если не считать таковым поведение редакции, пропустившей статью в журнал - в советском журнале "Охота и охотничье хозяйство" такое потянуло бы на письмо в редакцию). А вот Вам действительно пример "прыжка в ничто". Предки фолклендской лисицы прибежали на острова с континента по льду в аномально холодную зиму, преодолев около 360 км. По крайней мере это самая логичная гипотеза, так как острова с континента не видны ни при каких обстоятельствах, а приплыть туда по холодной воде нельзя. А теперь вопрос - что понадобилось сухопутному зверю, охотнику на мелкую дичь на морском льду, по которому он бегал не один день, так как 360 км в один день не пробежишь?
        Ответить
        • Юрий Федоров > sVv#14 | 07.01.2017 | 02:53 Ответить
          О, Валентин, благодарю Вас! За тёплые чувства по отношению к лисицам, воронам и горностаям, обретённые мною по прочтении Ваших тутошних слов!)

          Правда, без шуток, я стал богаче.)

          Жаль, ничерта не знаю что такое мустелиды и карниворы....(
          Ответить
        • Fangorn > sVv#14 | 13.01.2017 | 07:01 Ответить
          "А вот пример "прыжка в ничто". Что понадобилось сухопутному зверю на морском льду, по которому он бегал не один день, так как 360 км в один день не пробежишь?"

          А нельзя ли предположить, что "в аномально холодную зиму" океан замерз лишь частично и лисица попросту забралась на прибрежную льдину, которая затем отломилась и была унесена к Фолклендам?
          Ответить
          • sVv#14 > Fangorn | 19.01.2017 | 14:23 Ответить
            Это не снимает вопроса, а зачем ей это? Вы много лисиц (собак, волков, шакалов) на морских льдинах видели? Систематически на них ходят только песцы.
            Ответить
            • Fangorn > sVv#14 | 20.01.2017 | 15:36 Ответить
              На мой взгляд, вопрос "как мог замерзнуть открытый океан на широте Аргентины?" более трудный.
              А лиса могла зайти на припаянную к берегу льдину по многим причинам (пыталась срезать путь через залив; заблудилась в метель; поедала лежащую там мертвую птицу или зверя...) В последнем случае, кстати, ей еще и пропитание было в плавании.
              P.S. Кстати, возможно, океан вовсе не замерзал. А замерзла река - а потом начала таять. Лиса на льдине во время ледохода - явление нередкое.
              Ответить
              • sVv#14 > Fangorn | 08.02.2017 | 21:57 Ответить
                1) Вообще-то это Аргентина плейстоцена
                2) Иными словами - лиса, дура этакая, взяла, да и случайно зашла на льдину. А чем такое объяснение лучше ссылки на Божью Волю (свят-свят-свят), тем более, что дур должно быть много? Впечатляющая картина - сплав по реке стаи лисиц.
                Ответить
Написать комментарий


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»