Обезьяны способны анализировать чужие поступки

Три вида обезьян, принявших участие в эксперименте (слева направо): тамарин (Sanguinus oedipus), макак резус (Macaca mulatta) и шимпанзе (Pan). Рис. из обсуждаемой статьи в Science
Три вида обезьян, принявших участие в эксперименте (слева направо): тамарин (Sanguinus oedipus), макак резус (Macaca mulatta) и шимпанзе (Pan). Рис. из обсуждаемой статьи в Science

Начиная с 14-месячного возраста дети способны правильно оценивать смысл и мотивацию чужих поступков, отличая случайные действия от целенаправленных; при этом они учитывают обстоятельства, в которых находится человек, за которым они наблюдают. Американские этологи показали, что сходными способностями обладают и обезьяны, причем не только человекообразные. По-видимому, умение неформально анализировать чужое поведение развилось у приматов не позднее чем 40 миллионов лет назад, когда разделились эволюционные линии обезьян Старого и Нового Света.

В 2002 году были опубликованы результаты изящных экспериментов, показавших, что уже в возрасте 14 месяцев дети способны критически анализировать чужое поведение и отличать осмысленные, целенаправленные поступки от случайных или вынужденных. Экспериментатор на глазах у детей включал лампочку, нажимая на кнопку головой, хотя мог сделать это руками. Дети копировали это действие: когда им предоставлялась такая возможность, они тоже нажимали на кнопку головой — очевидно, полагая, что у этого способа нажатия на кнопку есть какие-то важные преимущества, раз взрослый человек так поступает. Однако если у экспериментатора, когда он нажимал головой на кнопку, были чем-то заняты руки, то дети не копировали слепо его действия, а нажимали на кнопку рукой. Очевидно, они понимали, что взрослый воспользовался головой лишь потому, что руки у него были заняты. Следовательно, малыши не просто подражают взрослым, а анализируют их поведение, учитывая при этом всю ситуацию.

Для такого анализа нужно обладать тем, что в англоязычной литературе называют «theory of mind» («теория разума»), то есть пониманием того, что другое существо тоже что-то соображает, что его поступки преследуют определенную цель и обусловлены некими рациональными мотивами. Традиционно считалось, что такое понимание присуще только человеку.

Американские этологи провели эксперименты с тремя видами обезьян — тамарином, макаком резусом и шимпанзе — чтобы проверить, нет ли у этих обезьян такой же способности к неформальному анализу чужих поступков, какая была выявлена у 14-месячных детей. В первой серии экспериментов животных приучали, что они должны выбрать из двух непрозрачных стаканчиков тот, в котором лежит конфета. Сначала угощение клали в один из стаканчиков на глазах у обезьяны, придвигали к ней оба стаканчика и смотрели, какой она выберет. Если она брала пустой стаканчик, то конфеты не получала. Это была предварительная часть эксперимента, точнее подготовка к эксперименту.

Дизайн первой серии экспериментов: вверху — «целенаправленное» действие, внизу — «случайное». Фото из обсуждаемой статьи в Science
Дизайн первой серии экспериментов: вверху — «целенаправленное» действие, внизу — «случайное». Фото из обсуждаемой статьи в Science

Когда обезьяны усваивали правила игры (они это понимали очень быстро, практически сразу), ученые приступали к основной части опыта. Обезьяне показывали два стаканчика, потом закрывали их загородкой и делали вид, что кладут в один из стаканчиков конфету, но обезьяна не могла видеть, в какой из двух. Потом загородку убирали, и экспериментатор совершал одно из двух действий: «случайное» либо «целенаправленное». В первом случае он прикасался к одному из стаканчиков тыльной стороной ладони, а потом убирал руку. Во втором случае он брал один из стаканчиков пальцами, не поднимая его, а потом точно так же убирал руку (подробнее с методикой можно ознакомиться в дополнительных материалах к статье; там же есть и видеоролики, показывающие, как проводились эксперименты). После этого оба стаканчика пододвигали к обезьяне и смотрели, какой она выберет.

Выяснилось, что все три вида обезьян четко отличают «случайный» жест экспериментатора от «целенаправленного». В первом случае они с равной вероятностью брали любой из двух стаканчиков. Очевидно, прикосновение тыльной стороной ладони ими интерпретировалось как ничего не значащее. Во втором случае они брали тот стаканчик, который экспериментатор хватал пальцами, в три раза чаще второго (то есть примерно в 75% случаев). Этот жест, видимо, воспринимался обезьянами либо как попытка взять стаканчик, либо как указание, подсказка, адресованная лично им — но во всяком случае, как целенаправленный и осмысленный поступок.

Таким образом, обезьяны отличают в чужом поведении случайные действия от целенаправленных. Но оставался открытым вопрос: как они это делают? Может быть, они интерпретируют чужое поведение чисто поверхностно, формально: например, акт хватания всегда считается «важным», а прикосновение тыльной стороной ладони — «неважным». В этом случае наблюдаемый результат мог быть достигнут и без «теории разума». Чтобы это проверить, была поставлена вторая серия экспериментов.

Вторая серия экспериментов: вверху — «целенаправленное» действие (руки заняты), внизу — «случайное» действие (руки свободны). Фото из обсуждаемой статьи в Science
Вторая серия экспериментов: вверху — «целенаправленное» действие (руки заняты), внизу — «случайное» действие (руки свободны). Фото из обсуждаемой статьи в Science

Здесь всё было устроено в общем так же, но экспериментатор прикасался к стаканчику не ладонью, а локтем. Авторы отмечают, что ни один из исследованных видов обезьян никогда не пользуется локтями, чтобы на что-то указывать или тем более что-то брать; поэтому для правильной интерпретации такого жеста одними формальными методами не обойтись — нужно пошевелить мозгами. В этой серии экспериментов также применялось два вида действия: «целенаправленное» и «случайное». В первом случае у экспериментатора руки были заняты. Обезьяна должна была сообразить, что человек потому и пользуется локтем, что у него заняты руки, и жест должен что-то значить. Во втором случае руки экспериментатора были свободны. Обезьяне нужно было понять, что если бы человек хотел взять стаканчик или указать на него, то сделал бы это рукой — ведь она свободна, и поэтому весь жест можно интерпретировать как случайное, бессмысленное действие.

Все три вида обезьян правильно разобрались в ситуации: если руки у человека были свободны, они брали любой из стаканчиков наугад, если заняты — выбирали тот, на который человек им указал локтем.

Авторы сделали вывод, что все исследованные обезьяны способны анализировать чужие поступки, в том числе нестандартные, с учетом конкретной ситуации и справляются с этим не хуже четырнадцатимесячных детей. Без «теории разума», по мнению исследователей, тут не обойтись.

Поскольку обезьяны Нового Света, к которым относится тамарин, отделились от обезьян Старого Света 40 млн лет назад, авторы заключают, что способность понимать мотивы чужих поступков появилась у приматов уже очень давно. Это умение, несомненно, развилось в связи с общественным образом жизни: очень трудно выжить в тесном коллективе, если не понимаешь мотивацию поведения соплеменников.

Источник: Justin N. Wood, David D. Glynn, Brenda C. Phillips, Marc D. Hauser. The Perception of Rational, Goal-Directed Action in Nonhuman Primates // Science. 2007. V. 317. P. 1402–1405.

См. также:
Будут ли расшифрованы генетические основы разума?, «Элементы», 09.10.2006 (в конце этой заметки приведена подборка ссылок на материалы, в которых рассказывается об обнаружении у животных таких черт поведения и психологии, которые ранее считались чисто человеческими).

Александр Марков


5
Показать комментарии (5)
Свернуть комментарии (5)

  • v.o.  | 12.09.2007 | 14:39 Ответить
    Наличие theory of mind у обезьян давно и хорошо известно см. п.7.4 Элементарное мышление животных. З.А. Зорина, И.И. Полетаева

    Там же описано отличие упомянутой способности у резусов от шимпанзе. Это отличие есть и оно принципиально. Это сильно не совпадает с описанными в статье результатами. Скорее всего, дело в том, что в описанных экспериментах обезьяны имели возможность считывать информацию с лица экспериментатора.

    Вот два отрывка из п.7.4. книги.
    О шимпанзе.
    Шимпанзе обучен находить кусочек лакомства, спрятанный под одним из 4 непрозрачных стаканов (см. рис. 7.5). Перед опытом один из экспериментаторов демонстративно уходит из комнаты (А), а другой прячет (незаметно для обезьяны) приманку под одним из стаканов (Б), но под каким именно она не видит, так как они отгорожены ширмой. Ушедший возвращается, и теперь оба человека пытаются подсказать ей, где лакомство, однако при этом указывают на разные стаканы (В). Поскольку обезьяна видела, что один из людей отсутствовал, и не мог знать, где находится пища, она, как правило, следовала указаниям того экспериментатора, у которого, по ее мнению, были знания о предмете. Модификацией такого опыта была ситуация, когда первый экспериментатор не уходил, а надевал на голову ведро, препятствовавшее обзору (Г). Его 'указания' обезьяна игнорировала и на этот раз.

    О резусах.
    Способность человекообразных обезьян 'поставить себя на место другого' сравнивали с возможностями приматов других видов, в частности макаков-резусов, не узнающих себя в зеркале. Обладают ли этим свойством макаки-резусы, показывает тест на 'перемену ролей' (Povinelli et al., 1991; 1992). Опыт заключается в следующем. Экспериментальная установка напоминает детскую настольную игру в хоккей, где пара игроков передвигает фигурки и манипулирует мячом с помощью нескольких специальных стержней. Достичь результата (получить приманку) два животных могут, лишь вместе выполняя определенные действия, причем каждое - свои. Таким образом, каждая обезьяна выучивает свою роль в этом взаимодействии. Затем животных меняют местами, и теперь они должны выполнять те действия, которые раньше выполнял партнер, т.е. происходит 'смена ролей'. В экспериментах Д. Повинелли антропоиды справлялись с ней успешно и практически сразу начинали правильно выполнять новые функции. Это означает, что на предыдущих стадиях обучения они наблюдали за действиями партнера и, оказавшись на его месте, быстро воспользовались приобретенным опытом. В отличие от антропоидов, макаки-резусы в новой ситуации должны были 'выучивать роль' сызнова - использовать опыт партнера они не могли.
    Ответить
    • Mikhail > v.o. | 13.09.2007 | 11:25 Ответить
      "Скорее всего, дело в том, что в описанных экспериментах обезьяны имели возможность считывать информацию с лица экспериментатора."

      Вообще-то и животные, и люди умеют считывать не только мимику (выражение лица), но и непосредственно состояние (эмпатия). Поэтому, если экспериментатор внутренне хотел показать, где находится еда, то он это мог сделать хоть с занятыми руками, хоть со свободными. На видеозаписях экспериментов с животными, которые мне довелось видеть в разное время, почти всегда видно, что экспериментаторы своим состоянием настойчиво "подталкивают" животных к правильному действию.

      На этот счет тоже были проведены эксперименты -- у детей и обезьян изучали желание помочь другим. Когда экспериментатор просто махал руками возле предмета, на него не реагировали. Когда же он явно пытался достать предмет (т.е. порождал соответствующее желание), ему помогали.

      Поскольку внутренний контроль экспериментатора за своими эмоциями и желаниями -- вещь субъективная, для чистоты эксперимента лучше всего использовать робота.
      Ответить
      • v.o. > Mikhail | 13.09.2007 | 12:40 Ответить
        >экспериментаторы своим состоянием настойчиво "подталкивают" животных к правильному действию.

        Речь именно об этом. При этом трудно говорить о чистоте эксперимента. В МГУ в группе Зориной экспериментатор прячется даже в экспериментах с птицами, не говоря уже о приматах.
        Здесь канонической является история об "умном Гансе" http://www.ethology.ru/library/?id=202
        Но, кажется, есть другие мнения.
        Ответить
      • Vagant > Mikhail | 15.09.2007 | 12:15 Ответить
        Поскольку внутренний контроль экспериментатора за своими эмоциями и желаниями -- вещь субъективная, для чистоты эксперимента лучше всего использовать робота.

        Не поможет. Если отсутствуют какие-либо признаки, так или иначе указывающие на искомый предмет, то теряется смысл эксперимента, и в дело вступает обычная теория вероятности. Пусть подталкивают, но пусть подталкивают целенаправленно. Просто следует выделять сходные группы признаков и отслеживать зависимости. Скажем, подсказка осуществляется только мимикой лица, или только указанием рук, размером посуды и пр. В каком варианте, как Вы думаете, обезьяна покажет лучший результат? А человек? Хохма в том, что служебная собака во всех случаях покажет лучший, практически 100%, результат. Впечатляют и результаты, показанные вОронами и попугаями. Ничуть не хуже. Большинство таких экспериментов основаны на поиске пищи (лакомства) или вознаграждения за достигнутый положительный результат. Т.е. животное решает обычную для себя задачу, но с дополнительными условиями. После таких опытов оно лишь отметит, про себя, что бывает и такое. А дети после участия в таких опытах, сплошь и рядом начинают играть между собой в эту игру, и что искать значения для них не имеет. Более того, они начинают менять правила, т.е. создавать собственные условия эксперимента. На мой взгляд, нет смысла изучать очевидное. Поведение всех без исключения животных обладает признаками разумного поведения, т.е. способностью к адекватной и рациональной реакции на внешнюю информацию. Иначе, некого было бы изучать. У кого поиск оптимума эффективней, значения не имеет. Он у них сформирован под среду обитания и образ жизни. И на этом стоп. Для обратного "прогрессивного" воздействия на внешнюю информационную среду требуется интеллект, которого у них нет.
        Ответить
        • Mikhail > Vagant | 15.09.2007 | 12:46 Ответить
          Мое замечание относилось не к вопросу о наличии разума у животных. Разум у них, безусловно, есть, только он отличается от человеческого - как количественно (по объему запоминаемой информации), так и качественно (по способности к абстрагированию информации и "сумме интересов").

          Я хотел обратить внимание на то, что, если задачей эксперимента является выявление способности отличать целенаправленное поведение от случайного, то надо сделать так, чтобы заключение о поведении наблюдаемого объекта делалось ТОЛЬКО на основании зрительной информации, без дополнительных "подсказок", которые могут искажать получаемый результат.

          Когда обезьяна наблюдает за человеком или другой обезьяной, она видит действие и чувствует состояние, стоящее за этим действием. И ее желание повторить действие основывается на учете ОБОИХ этих аспектов. У живых существ состояния, стоящие за целенаправленным и случайным поведением, различаются, что также проявляется и в характере движений.

          Если же мы хотим заставить обезьяну принять решение ТОЛЬКО на основании логических рассуждений (т.е. путем анализа ЧИСТО ВИЗУАЛЬНОЙ информации), то надо исключить "считывание" состояния экспериментатора. Один вариант для этого -- показать видеозапись, в которой лицо экспериментатоора скрыто под маской, а рисунок действий примерно одинаков, другой -- использовать робота, с которого просто нечего считывать.
          Ответить
Написать комментарий


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»