Грудные дети узнают родной язык по речевой мимике

Малыш смотрит на мамино лицо и воспринимает не только звучание речи, но и мимику. Мимика заставляет малыша сосредоточить внимание на определенных звуках речи, таким образом значимые звуки вычленяются из окружающего звукового хаоса. Фото с сайта cogsci.ucsd.edu
Малыш смотрит на мамино лицо и воспринимает не только звучание речи, но и мимику. Мимика заставляет малыша сосредоточить внимание на определенных звуках речи, таким образом значимые звуки вычленяются из окружающего звукового хаоса. Фото с сайта cogsci.ucsd.edu

Известно, что малыши начинают учить язык, лишь только появляются на свет или даже еще раньше. Считалось, что они воспринимают прежде всего звучание речи, фонемы и интонации. Теперь ученые доказали, что не меньшее значение в восприятии речи играет и мимика говорящего. В качестве сигнального раздражителя к обучению речевая мимика работает до 6-8 месяцев, а затем этот стимул теряет свое значение. При этом двуязычные детишки гораздо дольше реагируют на речевую мимику: ведь им необходимо выучить в два раза больше лингвистической информации.

Международная команда ученых из различных университетов мира — Университета Британской Колумбии (Ванкувер, Канада), Университета Макгилла (Монреаль, Канада), Оксфордского университета (Великобритания) и Барселонского университета (Испания) — исследовала новый аспект обучения речи у младенцев. Они проверили, как воспринимают груднички речевую мимику и насколько важен этот стимул в раннем обучении речи. Прежде речевая мимика считалась вспомогательным стимулом при обучении, а то и вовсе не важным. Ведущая роль отдавалась различению и восприятию отдельных звуков, интонациям и эмоциональному настрою речи. Может ли одна только мимика без собственно звучания речи служить сигналом для настройки внимания младенца? Если может, то и этот сигнал важен для восприятия и обучения.

Психологи поставили эксперимент, который подтвердил это предположение. Малышам в возрасте 4, 6 и 8 месяцев (по 36 детишек каждого возраста) давали послушать беззвучную видеозапись диктора, произносящего одно предложение. Видеоклипы были записаны на английском и французском языках. В качестве основного количественного показателя заинтересованного внимания измеряли время фиксации взгляда на видеоклипе. Когда внимание рассеивалось на 60% (соотношение времени фиксации взгляда на экране и на посторонних предметах), считалось, что малыш потерял интерес к картинке, то есть он всё как следует изучил и ничего нового он на экране не увидит. В этот момент беззвучный диктор начинал говорить фразы на французском языке.

В качестве контрольного теста после 60-процентного рассеяния внимания малышам давали посмотреть другую фразу, но на их родном английском. Оказывается, малыши тут же реагировали на смену языка и начинали с новым интересом глядеть на экран. Это означает, что они понимали, что на экране появилось нечто новенькое. Смена же фраз без смены языка не слишком их интересовала. Так вели себя груднички до 6 месяцев. В возрасте 8 месяцев детей больше не интересовала смена языка диктора, то есть время смотрения на экран вне зависимости от смены языка не увеличивалось, а продолжало уменьшаться.

Зеленые и синие отрезки на графике А показывают увеличение времени рассматривания видеоклипа при смене языка у 4-6-месячных младенцев. А вот фиолетовый отрезок показывает, что у 8-месячных грудничков время рассматривания беззвучной речи при смене языка уже не увеличивается. Зато, как это видно на графике В, у двуязычных 8-месячных детей смена речевой мимики всё еще увеличивает время рассматривания беззвучного диктора. Рисунок из цитируемой статьи в Science
Зеленые и синие отрезки на графике А показывают увеличение времени рассматривания видеоклипа при смене языка у 4-6-месячных младенцев. А вот фиолетовый отрезок показывает, что у 8-месячных грудничков время рассматривания беззвучной речи при смене языка уже не увеличивается. Зато, как это видно на графике В, у двуязычных 8-месячных детей смена речевой мимики всё еще увеличивает время рассматривания беззвучного диктора. Рисунок из цитируемой статьи в Science

Авторы статьи заключают, что к этому возрасту значимая часть этой языковой информации уже воспринята малышом и, что важнее, теперь фонетическая стимуляция становится ведущей. А вот у двуязычных детей речевая мимика и в 8 месяцев продолжает играть важную роль в речевом обучении. Время рассматривания видеоклипов у 8-месячных билингвов при смене языка увеличивается. Оно и понятно, им ведь нужно усвоить в два раза больше языковой информации и неплохим помощником на первых порах служит речевая мимика. По словам авторов публикации, она направляет внимание младенцев на нужные звуки, помогает вычленить значимые звуки из общего звукового фона.

Источник: Whitney M. Weikum, Athena Vouloumanos, Jordi Navarra, Salvador Soto-Faraco, Núria Sebastián-Gallés, Janet F. Werker. Visual Language Discrimination in Infancy // Science. 2007. V. 316. P. 1159.

Елена Наймарк


3
Показать комментарии (3)
Свернуть комментарии (3)

  • Алексей Гиляров  | 05.06.2007 | 09:52 Ответить
    Интересно, а что у обезьян происходит? Почему-то кажется, что там этот момент еще более важен. Но, может, я и не прав. Билингвы дети меня поражали. В Германии я часто близко общался с семьей, где отец немец всегда говорил со своей маленькой дочкой на немецком, а мать - русская, только на русском. Дочке было тогда около трех лет и она совершенно свободно общалась на двух языках, и никогда ничего не путала. Т.е. буквально - одну фразу папе по-немецки, а мне сразу же другую по-русски (это не перевод был). Самое смешное, что мы с папой говорили при этом по-английски!
    Интересен также вопрос о собаках, привыкших к словам на одном языке, и вдруг попадающих в обстановку другого языка. В свое время (конец 1950=х - начало 1960=х) Сергей Владимирович Образцов, известный кукольник, а заодно и любитель всякой живности, привез сенбернара из Бельгии, и вынужден был на неделю взять отпуск за свой счет и на даче обучать сенбернара русскому, так как тот понимал только по-французски, а постоянно живший на даче сторож французским не владел. Все это с огромным юмором рассказывал у нас дома брат С.Образцова - Борис Владимирович, зоолог.
    Ответить
    • Александр Марков > Алексей Гиляров | 05.06.2007 | 10:42 Ответить
      Что касается обезьян, то я где-то читал, что у них поле Брока в височной доле, отвечающее у людей за речь, контролирует мимику. Так что связь речи и мимики очень глубокая.
      Ответить
      • PavelS > Александр Марков | 06.06.2007 | 02:03 Ответить
        Может, тогда статья подтверждает правило "развитие индивида повторяет эволюцию вида". В смысле, дети повторяют черты, свойственные обезьянам, и скорее всего, предкам людей.

        Тогда есть смысл поискать переключатель "с мимики на речь", который срабатывает в 7-и месячном возрасте, и должен быть генетическим отличием людей.

        И несколько в другую тему: у меня есть обрывочное воспоминание одного момента предельно раннего детства, месяцев 6. Хорошо помню, что тогда мне удавалось понимать слова и фразы, когда мне что-то говорили - и так же помню, что абсолютно никто даже не пытался понимать что говрю я. Скорее всего именно это мне и запомнилось, что отложилось на годы - до чего тупые взрослые. :)
        К сожалению, в быту считается что говорить с детьми до 1-го года бесполезно, т.к. "они всё равно не говорят".
        Ответить
Написать комментарий

Другие новости


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»