Грамота 43, конец XIV века. «От Бориса ко Ностасии. Како приде ся грамота, тако пришли ми цоловекъ на жерепце, зане ми здесе делъ много. Да пришли сороцицю: сороцице забыле» (фото и рис. с сайта gramoty.ru)
Грамота 43, конец XIV века. «От Бориса ко Ностасии. Како приде ся грамота, тако пришли ми цоловекъ на жерепце, зане ми здесе делъ много. Да пришли сороцицю: сороцице забыле»

В Интернете нечасто появляется что-нибудь действительно важное. Одно из таких значительных событий произошло несколько дней назад, и на этот раз праздник случился на улице историков и лингвистов. Открылся сайт gramoty.ru (не путать с gramota.ru!), представляющий вниманию ученых и широкой публики все ныне известные древнерусские берестяные грамоты.

Первую грамоту на бересте нашли в Новгороде в 1951 году, сейчас их уже 1057. Обычно говорят о новгородских грамотах, но почти сто из них найдены в других городах: в Старой Руссе под Новгородом, в Торжке, Пскове, Твери, Смоленске, Рязани, Витебске, Мстиславле, Звенигороде Галицком. Одна берестяная грамота обнаружена и в Москве, во время ремонтных работ на Красной площади.

В Новгороде находок так много не только потому, что здесь уже полстолетия с лишним ведутся целенаправленные раскопки, но и из-за особенностей новгородской почвы. Она настолько пропитана влагой, что органика в ней быстро изолируется от доступа кислорода и может веками оставаться в целости и сохранности.

Сиюминутные записки, которые выбрасывались сразу после прочтения, оказались долговечнее книг, писавшихся на века на драгоценном пергамене. Почти половина новгородских грамот относится к домонгольской эпохе, с середины XI по первую треть XIII века, — времени, от которого почти не осталось письменных памятников. А те, что есть, повествуют о высоком и умалчивают о быте, семейной жизни, деловых отношениях — о том, свидетельства чего в изобилии присутствуют в берестяных грамотах, а значит, теперь открыты и для нас с вами.

Важно, что доступ к этому ценнейшему источнику интернет-сообщество получает «из первых рук». Сайт подготовлен исследовательской группой, действующей в составе Новгородской археологической экспедиции, во главе с академиками РАН А. А. Зализняком и В. Л. Яниным — многолетнее сотрудничество этих ученых в деле публикации и изучения берестяных грамот стало уже своего рода символом союза лингвистики с историей и археологией.

Основу сайта составляет база данных, включающая фотографии берестяных грамот, их прориси, древнерусские тексты, переводы на современный русский язык и основные сведения о документах. Для большинства грамот приводится их описание в фундаментальном труде А. А. Зализняка «Древненовгородский диалект». Простая поисковая система позволяет строить запросы по важнейшим параметрам: месту находки, дате, степени сохранности, жанровой категории.

Грамота 199, середина XIII века, внешняя сторона коры. Один из знаменитых рисунков новгородского мальчика Онфима. Подписи (в переводе): «поклон от Онфима к Даниле», «я зверь» (фото и рис. с сайта gramoty.ru)
Грамота 199, середина XIII века, внешняя сторона коры. Один из знаменитых рисунков новгородского мальчика Онфима. Подписи (в переводе): «поклон от Онфима к Даниле», «я зверь»

Большая часть грамот — частные письма, семейные и деловые, но встречаются также челобитные, официальные документы, описи имущества, церковные тексты, отрывки литературных произведений, заговоры, военные и дипломатические донесения («Литва въстала на Корелу»). Некоторые грамоты написаны женщинами — причем в целом ряде случаев не остается сомнений в том, что жительница Новгорода писала письмо (например, любовную записку) собственноручно, а не диктовала писцу. Есть грамоты с азбукой, складами (ба ва га да...) и даже детскими рисунками.

То, что грамотность в Новгороде уже с самых древних времен была столь широко распространена, стало для ученых большой неожиданностью. Однако в первые 25-30 лет изучения берестяных писем к ним относились немного свысока: считалось, что новгородцы, пусть и грамотные, писали очень неряшливо — делали слишком много ошибок. В самом деле, вместо буквы о, например, они легко могли написать ер (ъ) или наоборот, а e менялось местами то с ерем (ь), то с ятем.

И только к 80-м годам, когда за изучение грамот взялся сам Андрей Анатольевич Зализняк, стало понятно, что это не ошибки, а особая орфографическая система, подобная смешению е и ё (также обозначающих разные звуки!) в привычной для нас орфографии. И тогда оказалось, что, за вычетом нескольких орфографических особенностей, берестяные грамоты очень точно отражают то, как говорили новгородцы, и написаны чрезвычайно аккуратно и последовательно. Более 95% из них не содержат ни единой ошибки. (В общем-то, это и не удивительно, поскольку в древности к письму относились намного серьезнее, чем сейчас, — как к занятию в некотором смысле сакральному.)

Андрей Анатольевич Зализняк на традиционной осенней лекции, посвященной лингвистическим итогам очередной новгородской экспедиции. Самая большая аудитория 1-го гуманитарного корпуса МГУ уже давно не вмещает всех желающих послушать лекцию Зализняка, и с каждым годом их число растет. 2 октября 2006 года, фото Алексея Касьяна
Андрей Анатольевич Зализняк на традиционной осенней лекции, посвященной лингвистическим итогам очередной новгородской экспедиции. Самая большая аудитория 1-го гуманитарного корпуса МГУ уже давно не вмещает всех желающих послушать лекцию Зализняка, и с каждым годом их число растет. 2 октября 2006 года, фото Алексея Касьяна

Новое — уважительное — отношение к рукописному наследию древнего Новгорода оказалось весьма плодотворным. Едва ли не половину ранее опубликованных грамот лингвисты смогли прочесть по-новому, «расшифровав» темные места, в которых раньше виделись просто ошибки неграмотного писца. Были выявлены и описаны особенности древненовгородского диалекта — и некоторые из них оказались совершенно неожиданными, не вписывающимися в существующие представления об истории славянских языков.

Оказалось, что в древности диалекты Новгородской земли и всей остальной Руси (Киева, Суздаля, Смоленска, Рязани) существенно различались. А затем под влиянием всё более тесных контактов эти различия постепенно стирались: с XI по XV век сугубо новгородских форм в грамотах становится всё меньше, а общерусских — всё больше. При этом тот русский язык, на котором мы говорим сейчас, наследует не только «киевские», но и «новгородские» черты.

Каждому, кто хоть сколько-нибудь знаком с древнерусским языком, — да и остальным тоже — будет весьма интересно попытаться самому прочесть и понять грамоты. Начать лучше с фотографии, потом перейти к прориси (схематическому изображению текста), далее — к стандартизованному тексту, разделенному на слова. И только после этого посмотреть перевод, который создатели сайта специально спрятали, чтобы не лишать читателя удовольствия самому сделать маленькое открытие.

См. также:
1) А. А. Зализняк. Общие сведения о берестяных грамотах.
2) А. А. Зализняк. Новгородская Русь по берестяным грамотам. Лекция на Polit.ru.
3) В. Л. Янин. Берестяные грамоты как исторический источник (PDF, 200 Кб).
4) Интервью с А. А. Гиппиусом на радио «Свобода»: часть 1; часть 2.
5) Е. Галинская. «Слово о полку Игореве»: точка в споре?.

Михаил Волович


1
Показать комментарии (1)
Свернуть комментарии (1)

  • dims  | 13.02.2007 | 21:21 Ответить
    А есть ли среди наших дервних грамот вообще и среди грамот на сайте нерасшифрованные?
    Ответить
Написать комментарий


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»