Биохимические основы любви закладываются в младенчестве

Контакт с матерью нужен малышу, чтобы научиться любить (фото с сайта www.photohome.com)
Контакт с матерью нужен малышу, чтобы научиться любить (фото © Photohome.com)

Психологи давно предполагали, что первые месяцы после рождения ребенка особенно важны для развития способностей к полноценному общению, любви и дружбе, формированию устойчивых социальных связей. Теперь эта гипотеза получила прямые биохимические подтверждения.

Дети, лишенные контакта с родителями сразу после рождения, рискуют на всю жизнь остаться ущербными в эмоциональном, психическом и социальном отношении. Даже обретение новой полноценной семьи и любящих приемных родителей не гарантирует полной реабилитации, если ребенок провел первые 1-2 года жизни в приюте.

К такому неутешительному выводу пришла группа психологов под руководством Сета Поллака (Seth D. Pollak) из Висконсинского университета (Мэдисон, США), опубликовавшая результаты своих исследований в одном из самых уважаемых научных журналов — Proceedings of the National Academy of Sciences of the USA (PNAS).

Известно, что ключевую роль в формировании полноценных и эмоционально насыщенных межличностных связей играют нейропептиды — сигнальные вещества, определяющие эмоциональный статус у человека и высших животных. Трудно проникнуться искренними чувствами к человеку, близость которого вызывает у нас отрицательные эмоции или не вызывает никаких. Контакт с любимым человеком в норме должен приводить к повышению концентрации определенных нейропептидов (в частности, окситоцина) в спинномозговой жидкости и крови. В противном случае, вы не испытаете ни радости, ни удовольствия от общения, даже если умом будете понимать, какой это замечательный человек и как много хорошего он вам сделал.

Всё это характерно отнюдь не только для человека. У других млекопитающих (в том числе у тех видов, для которых характерны моногамные семьи) та же самая гормональная система управления эмоциями отвечает за формирование устойчивых привязанностей, которые с биохимической точки зрения ничем не отличаются от человеческой любви.

Поллак и его коллеги изучали выборку из 18 детей — бывших сирот, которые провели в приюте первые месяцы или годы жизни (от 7 до 42 месяцев, в среднем 16,6), а затем были усыновлены или удочерены благополучными, обеспеченными семьями. В этих комфортных условиях дети провели к моменту начала эксперимента от 10 до 48 (в среднем 36,4) месяцев. В качестве «контроля» использовались дети, живущие с родителями с самого рождения.

Уровень вазопрессина в моче бывших сирот (правая колонка) в среднем ниже, чем у «домашних» детей (рисунок из статьи в PNAS)
Уровень вазопрессина в моче бывших сирот (правая колонка) в среднем ниже, чем у «домашних» детей (рисунок из статьи в PNAS)

Ученые измеряли уровень двух ключевых нейропептидов, связанных с формированием социальных связей (как у человека, так и у животных): окситоцина и вазопрессина. Методологическая «изюминка» данного исследования состояла в том, что уровень нейропептидов измерялся не в спинномозговой жидкости и не в крови (как это принято делать в подобных случаях), а в моче. Это сильно упростило задачу и позволило не травмировать детей многократным забором крови или тем более спинномозговой жидкости. С другой стороны, это создало авторам исследования определенные трудности. Не все их коллеги согласны с утверждением, что концентрация нейропептидов в моче является адекватным показателем уровня синтеза этих веществ в организме. Пептиды нестойки, и большая часть их может разрушиться в крови гораздо раньше, чем попадет в мочу. Авторы не проводили специальных исследований для подтверждения корреляции уровней нейропептидов в крови и моче, они лишь ссылаются на две довольно старые статьи (1964-го и 1987 гг.), в которых приводятся экспериментальные данные, подкрепляющие их точку зрения.

Так или иначе, оказалось, что у бывших сирот уровень вазопрессина заметно понижен по сравнению с «домашними» детьми.

Уровень окситоцина после общения с матерью у «домашних» детей повысился, а у бывших сирот — не изменился (рисунок из статьи в PNAS)
Уровень окситоцина после общения с матерью у «домашних» детей повысился, а у бывших сирот — не изменился (рисунок из статьи в PNAS)

Еще более драматичная картинка получилась по другому «коммуникативному» нейропептиду — окситоцину. Базовый уровень этого вещества оказался примерно одинаковым у бывших сирот и у контрольной группы. Эксперимент, поставленный психологами, заключался в следующем: дети играли в компьютерную игру, сидя на коленях у своей матери (родной или приемной), после этого измерялся уровень окситоцина в моче и сравнивался с «базовым», измеренным перед началом эксперимента. В другой раз те же дети играли в ту же игру, сидя на коленях у незнакомой женщины.

Оказалось, что у «домашних» детей после общения с мамой уровень окситоцина заметно повышается, тогда как совместная игра с незнакомой женщиной такого эффекта не вызывает. У бывших сирот окситоцин не повышался ни от контакта с приемной матерью, ни от общения с незнакомкой.

Эти печальные результаты показывают, что способность радоваться общению с близким человеком, по-видимому, формируется в первые месяцы жизни. Малыши, лишенные в течение этого критического периода самого главного — контакта с родителями, — могут на всю жизнь остаться эмоционально обедненными, им будет трудно адаптироваться в обществе и создать полноценную семью.

См. также:
Childhood Scars That Never Heal («Детские шрамы, которые не исчезают») — рассказ об этом исследовании на сайте ScienceNow
Эндорфины сделали нас людьми? (о возможной роли нейропептидов и эмоциональной регуляции поведения в эволюции Homo sapiens) — «Элементы», 29.11.2005

Александр Марков


4
Показать комментарии (4)
Свернуть комментарии (4)

  • tafik  | 11.12.2007 | 09:18 Ответить
    Реальность намного сложнее, чем модельный опыт с 2 гормонами. Особенно это касается человека. Так что выводы, связанные с человеческими отношениями, не корректны.
    Ответить
  • reiser  | 18.06.2010 | 16:51 Ответить
    Тут возникает вопрос: а что получается, если добавить третью группу испытуемых,- тех детей, которые были усыновлены в раннем младенчестве, т.е. практически не были без "матери" - какой уровень окситоцина будет у них? Сумеет ли ребёнок на биохимическом уровне отличить родную ммать от неродной?
    Ответить
  • Maya  | 08.08.2010 | 17:55 Ответить
    Не считаю озвученную корреляцию между ранним сиротством и уровнем окситоцина корректной. Причинно-следственные отношения не установлены.
    Не рассмотрен вариант того, что низкий уровень окситоцина у ребенка достался ему по наследству от матери, у которой, в свою очередь, низкий уровень окситоцина привел к отказу от ребенка.
    Ответить
  • Malevolent  | 18.08.2010 | 18:53 Ответить
    Интересно, что конкретно делает различным уровень гормонов у приемных детей и детей, изначально с семьей? Есть ли какие-то ведущие факторы в первые месяцы после рождения?
    Ответить
Написать комментарий

Другие новости


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»