Элементы Элементы большой науки

Поставить закладку

Напишите нам

Карта сайта

Содержание
Энциклопедия
Новости науки
LHC
Картинка дня
Библиотека
Методология науки
Избранное
Публичные лекции
Лекции для школьников
Библиотека «Династии»
Интервью
Опубликовано полностью
В популярных журналах
«В мире науки»
«Знание — сила»
«Квант»
«Квантик»
«Кот Шрёдингера»
«Наука и жизнь»
«Наука из первых рук»
«Популярная механика»
«Потенциал»: Химия. Биология. Медицина
«Потенциал»: Математика. Физика. Информатика
«Природа»
«Троицкий вариант»
«Химия и жизнь»
«Что нового...»
«Экология и жизнь»
Из Книжного клуба
Статьи наших друзей
Статьи лауреатов «Династии»
Выставка
Происхождение жизни
Видеотека
Книжный клуб
Задачи
Масштабы: времена
Детские вопросы
Плакаты
Научный календарь
Наука и право
ЖОБ
Наука в Рунете

Поиск

Подпишитесь на «Элементы»



ВКонтакте
в Твиттере
в Фейсбуке
на Youtube
в Instagram



Новости науки

 
20.02
Экстракт из старых сородичей ускоряет старение

16.02
Открыт бензольный дикатион — пирамида с шестикоординационным углеродом

15.02
Детектор ATLAS увидел рассеяние света на свете

14.02
Кембрийское ископаемое Saccorhytus поместили в основание эволюционной линии вторичноротых

13.02
Эволюционные последствия генных дупликаций удалось оценить количественно






Главная / Библиотека / В популярных журналах / «Троицкий вариант» версия для печати

Право на выбор

Подготовила Наталия Демина
«Троицкий вариант» №21(215), 18 октября 2016 года

Фото с сайта премии «Просветитель»
Фото с сайта премии «Просветитель»

5 октября 2016 года на пресс-конференции в Москве были объявлены короткие списки премии «Просветитель». Из 25 книг длинного списка в него вошли 8. По решению жюри Андрей Зорин, автор книги «Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века», получит специальную премию «Просветитель просветителей», поэтому автор и его сочинение выводятся из конкурса.

С 10 по 13 ноября в России пройдет Фестиваль премии «Просветитель», а имена двух лауреатов станут известны 16 ноября на торжественной церемонии в Центральном доме литераторов. Вознаграждение лауреатов составит 700 тыс. руб., а каждый финалист получит денежный приз в размере 100 тыс. руб. и примет участие в лекционном турне по городам России.

Финалисты премии 2016 года в номинации «Естественные науки»:

  1. Владимир Динец «Песни драконов. Любовь и приключения в мире крокодилов и прочих динозавровых родственников» (М.: АСТ: Corpus, 2015).
  2. Борис Жуков «Введение в поведение» (М.: АСТ: Corpus, 2016).
  3. Моисей Каганов «Физика глазами физика». В 2 частях. (М.: МЦНМО, 2014).
  4. Александр Панчин «Сумма биотехнологии» (М.: АСТ: Corpus, 2015).

В номинации «Гуманитарные науки»:

  1. Александр Аузан «Экономика всего. Как институты определяют нашу жизнь» (М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014).
  2. Кирилл Бабаев, Александра Архангельская «Что такое Африка» (М.: Рипол Классик, 2015).
  3. Сергей Кавтарадзе «Анатомия архитектуры. Семь книг о логике, форме и смысле» (М.: Издательский Дом ВШЭ, 2016).
  4. Наталья Лебина «Мужчина и Женщина: тело, мода, культура. СССР — Оттепель» (М.: Новое литературное обозрение, 2014).

Жюри конкурса возглавляет литературовед, профессор Еврейского университета в Иерусалиме Роман Тименчик. Его коллеги по ареопагу этого года — историк науки, заместитель главного редактора журнала «Вопросы истории естествознания и техники» Дмитрий Баюк; уполномоченный по правам ребенка в Москве, заслуженный учитель России Евгений Бунимович; лингвист, член-корреспондент РАН, заместитель директора Института русского языка РАН, профессор МГУ Владимир Плунгян и биолог, профессор Сколтеха, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета, профессор Университета Ратгерса (США) Константин Северинов.

Кроме того, по традиции в жюри состоят лауреаты предыдущего года: антрополог, профессор Калифорнийского университета в Беркли (США) Алексей Юрчак и редакторы-составители книги «Математическая составляющая» Николай Андреев, Сергей Коновалов и Никита Панюнин (представитель на заседаниях жюри — Сергей Коновалов). Дмитрий Зимин, один из учредителей премии, входит в состав жюри с правом совещательного голоса.

Что думают о выборе жюри и книгах, не попавших в финал, читатели: ученые, научные журналисты и члены жюри?

Елена Клещенко, зам. главного редактора журнала «Химия и жизнь», писатель-фантаст:

Выбор жюри в номинации «Естественные науки» всецело одобряю, даже не знаю, кого бы я теперь хотела видеть победителем, каждый хорош по-своему. Не читала книгу Моисея Каганова, но заглавие интересное, и, мне кажется, популярных книг по физике пока еще меньше, чем по биологии, так что полезно их поощрять. Жаль, что не вошло «Происхождение жизни» Михаила Никитина; возможно, книга показалась слишком трудной для восприятия — образовательной, а не просветительской, если воспользоваться определением Дмитрия Борисовича Зимина. Может быть, образовательным книгам нужна отдельная премия или номинация?

Борис Штерн, астрофизик, главный редактор ТрВ-Наука:

Я очень удивлен, что Михаил Никитин не вошел в список финалистов. Его книга, кстати, у нас в интернет-магазине на сайте ТрВ-Наука является лидером продаж. Из прошедших в финал я рад Александру Панчину.

Ася Казанцева, научный журналист, лауреат премии «Просветитель» 2014 года:

Я в этом году сознательно отказалась от участия в голосовании со своей розовой книжкой — не хотела создавать ситуацию, в которой я могла бы оттянуть голоса жюри от «Суммы биотехнологии» Александра Панчина. Я уверена, что это одна из самых важных книг, выходивших за последние годы, я не сомневалась, что она пройдет в короткий список, и искренне надеюсь, что она победит.

Я не читала книжку по физике, попавшую в шорт-лист, зато читала все три по биологии, и они все мне нравятся. Многие критиковали «Песни драконов» за то, что там мало популяризации конкретных знаний и фактов. Действительно, это скорее художественный текст, после прочтения которого любому человеку немедленно хочется всё бросить и уйти в ближайшие джунгли заниматься зоологией. Но создание эмоционально положительного отношения к науке — это тоже важная задача популяризации, хотя и смежная с той, которую решают обычные научно-популярные книги. Что касается Бориса Жукова, то он наследует традиции советского научпопа в самом лучшем смысле этого слова — он очень обстоятельно, детально и неторопливо рассказывает о том, как развивались исследования поведения, и это важный контекст для того, чтобы понимать, к чему они пришли сегодня.

Как и многим другим людям, мне очень жаль, что в короткий лист не попала книга Михаила Никитина. Это прежде всего огромная потеря для научно-популярных лекториев «Просветителя», потому что Михаил — один из лучших лекторов-биологов в нашей стране, он умеет рассказывать про lac-оперон и Hox-гены так, чтобы и подготовленным, и неподготовленным слушателям (одновременно!) было понятно и интересно. Наверное, жюри просто не решилось составлять шорт-лист полностью из книг по биологии?

Мне кажется, ничего страшного бы в этом не было. Но вообще, конечно, я ужасно сочувствую членам жюри — лонг-лист с каждым годом становится всё лучше и лучше, и выбрать из него всего-то какие-то четыре книжки так, чтобы не выплеснуть за борт еще кучу не менее важных, кажется, уже просто невозможно. Премия «Просветитель» хотела расцвета научно-популярного книгоиздания в России — вот вам расцвет, получите и распишитесь. Не то что в шорт-лист, в книжный шкаф уже ничего не помещается.

Дмитрий Баюк, член жюри:

Я твердо уверен, что жюри совершило большую ошибку, и в полной мере осознаю свою ответственность за эту ошибку. Я уверен, что лучшим кандидатом на главную премию в номинации естественных и точных наук была бы книга М. Никитина «Происхождение жизни: от туманности до клетки», и я до сих пор не могу понять, как могло случиться, что она не попала в шорт-лист. При этом сразу оговорюсь, что вовсе не считаю эту книгу лишенной недостатков и даже не считаю, что автору удалось хоть в какой-то степени дать ответ на вопросы, очевидно содержащиеся в заголовке: что есть жизнь, способна ли она к самозарождению, и если да, то как оно происходит? Более того, уже первая фраза книги (после всех необходимых предисловий): «Земля — единственная известная нам планета, на которой есть жизнь» — очевидно неверна. Правильнее было бы сказать: «Земля — единственная планета, о жизни на которой мы кое-что знаем». Но в ней есть главное: она рассказывает о современной науке и делает это увлекательно и ясно. Не сомневаюсь, что об этом авторе мы еще услышим.

Ошибка, на мой взгляд, вкралась в работу жюри и при обсуждении второй номинации, по гуманитарным наукам. В данном случае обе книги, которые, я убежден, достойны главного приза, попали в короткий список, но туда же попала и одна из книг, которые никак не должны были там оказаться. Сейчас я не чувствую себя вправе сказать прямо, о каких именно книгах речь, но чувствую себя вправе сказать иное: обсуждению предшествовало рейтинговое голосование, и по обоим спискам результаты рейтингового голосования лучше итоговых списков, они больше соответствовали истинным достоинствам книг. Получается, что в обоих случаях обсуждение книг не способствовало адекватности их оценки. Это обстоятельство меня немало обескуражило.

В ходе обсуждения много говорилось о природе научной популяризации, и мне хотелось, чтобы сказанное там было со временем обнародовано. Оно не имеет прямого отношения к тому, как именно оценивались книги, но сильно могло бы прояснить, почему некоторые из книг, будучи по-своему замечательными, не могли рассматриваться как претенденты на премию. Причем это в значительно большей степени относится к книгам гуманитарного списка: меня и самого при чтении их удивляло, почему практически все книги естественнонаучного списка явно написаны с популяризаторскими целями, а некоторые книги гуманитарного списка представляли собой фактически научные монографии, авторы которых ориентировались скорее на своих коллег, чем на неподготовленного читателя.

Но очень удачный пример популяризации исторических знаний нам встретился в книге Зазулиной о Павле I — российском императоре, не то чтобы совсем забытом, но всё же далеко не самом любимом персонаже исторических книг. Особый интерес этой книги для меня в том, что там много внимания уделяется интересу Павла I к астрономии и его контактам по этому поводу с учеными Санкт-Петербургской академии наук. Мне жаль, что эта книга не попала в шорт-лист, но я уверен, что она будет по достоинству оценена читателями.

Наконец, мне бы хотелось подчеркнуть, что, как правило, за хорошей научно-популярной книгой стоит яркая философская идея. Очень редки удачные научно-популярные книги, написанные исключительно ради популяризации знаний. Я убежден, например, что в книге А. Панчина «Сумма биотехнологии» членов жюри в большей степени увлекли философские выводы, чем научные факты. Автор, видимо, понимал это и сам, намекая названием своей книги на святого Фому Аквинского или, точнее, намекая на Станислава Лема, намекающего на средневековую схоластическую традицию, в которой, как мы помним, философия прямо называлась служанкой теологии.

Конечно, философия давно уже перестала быть служанкой теологии, а наука перестала на каждом шагу оглядываться на философию, познание природы и человеческого общества научными методами приводит к тупикам, выходы из которых могут быть найдены методами исключительно философскими. На мой взгляд, появление научно-популярных книг, в которых эта их особенность не спрятана, а выделена и предложена к обсуждению, стоит всячески приветствовать.

Олег Добровольский, художник, иллюстратор книг:

Я, конечно, болел за те, которые иллюстрировал. А в финал вышли они обе, и даже не знаю, за кого болеть теперь. Книгу Александра Панчина делать было труднее и непривычнее, а Бориса Жукова — веселее... А как книжки они обе хорошие!

Егор Задереев, биолог, популяризатор науки:

Из длинного списка я читал только «Сумму биотехнологии» — она вошла в шорт-лист, так что я вполне удовлетворен. Что касается постановки вопроса: «Довольны ли Вы выбором жюри?» — я был в жюри нескольких конкурсов, в том числе всероссийских. Всегда есть победившие и проигравшие. Всегда есть недовольные и довольные выбором жюри. Не бывает идеально правильного решения.

<...> Поэтому я не вижу повода обсуждать выбор жюри, а буду ждать финала этого года и болеть за книгу Александра Панчина.

Николай Андреев, Сергей Коновалов, Никита Панюнин, члены жюри:

На церемонии объявления шорт-листа премии «Просветитель» уже говорили об «урожайности» в этом году для гуманитарного списка. К числу названных там интересных книг, не вошедших в короткий список, хотим добавить книгу «Дунай: река империй», которую написал Андрей Шарый.

Клиповая манера представления информации, мыслей, впечатлений господствует не только в интернете и массмедиа, но проявляется и во многих книгах. Сложные и «длинные» темы разбиваются на осколки, далеко не всегда дающие ощущение цельности, связности. А без этого серьезную задачу не решить.

В книге А. Шарого рассказ о десяти придунайских странах ведется не разобщенно, а нанизан на объединяющий стержень, в роли которого выступает Дунай. Река как объединяющий повествование герой — сильный и интересный ход, а динамизм рассказа обеспечивается естественным «двигателем» — течением Дуная. Впрочем, великая река интересна и сама по себе.

Чувствуется, что автор хорошо знает историю и современную жизнь этих мест, книга увлекательна и содержательна.


Фрагменты выступлений на пресс-конференции премии

Роман Тименчик, председатель жюри:

У этого краткого гуманитарного списка есть решающее отрицательное свойство. Он краток, и поэтому участвующим вчера в обсуждении членам жюри приходилось делать над собой усилие, выискивать какие-то порой микроскопические недочеты в тех книгах, которые должны были остаться в длинном списке и не войти в короткий. Я впервые участвую в работе такого жюри, поэтому и всем оценивающим, и оценивающим эти оценки нужно учесть то, что мы оценивали не только рукописи, но и книги, которые будут читаться, поэтому в ряде случаев баллы были снижены не за качество сочинения, а за качество издания. И наоборот, в каких-то случаях оформление, внешний вид и построение книги работали на более высокую оценку самого сочинения.

Книги длинного списка, не вошедшие в короткий список, ничем не хуже короткого, и вообще этот год явно урожайный для гуманитарного списка. Такой яблочный год, когда вышло редкое количество безусловно хороших книг. Дай бог, чтобы так было всегда! <...>

Евгений Бунимович, член жюри:

<...> В этом году гуманитарный список был не слабее естественнонаучного и даже в своем разнообразии показался в чем-то убедительнее.

Мне очень понравилась в гуманитарном списке книга Натальи Зазулиной «Миссия великого князя» (М.: Бослен, 2015), она очень красиво издана и представляет собой цельное исследование. <...> Еще об одной книге я бы хотел сказать отдельно. (Книга Рудольфа Буруковского и Марины Подольской «О чем поют ракушки» («Kazan-Казань», 2013). — Ред.) Наверное, нет ни одного взрослого или ребенка, который на берегу моря не подпадает под обаяние ракушек и не начинает их собирать. Я каждый раз привожу их домой, а потом думаю, куда их деть. Совершенно изумительная книга людей, которые посвятили этой теме всю жизнь. Я посвятил свою жизнь другому и даже немного им завидую — может быть, надо было тоже заняться ракушками и быть счастливым...

Дмитрий Зимин, основатель премии:

Кроме ощущения праздника у меня с самого начала была некая горечь от того, что элемент лотереи, который имеется всегда, в силу тех или иных случайностей оставляет за пределами коротких списков прекрасные книги. За некоторые я дрался, но безуспешно. <...> Я горячо рекомендую некоторые книги. Это книга, о которой уже говорилось, Натальи Зазулиной «Миссия великого князя». Редкая книга, прелесть которой заключается в том, что ее можно с большим удовольствием читать с любого места... А какие там иллюстрации!

Если есть возможность, полистайте все книги длинного списка. Это очень достойные книги. Читайте и радуйтесь!

Видеозапись пресс-конференции


Комментарии (2)


 


при поддержке фонда Дмитрия Зимина - Династия