Элементы Элементы большой науки

Поставить закладку

Напишите нам

Карта сайта

Содержание
Энциклопедия
Новости науки
LHC
Картинка дня
Библиотека
Методология науки
Избранное
Публичные лекции
Лекции для школьников
Библиотека «Династии»
Интервью
Опубликовано полностью
В популярных журналах
Из Книжного клуба
Статьи наших друзей
Статьи лауреатов «Династии»
Выставка
Происхождение жизни
Видеотека
Книжный клуб
Задачи
Масштабы: времена
Детские вопросы
Плакаты
Научный календарь
Наука и право
ЖОБ
Наука в Рунете

Поиск

Подпишитесь на «Элементы»



ВКонтакте
в Твиттере
в Фейсбуке
на Youtube
в Instagram



Новости науки

 
23.01
«Чудесные круги» в пустыне Намиб можно смоделировать

19.01
Чтобы ослабить атаку Т-клеток, опухоль меняет набор неоантигенов

17.01
Ученые разгадали тайну хиолитов — загадочных палеозойских животных

16.01
Описан новый надтип архей, к которому относятся предки эукариот

11.01
Многолетнее исследование черных ворон в Испании выявило преимущества коммунального гнездования






Главная / Библиотека / Из Книжного клуба версия для печати

«Самоучитель олбанского». Глава из книги

Максим Кронгауз


Самоучитель олбанского

Максим Анисимович КРОНГАУЗ

Самоучитель олбанского

CORPUS, 2013 г.

Книга рассказывает о феномене, который получил название «олбанский язык», и в целом о функционировании русского языка в Интернете.


Аффтар выпей йаду и пеши исчо

Размывание строгой антиграмотности, то есть правила (или, если угодно, антиправила) «Делай орфографическую ошибку всякий раз, когда она не влияет на чтение», происходит не только под влиянием внутренних причин. Не только потому, что так трудно писать, и потому, что подобные тексты трудно читать, но еще и потому, что наряду с орфоартом в текстах падонков действуют и другие принципы, иногда вступающие с ним в противоречие.

Здесь в очередной раз придется повторить, что не очень понятно, где заканчивается язык падонков и начинается просто язык разговорного интернета, который в этой книге я условно обозначил как олбанский. На разных сайтах, в блогах, в интернет-энциклопедиях (в том числе в Викисловаре) с небольшими отличиями публикуется словарь языка падонков. Это довольно разнородное собрание, чаще выражений, то есть устойчивых, частотных и воспроизводимых фраз, словосочетаний и, реже, единичных слов. Неоднороден этот словарь и с исторической, и с лингвистической точек зрения. Говоря об истории, я имею в виду, что в него попали языковые единицы, характерные далеко не только для падонков. Тут и кащенитские аццкая сотона, фтопку и т. п., и готское гатишшна (готично), и единичные, но возникшие вне падонковской культуры, превед, йа криветко, лытдыбр и т. п. Лингвистическая неоднородность заключается в том, что механизмы появления, статус и даже просто употребительность слов и выражений из словаря очень различаются. Например, слово вентиляторы в значении «поклонники» появилось в результате ошибки программы перевода, стало популярным благодаря флеш-мобу, но, собственно, в текстах почти не встречается (если это не пересказ истории про Мадонну). Напротив, источник появления клише аффтар жжот неизвестен, что не мешает этому выражению часто встречаться в комментариях.

Все это не должно мешать нам — хотя, конечно, мешает! — понять принципы языка падонков, действующие наряду с антиграмотностью.

Кстати, они причудливым образом сочетаются. Филолог Гасан Гусейнов ввел для искаженных слов понятие эрратива. Но здесь возникает очень важный вопрос: к чему именно применяется этот термин? Дело в том, что, говоря об искажении графического облика, мы в первую очередь имеем в виду процесс, состоящий в переписывании текста в соответствии с антиправилом. В результате этого процесса мы получаем искаженно написанные слова. Некоторые из таких слов, по-видимому наиболее частотные и значимые для данной субкультуры и для ее текстов, становятся самостоятельными единицами и воспринимаются уже не как искаженно записанные слова, а как жаргонизмы. Например, слова чимадан или смийацца едва ли можно считать отдельными жаргонизмами, а вот слова превед, кросавчег или даже суффикс -ег таковыми, бесспорно, являются. Иначе говоря, слово превед — это уже не просто искажение обычного приветствия, хотя и появилось в результате такого искажения. Это отдельный жаргонизм, сферой применения которого является общение в интернете. Иногда эта сфера даже расширяется. В самый пик моды на это слово я слышал, как его произносили, обращаясь друг к другу, студенты. При этом они подчеркивали безударный гласный и звонкость последнего согласного, что противоречит и правилам произношения русского языка, и самой идее искажения написания, поскольку, как уже было сказано, оно не должно влиять на произношение. Это как раз и доказывает самостоятельность жаргонизма превед, которая оказывается более ценной, чем соблюдение норм орфоэпии и главного антиправила жаргона.

Понятно, что есть масса промежуточных случаев. Для того же гатишшна искажение второстепенно, это слово может встречаться и в обычной форме — готично. А для преведа искажение не просто обязательно, а является единственным показателем того, что это особое интернет-слово, отличное от стандартного приветствия.

Таким образом, не очень понятно, к чему именно относится термин «эрратив»: исключительно к жаргонизмам, т. е. искаженным написаниям, освященным традицией и вошедшим в словарный канон падонков (типа аффтар), или же ко всем словам, написанным с сознательным искажением орфографии (типа смийацца).

В словаре падонков можно выделить различные лексические группы, например матерные слова (обойдусь без цитат) и их эвфемизмы: нах, первонах, йух, КГ/АМ и многое другое. Интересно отметить, что основной прием эвфемизации — игровой: это сокращение или перестановка букв, так что матерное слово как бы прячется в падонковской записи. С точки зрения функции, основное ядро словаря составляют оценочные слова, которые могут использоваться прежде всего в качестве комментария к какому-либо тексту. Иначе говоря, большая часть падонковской лексики возникла для стандартизации комментариев, используемых в качестве оценки падонковского креатива. Именно эти слова и выражения легко распространились по всей блогосфере: комментарий-клише оказался в ней необычайно востребован. Комментарий-клише позволяет экономить интеллектуальные усилия и вместе с тем активно участвовать в коммуникации, используя чужие заготовки. Более того, использование подобных клише позволяет создавать эффект, пусть слегка обманчивый, постоянного остроумия, поскольку все эти клише игровые.

Естественно, что в основном речь идет о положительной и отрицательной оценке, причем на первый взгляд кажется, что никакой другой и не может быть.

Приведу некоторые популярные примеры такой оценки:

Положительная оценка Отрицательная оценка
аффтар жжот выпей йаду
(аффтар)1 пеши исчо убей сибя ап стену
в мемориз ацтой

зачот низачот
кросафчег в Бабруйск жывотное!
ржунимагу многа букафф
отжыг ниасилел
мидаль тема сисег нираскрыта
валялсо пацстулам нисмишно
жызненна 
 баян (боян)
пазитиф ужос

Здесь есть и чистая положительная, и чистая отрицательная оценка, например зачот или низачот, и оценка, включающая дополнительные смыслы («смешно», «скучно», «вторично» и т. п.). Для многих из этих выражений допускается вариативность в написании: убей сибя ап стену или убейсибяапстену, аффтар жжот или афтар жжет, кросавчег или кросафчег, но часто один из вариантов является значительно более употребительным (например, аффтар, исчо, кросавчег, пеши встречаются намного чаще, чем афтар, ищщо, кросафчег, пешы). В этом случае уместно говорить не о правильности одного из вариантов, но о его большей привычности. Ведь в «языке падонков», как в настоящем жаргоне, нет нормы как таковой, но есть определенное бытование слов и выражений.

Кажется, что оценка должна быть либо положительной, либо отрицательной, и третьего не дано. Однако существуют оценочные слова с не вполне ясным знаком. Самый яркий пример — непонятно, впрочем, относится ли он именно к падонковской культуре, — это слово жесть. Оно обозначает очень сильную оценку текста, видеоролика или события, выражает яркое эмоциональное отношение, но не обязательно положительное, хотя компонент восхищения необычностью, по-видимому, присутствует. Жесть означает нечто выдающееся, но, вполне возможно, не слишком приятное.

Наконец, практически нулевой оценкой можно считать комментарии типа нах (сокращение и слитное написание матерного выражения), первонах2, первый нах, второй нах и т. п. По существу, их значение таково: «сказать нечего, но отмечусь как первый (второй, ...) читатель».

Уже по этим примерам видно, что наряду с орфографическим антиправилом работают и другие правила. Чрезвычайно важен прецедент некоего нарушения, закрепленного многочисленными повторами. Мы имеем дело не просто с устойчивым выражением, а с клише, возникшим в определенной ситуации, а затем многократно цитируемым и, как правило, к этой ситуации отсылающим. Правда, иногда первоначальный источник забывается. В интернете это явление получило название мема, и это отдельная тема, к которой я еще вернусь позже.

Однажды произведенное нарушение (искажение, сокращение, имитация акцента и т. д.), сделанное вовсе не по антиправилу, вдруг подхватывается, тиражируется и входит в канон. Скажем, медвед появился скорее всего как рифма к слову превед. Но сегодня медвед не менее законное слово в интернете, чем превед, хотя нарушение здесь уникально. Можно вспомнить и другие известные жаргонизмы, никак не связанные с искажением орфографии:

  • +1 (присоединение к мнению говорящего, сейчас используемое Гуглом в своей социальной сети в качестве отдельной кнопки), а также +10, +100, +500 и т. п.
  • 
первый нах (первый, но бессодержательный комментарий),
  • вентилятор (в значении «фанат») и другие.

Более того, некоторые искажения слов не ограничиваются только написанием, они, безусловно, затрагивают и фонетический облик слова (как и медвед). Например, популярное слово кагбэ не только писаться, но и произноситься должно иначе, чем нормативное как бы. То же касается и модификации слова русского языка кот в жаргонизм котэ3. Такие изменения могут влиять и на грамматические характеристики слова.

После всего сказанного хочется примкнуть к распространенному вне интернета мнению о тривиальной и хаотичной безграмотности в интернете. Однако это не так или не вполне так. Это не хаос, а скорее сосуществование разных систем правил, которые не доведены до логического конца.

Таким образом, в центре находится система, основанная на «антиправиле»: делай ошибку всякий раз, когда это не влияет на произношение. Идеалом было бы его абсолютное соблюдение. Но по мере использования и распространения жаргона идеал размывается: достаточно сделать хотя бы одну ошибку. Наконец, более существенным оказывается владение речевыми клише. Отсутствие нормы, характерной для литературного языка, делает допустимой и привычной вариативность написания. И только для небольшой группы клише выделяются канонические варианты типа аффтар.

Прецедентность и клишированность все чаще побеждают орфографический педантизм. Так, под влиянием написания ряда слов, ярким представителем которых является кросавчег (с искаженным суффиксом -ик), в жаргоне падонков закрепилось написание соответствующего суффикса как -ег: пэтэушнег, мальчег, зайчег и т. д. А дальше заработал уже традиционный для русского языка принцип морфемного письма, то есть сохранение единого написания морфемы. Например, на одном интернет-форуме висело приветствие: Превед участнегам, — хотя по антиправилу следовало бы писать учазтнеком. Суффикс -ег, таким образом, вопреки орфографии падонков, сохраняется как особый показатель интернет-жаргона. Примерно то же произошло и с русским суффиксом  в существительных женского рода. Написание девачко является в полной мере «антиправильным», но напомню приведенную выше цитату из Упыря лихого, где приводятся еще и такие написания: девачка — девачька — деффачка — девачько — деффачко4. Иначе говоря, допускается небрежное отношение к ошибкам: необязательно делать все возможные ошибки, достаточно одной-двух, зато можно делать ошибки, влияющие на произношение, — главное, чтобы было смешно. Тем не менее превращение конечного -ка в -ко стало довольно регулярным. Возможно, на это повлияла и особая популярность йа криветко, хотя, конечно, это выражение появилось значительно позже. Приведу и другие популярные примеры: футболко, тойотко, пелотко (неприличное слово), блондинко и т. д.:

Тойотко поживает нормально, сломалась тут недавно.

Во фразе, написанной без ошибок, присутствует только этот жаргонизм. Как отмечают лингвисты, написание окончания женского рода как  (с суффиксом  или без него) может повлечь, хотя и не обязательно, переход слова в средний род, что создает дополнительный стилистический эффект: это блондинко не перевело часы или какое милое кисо.

Ну а теперь пришла пора подвести некоторый итог разговору о языке падонков. Этот жаргон появился в конце двадцатого века внутри довольно аморфной контркультуры падонков. Условно датой его рождения можно считать 1998 год, год создания сайта http://fuck.ru, первой интернет-площадки падонков. Очень быстро став модным, он вышел за пределы контркультуры и стал массово использоваться в блогосфере и других «интернетах». Своего пика мода на язык падонков достигает в 2005–2006 годах, что видно по частотности употребления ключевых падонковских слов в блогосфере5. В сентябре 2006 года состоялся и известный скандал со школьными тетрадями, на которых были напечатаны самые популярные падонковские выражения6. В 2004 году появляется конкурирующее название для жаргона — албанский (или с искажением — олбанский) язык, которое, по-видимому, становится особенно популярным в 2007 году, после пресс-конференции в интернете Д. А. Медведева. Скорее всего, случайно, но именно в 2007 году начинается практически незаметный постепенный спад моды на жаргон. Что остается от него сегодня? Однократные искажения орфографии, как правило, в знаковых словах (полностью тексты так уже не пишутся) и редкое использование отдельных клише. Однако самое популярное интернет-слово превед, похоже, не выдержало испытания временем. Употребить его в 2012 году — признак дурного тона, и способны на это разве что пэтэушнеги (исключительно в падонковском смысле, поверьте, никого не хочу обидеть).


1 Обращение аффтар можно подставить к различным оценкам в форме призыва, в том числе и в этой таблице.

2 Первонах используется также как существительное, обозначающее любителя оставлять подобные комментарии.

3 Строго говоря, котэ уже не относится к жаргону падонков, но провести границу довольно трудно, тем более что в основном речь идет о периоде, когда жаргон падонков стал общеупотребительным.

4 Некоторые из них, например деффачка, не вполне законны, потому что замена в на фф влияет на произношение.

5 Эту частоту можно определить с помощью Пульса блогосферы, предоставляемого "Яндексом".


6 Впрочем, скандал заново начинался в сентябре 2007 и даже 2009 года.



Комментарии (1)


 


при поддержке фонда Дмитрия Зимина - Династия