Элементы Элементы большой науки

Главная / Библиотека / Методология науки

Хронология далекого прошлого

Александр Марков,
доктор биологических наук, старший научный сотрудник Палеонтологического института РАН

Я восхищаюсь геологическим, в особенности стратиграфическим гением.
В невообразимо сложном переплетении горных пород,
в бесчисленных и разнообразных наслоениях,
разобраться во временной последовательности их,
создать подробнейшую шкалу,
и всё это — не имея даже подобия внешних часов...


С. В. Мейен, «Время без часов, или
Похвальное слово создателям геохронологии»

Гигантский ракоскорпион, следы которого обнаружены недавно в Шотландии, ползал по земле в визейском веке раннего карбона. Сегодня считается, что это было 330 миллионов лет назад (рисунок из: Nature, vol. 438, 1 December 2005, p. 576)
Гигантский ракоскорпион, следы которого обнаружены недавно в Шотландии, ползал по земле в визейском веке раннего карбона. Сегодня считается, что это было 330 миллионов лет назад (рисунок из: Nature, vol. 438, 1 December 2005, p. 576)

В научно-популярных статьях по археологии, геологии, палеонтологии, эволюционной биологии и другим дисциплинам, так или иначе связанным с реконструкциями событий далекого прошлого, то и дело встречаются абсолютные датировки: что-то произошло 10 тысяч лет назад, что-то 10 миллионов, а что-то — 4 миллиарда лет назад. Откуда берутся эти цифры?

Понять это не так-то просто, причем не только непосвященному читателю, но порой и специалисту. Более того, большинству геологов и палеонтологов, как ни странно, абсолютные датировки не очень-то и нужны. В серьезных научных статьях по палеонтологии точные даты в тысячах и миллионах лет встречаются на порядок (а то и на два) реже, чем в популярных пересказах. Неспециалисту абсолютные цифры говорят больше, чем названия периодов и эпох геохронологической шкалы. Специалисту — ровно наоборот.

Спросите у палеонтолога, разглядывающего в бинокуляр окаменевшую ракушку: когда жил этот моллюск? Вы наверняка услышите в ответ что-то вроде «верхний мел, низы сантонского яруса».

Попробуйте попросить разъяснений: «А это сколько лет назад?» Главное, внимательно следите за реакцией. В лучшем случае на вас посмотрят, как на «еще-одного-идиота-ничего-не-понимающего- в-палеонтологии- и-мешающего-работать».

Можно провести и другой эксперимент, если уж у вас под рукой есть подходящий для таких опытов объект — живой палеонтолог. Расскажите ему, что недавно прочли на сайте «Элементы» о гигантских ракоскорпионах, ползавших по земле 330 миллионов лет назад. Результат, скорее всего, будет примерно такой. «Это, стало быть, когда?» — спросит палеонтолог, ставя вас в полный тупик и заставляя усомниться во вменяемости подопытного. Ясно же было сказано: 330 миллионов лет... «Это мне ни о чем не говорит, — скажет палеонтолог. — Какого года заметка, 2005-го? Значит, нужна последняя версия шкалы». Порывшись в бумагах, ученый извлечет на свет божий свежую геохронологическую шкалу (или найдет ее на сайте Международной статиграфической комиссии) и, взглянув, скажет с облегчением: «А, теперь ясно. Это ранний карбон, визейский век. Так бы сразу и сказали».

Как же объяснить такое странное пренебрежение к абсолютным датировкам у специалистов, для которых геологическое время и хронология событий далекого прошлого — непосредственные объекты изучения? Всё дело в том, что относительное датирование в геологии имеет гораздо более давнюю историю, и, главное, оно гораздо надежнее и точнее абсолютного.