Дмитрий Баюк
«Что нового в науке и технике» №11, 2005

Времена «большой» советской науки прошли. Российская академия наук, сохранив почти все признаки «большой» советской академии, — не единственный живой памятник ушедшей эпохи в постсоветском пейзаже, но от ее былого могущества мало что осталось. И на познание неведомого кроме нее теперь претендует великое множество новых академий, нередко с чудными названиями, и там избирают в академики чудаков. А от «альтернативной науки», которую там строят, академики «большой» академии приходят в ужас.

S.O.S.

Весной 1999 года Российская академия наук обратилась с весьма драматическим посланием к «научным работникам России, профессорам и преподавателям вузов, учителям школ и техникумов, всем членам российского интеллектуального сообщества». Там, в частности, говорилось: «В отечественных государственных и частных СМИ не прекращается шабаш колдунов, магов, прорицателей и пророков. Псевдонаука стремится проникнуть во все слои общества, все его институты, включая Российскую академию наук. Эти иррациональные и в основе своей аморальные тенденции, бесспорно, представляют собой серьезную угрозу для нормального духовного развития нации».

За прошедшие с того времени годы острота споров, кажется, спала. С экранов телевизоров исчезли наиболее одиозные личности, к астрологическим прогнозам люди стали относиться более иронично, лечиться наложением рук тоже рискуют всё меньше и меньше людей. И тем не менее проблема остается. Заключается она в том, что за развитие науки взялись непрофессионалы. Они, не обладая ни должным образованием, ни развитой культурой мышления, берутся предлагать скоропалительные ответы на сложнейшие вопросы — о строении материи, эволюции Вселенной, природе сознания, предопределении судьбы. Их притязания на решение задач, над которыми долгое время бились лучшие умы человечества, должны были бы вызывать только смех и улыбку, но этого не происходит — к ним часто прислушиваются со вниманием, а широкая публика принимает плоды их деятельности за научные достижения.

Вот один из недавних примеров. Омский конструктор Александр Ильин якобы нашел компактное доказательство великой теоремы Ферма, о которой, по его собственному признанию, узнал случайно, «пролистывая энциклопедию на майские праздники». На доказательство этой теоремы человечеству понадобилось почти четыреста лет, пришлось создать новый раздел теории чисел, и всё равно оно в самом сжатом изложении занимает около трехсот страниц. Но Александр Ильин, обдумывая задачу во время утренней чистки зубов или приготовления шашлыка на даче, быстро нашел доказательство длиной всего в три страницы. Даже то краткое изложение его доказательства, что опубликовала «Новая газета», содержит очевидные многим ошибки. Но коллеги Ильина по Академии воздухоплавания и космонавтики сочли, что доказательство верно, и с плохо скрываемым недоверием предложили проверить его математикам, уже заранее готовые обвинить их — в случае неизбежно отрицательного результата экспертизы — в предвзятом отношении, вызванном завистью.

Событий подобного рода множество, и каждое из них таит в себе множество опасностей. Прежде всего, оно оскорбляет вкус — в той же мере, в какой его оскорбляет всё бездарное. Кроме того, оно рождает в публике ложное представление о том, чем занимаются ученые, кто они такие и для чего вообще наука нужна современному обществу (и нужна ли вообще). Таким образом, оснований для тревоги у академиков из РАН более чем достаточно.

Образ врага

Для К. Э. Циолковского общение с ангелами было самым обычным делом; он трудился над идеей космического полета в частности для того, чтобы расселить ангелов по космосу. В чем и имел множество единомышленников и последователей (фото с сайта www.videocosmos.com)

Для К. Э. Циолковского общение с ангелами было самым обычным делом; он трудился над идеей космического полета в частности для того, чтобы расселить ангелов по космосу. В чем и имел множество единомышленников и последователей (фото с сайта www.videocosmos.com)

Надо признать, что чудаки попадались и среди вполне уважаемых в наши дни ученых.

Так, для К. Э. Циолковского общение с ангелами было самым обычным делом; он трудился над идеей космического полета в частности для того, чтобы расселить ангелов по космосу. В чем и имел множество единомышленников и последователей.

Мне как редактору академического журнала регулярно приходится иметь дело с различными чудаками, пытающимися так или иначе узаконить род деятельности, к которому они питают пристрастие. Совсем недавно я получил письмо от бывших наших соотечественников, переселившихся на немецкую почву в город Аугсбург. Они писали о своей борьбе за признание «закона Николая Кузанского», открытого ими в сочинениях этого немецкого кардинала, которые переводились на русский язык и издавались в конце 80-х годов. К письму прилагалась переписка авторов с германскими физиками и руководством Общества Николая Кузанского. Первые отрицали существование обнаруженного ими закона, а вторые не находили его в рукописях кардинала. Авторы надеялись, что широкая научная общественность на родине поможет им найти правду. Закон, открытый им, был очень прост: «Чем быстрее движется элементарная частица, тем менее искривлена ее траектория».

Неопрятно одетых пожилых людей с горящими глазами или, наоборот, понуро глядящих в пол, я научился распознавать еще до того, как они открывают рот: долгие годы непризнания либо закаляют изобретателя вечного двигателя, либо повергают в уныние. Но страсть поведать миру о своем творении всё же сильнее нежелания окружающих их слушать и всеобщего разочарования в вечных двигателях любого рода. Их безнадежное чудачество даже вызывает определенное сочувствие. И я не могу удержаться от крамольной мысли: а что если напечатать одну короткую заметку о новой модели вечного двигателя, дав потом, может быть даже в следующем номере, опровержение основной ее идеи и заметив, что вечные двигатели, как и предполагалось, невозможны? Вот когда завиральные идеи приобретают широкую аудиторию, на смену чудачеству приходит лженаука.

Лженаука и власть

Самое неприятное происходит, когда аудитория, открытая завиральным идеям, расширяется благодаря власти. Если Леонид Ильич Брежнев доверял свое здоровье только Чазову и Джуне Давиташвили, то при Борисе Николаевиче Ельцине Кремль наводнили целые полчища целителей, черных магов и астрологов. В МЧС были взяты на работу несколько десятков экстрасенсов, которым надлежало разыскивать пропавшие в тайге вертолеты, предсказывать землетрясения и теракты. И мне трудно удержаться от мысли, что из Кремля поступали средства на поддержания различных сомнительных телепередач и периодических изданий.

В советские годы поисками лучей смерти, исследованием людей с паранормальными способностями, слежением за НЛО и «работой» с «контактерами», умевшими «открывать канал общения» с внеземным разумом занимались во многих исследовательских организациях, входящих в различные силовые ведомства. Академик Александров, решившийся в 1991 году заговорить публично о работах, которые выполняются по закрытой тематике, показал публике только верхушку айсберга. В более поздние времена, когда на науку бюджетных денег тратилось меньше, меньше их тратилось и на лженауку. Зато больше их потекло из неких «внебюджетных источников». И всё-таки не совсем ясно, кто финансировал приказ заместителя генерального директора РКК «Энергия» килограммами доставлять на космическую станцию «Мир» камни, заряженные в пресловутых пирамидах Голода, и закапывать такие же камни по периметру Москвы, чтобы защитить город от надвигающейся эпидемии гриппа (интересно, не в мэрии ли это придумали?)

Вероятно, президиум РАН поступил бы логично, если бы обвинил в потворстве проникновению псевдонауки во все слои общества существующую систему власти или, по крайней мере, определенные ее структуры. Но РАН настолько вписана в систему власти и настолько зависит от нее финансово, что не смогла адресовать ей обвинение, так и повисшее в воздухе.

Академии противоестественных наук

Парадокс постсоветской российской науки заключался в том, что и от новой научной политики государства, и от складывающегося в обществе отношения к науке вообще больше всего страдала именно РАН. Но она по причине своей прямой от них зависимости не могла решиться на открытую критику. В то же время стали в больших количествах появляться различные общественные академии, бюджеты которых пополнялись из негосударственных средств. Они могли с большей свободой критиковать государственную политику, но не делали и не делают этого просто потому, что эта политика им во благо.

Кроме уже упомянутой в связи с Александром Ильиным Академии воздухоплавания и космонавтики лженаука нашла себе пристанище в Российской академии естественных наук, Международной академии информатизации, Международной инженерной академии, Международной академии наук высшей школы, Российской инженерной академии, Академии технологических наук РФ, Международной академии энергоинформационных наук. Список можно продолжить. Обо всех этих академиях и их роли в распространении лженаучных учений много говорится на заседаниях РАН, в особенности членами Комиссии по борьбе с лженаукой. Но если им верить, то и в самой РАН лженаука нашла себе пристанище. Хотя бы в лице академика Фоменко, например.

История учит...

Недавняя история учит тому, что для рождения лженауки нужно соединение двух обстоятельств: невежества и слепой веры. В этом смысле, казалось бы, трудно найти более яркий пример лжеученого, чем Константин Циолковский. Как в силу стесненных материальных обстоятельств (первые годы в Москве Циолковский жил на 3 копейки в день), так и по причине плохого здоровья (он с детства страдал глухотой) систематическое естественнонаучное образование оказалось для него недоступным. Циолковский много времени проводил в библиотеках и значительную часть получаемых им денег тратил на книги, которые внимательно прочитывал. Тем не менее дошедшие до нас его высказывания, например о теории относительности, демонстрируют глубокое непонимание им самих основ современной ему физики. С другой стороны, никаких рациональных оснований для такой глубокой веры в возможность воскрешения умерших, их посмертного превращения в ангелов и последующего расселения по космосу при помощи «ракетных поездов» у него не было. Это была вера глубоко религиозного человека.

Члены Императорской академии наук, преобразованной в 1918 году в Российскую, а еще через четыре года и в АН СССР, сторонились Циолковского и относились к нему по меньшей мере иронически. Недавние исследования американского историка Азефа Сиддики показывают, что после избрания Циолковского в 1918 году во вновь организованную Социалистическую академию общественных наук его членство там длилось совсем недолго — в июле 1919 года он был выведен из состава академии, а в ноябре арестован и приговорен к году исправительных работ как белый шпион. Только случайность спасла его от лагеря, и он, едва не умирая от голода, вернулся в Калугу.

Большая часть его единомышленников, да и вообще людей, проявлявших интерес к его идеям, также не имели какого бы то ни было систематического образования. Их увлекала идея космической жизни сама по себе, вовсе не потому что она как-то подтверждалась развитием науки. Среди них оказывались и люди достаточно состоятельные, чтобы финансировать издание книг Циолковского: после 1917 года на средства спонсоров он издал около сорока монографий и только три — на государственные деньги в последние два года своей жизни. В высшей степени настороженное отношение к нему со стороны профессиональных ученых и АН СССР сохранялось — и, заметим, вполне обоснованно — еще долго после его смерти.

Это отнюдь не означает, что вклад Циолковского в историю науки отрицательный или нулевой. До самого последнего времени космические полеты осуществлялись этими самыми «ракетными поездами», то есть многоступенчатыми ракетами-носителями. А о том, для чего они придумывались, долгое время предпочитали не вспоминать.

Король алхимиков

Школьник, знающий о Кеплере по его законам, не задумывается о тех многочисленных гороскопах, которые Кеплер составил. Еще меньше он думает о той странной атмосфере, что царила во дворце монарха, которому Кеплер служил, и в которой рождалась современная астрофизика (изображение с сайта kepler.nasa.gov)
Школьник, знающий о Кеплере по его законам, не задумывается о тех многочисленных гороскопах, которые Кеплер составил. Еще меньше он думает о той странной атмосфере, что царила во дворце монарха, которому Кеплер служил, и в которой рождалась современная астрофизика (изображение с сайта kepler.nasa.gov)

В начале XVII века столица необычного государственного образования, известного как Священная Римская империя германской нации и существовавшего на территории Европы несколько веков, располагалась в Праге. Император Рудольф II (по совместительству король Венгрии и Богемии), по словам заехавшего как-то в Прагу венецианца Контарини, «так наслаждался любыми разговорами о тайнах как природы, так и искусства, что любой, готовый говорить о них, мог рассчитывать на внимание с его стороны». Прячась от грубого материального мира, он хотел всё знать об оккультных силах, которые приводили этот мир в движение. В 1600 году его придворный астролог Тихо Браге пригласил себе в помощники математика из Граца Иоганна Кеплера, уже прославившегося своими удачными предсказаниями, сделанными на основании составленных им гороскопов.

В не меньшей степени Кеплер прославился и книгой «Космографическая тайна», в которой объяснял движения планет особым устройством всего космоса. Это, по его представлениям, гигантский кубок, в центре которого Солнце, а вокруг него концентрические шары, плотно уложенные в окружающие их правильные многогранники. Поскольку таких многогранников всего пять, столько же должно быть и сфер, а следовательно, и подвижных светил. Как ни причудливы были эти взгляды Кеплера, от них он естественно пришел к мысли об эллиптичности орбит вращающихся вокруг Солнца планет, а затем и к другим своим законам, известным сегодня каждому (прилежному) школьнику.

Школьник, знающий о Кеплере по его законам, не задумывается о тех многочисленных гороскопах, которые Кеплер составил. Еще меньше он думает о той странной атмосфере, что царила во дворце монарха, которому Кеплер служил, и в которой рождалась современная астрофизика.

Академии против университетов

Я вынужден отмести известный аргумент, нередко приводимый в наши дни, что тогда, в начале XVII века, магия, астрология и алхимия были еще наукой, а лженаукой они стали после того, как выяснилась ложность их оснований. Их основания уже тогда считали ложными в любом университете. Именно в университетах процветала средневековая наука до XVI века, временами переживая бурные подъемы, временами впадая в кризис. Магию там считали пережитком гностических верований раннего христианства, заимствованных у язычников и изжитых еще в III веке. Сами по себе магия и астрология еще не были ересью, но граничили с ней и не раз осуждались в папских буллах. Кстати, Джордано Бруно сочли еретиком вовсе не потому, что он верил в гелиоцентризм Коперника, а потому, что он верил в магический дар Христа, отрицая его божественную сущность (как, между прочим, и Циолковский четыреста лет спустя). А Кеплер так прямо и писал одному из своих корреспондентов: «Мы, придерживающиеся коперниканской ереси, должны всячески поддерживать друг друга...»

Система университетского образования находилась тогда под строгим контролем монашеских орденов — главным образом Ордена проповедников (доминиканцев) и Общества Иисуса (иезуитов). Первые академии возникли в Италии как учебные сообщества, весьма вольным образом соединявшие преподавателей и слушателей, альтернативные университетскому истеблишменту. В пику царившему в университетах Аристотелю в Академии Платоника во Флоренции XV века изучали сочинения Платона — а скоро подоспела мода и на Гермеса Трисмегиста. Академия деи Линчеи, ставшая знаменитой после того, как в 1611 году в нее был избран Галилео Галилей, создавалась в Риме для незаметного поначалу, а потом всё более и более могущественного противостояния одному из главных учебных заведений того времени — Римской коллегии иезуитов.

В России в момент создания академии противостоять было некому, да и незачем — она уже изначально была частью российского истеблишмента. Но был в ее истории период, хотя и недолгий, когда она оказалась очагом вольнодумства — в период между войнами в ней вдруг пышно зацвел «физический идеализм», математики обнаружили склонность к реакционному религиозному мистицизму, а биологи начали впадать в ересь вейсманизма-морганизма. Со смутьянами сумели разобраться довольно быстро. Но интересно, что в тот недолгий период академия снова оказалась в конфронтации с университетами, в очередной раз доказывая право науки противоречить себе.

Пощечина хорошему вкусу

Хорошо понятно негодование академиков, когда они сталкиваются с абсурдом чудаческого теоретизирования. Злоупотребление словами, очевидные пробелы в образовании, наглая заносчивость, неспособность воспринимать критику, сближение по манерам и мироощущению с религиозной сектой — все эти качества, присущие адептам многих современных течений «альтернативной науки», не могут не раздражать человека, воспитанного в академической традиции. И всё-таки, говоря об академической комиссии, чье внимание обращается на факт существования лженауки, я бы подумал, что ее задачей должно стать не выявление и разоблачение обмана, не цензура учебников и экспертная оценка предлагаемых для государственного финансирования проектов, а прежде всего изучение этого социального явления.

Такой анализ наверняка бы показал, что просвещенческий исторический цикл, ориентированный на идеал ясного рационализма, всегда сменяется романтическим, когда происходит погружение в загадочный и притягательный мир интуитивных идей и смутных образов. По большей части лженауки обнаруживают определенное внутреннее единство: Мулдашев апеллирует к торсионным полям, «торсионщики» — к паранормальным способностям сознания, биоэнергетики — и к тому, и к другому, сторонники теории эфира борются за социальную справедливость и с засильем сионистов в физике, а фоменковцы оспаривают еврейскую национальность земного воплощения христианского бога. Для всех для них характерно то отношение к действительности, которое я бы связал со стихийным платонизмом пифагорейского типа и задал бы в связи с этим вопрос: а почему, собственно, широкая ненаучная общественность так радуется надругательству над здравым смыслом? Почему, всё больше теряя интерес к развитию нормальной науки, она с любопытством и симпатией поворачивается к сомнительным теориям и учениям? Не может ли она предчувствовать нечто, кажущееся совершенно невозможным тем, кто привык к строгой работе мысли? Или публике претит строгая работа мысли и хочется простых решений? Самое интересное еще впереди.


9
Показать комментарии (9)
Свернуть комментарии (9)

  • Gorving  | 23.11.2005 | 22:30 Ответить
    1. Верите ли Вы в искажение научных фактов в государственном масштабе? Как к этому относится РАН?
    2. Можно ли доказать факт уникального события (явления)?
    3. "Вслед за чилийскими, перуанскими и мексиканскими ВВС командование военной авиацией Бразилии решило информировать общественность страны о данных, которыми оно распологает в области встреч с НЛО", Калейдоскоп НЛО ?47(416) от 21.11.2005. Вопрос: если не изучать явления, можно ли безоговорочно отвергать их существование и проявление?
    4. Математика основанная на аксиомах к какой категории (из выше перечисленных: "лже-", "псевдо-", "пара-" и т.д.) относится? Можно ли составить Науку из набора аксиом и "толкать" ее, и пользоваться ей. Например, чем плоха "духовная наука" - религия? Очень много фактов подтверждает ее существование ("чудеса").
    Извините за беспокойство и спасибо заранее за ответы.
    Ответить
    • algen > Gorving | 24.11.2005 | 01:26 Ответить
      1. Теории заговора, как правило, контрпродуктивны. По ряду политических и экономических людей вводят в заблуждение, но систематического искажения научных данных (по крайней мере, в области естественных наук) нет. Тем не менее, есть множество псевдонаучных и лженаучных центров, которым государство никак не препятствует, поскольку ему это просто безразлично. Некоторые деятели от псевдонауки, пользуясь связями в среде чиновников, могут влиять на отдельные государственные решения. Но систематического характера подобные явления не носят. РАН относится к этому резко отрицательно, но активного противодействия почти не оказывает, поскольку не владеет соответствующими методами.

      2. Доказать в строгом смысле слова уникальный факт, видимо, невозможно. Как, впрочем, и воспроизводимые факты. Уверенность в фактах возникает тогда, когда они вписаны в систему, называемую теорией. Без теории факты не существуют. Если некий факт не вписывается в теорию - тем хуже для факта. Отдельный факт всегда подтвержден слабее, чем хорошо согласованная теория и поэтому в столкновении теории и факта всегда побеждает теория. Победить теорию может только другая теория, которая сможет лучше упорядочить все факты и на практике покажет большую эвристическую силу, то есть способность выдвигать проверяемые гипотезы.

      3. "Калейдоскоп НЛО" недостаточно авторитетное издание, чтобы доверять опубликованной в нем информации. Его редакция и авторы ничем не отвечают за достоверность опубликованной информации. Поэтому полагаться на его сообщения не стоит.

      Если вам кажется, что некоторое явление существует, и вы считаете, что изучать его перспективно, то вы, конечно, можете его изучать - колхоз дело добровольное. Но наука - это довольно сложная и дорогостоящая социальная машина, финансируемая в значительной мере из средств налогоплательщиков. Она изучает не все, что можно изучать, а лишь то, для изучения чего есть достаточные основания. В науке есть определенные процедуры принятия подобных решений. Поскольку некоторые направления, претендующие на научность, иногда оказываются излишне навязчивыми, научному сообществу приходится вводить своего рода фейс-контроль - отказывать в рассмотрении тех категорий утверждений, которые зарекомендовали себя как активные поставщики ложных сигналов. Так случилось с уфологией. Ошибочных и мошеннических сообщений об НЛО поступает так много, что эффективнее вовсе отсечь эту ветку и не рассматривать ее. Возможно, со временем это положение изменится, но не думаю, что скоро - на сегодня оно очень сильно дискредитировало себя ложными сообщениями и безумными фантазиями.

      4. Математика - это нормальная наука. Она изучает логические возможности, не более того. Соотнесение аксиом и теорем с реальным (физическим) миром - не входит в задачи математики.

      Наука не строится на одних только аксиомах. На аксиомах строятся отдельные теории. При этом к ним отдельно добавляются процедуры сопоставления теоретических величин со свойствами реального мира (обычно это описания методик экспериментов). Если предсказания теории подтверждаются на практике, то теорией вполне можно пользоваться. Если наблюдаются расхождения, то сначала вводятся эмпирические поправки, а потом, по мере возможности, разрабатывается новая более точная теория.

      Религия не является наукой, потому что у нее другая методология. Это не делает ее "плохой". Просто это другая сфера человеческой культуры. Ведь культура не исчерпывается наукой. Религия основана не на знании, а на вере. Подтверждения в форме чудес нужны лишь как способ пробудить веру, но не как доказательство религии по типу научной теории. Когда на "чудеса" ссылаются с такой целью, то надо говорить не о религии, а о суеверии. Суеверия - это псевдорелигия (по аналогии с псевдонаукой), они нарушают методологическую основу религии - первичность веры. Суеверия пытаются подменить веру ссылками на эксперимент и логическими рассуждениями (не важно, верны эти ссылки или нет). Это такая же ошибка, как попытка обосновать научное знание верой.
      Ответить
      • Gorving > algen | 24.11.2005 | 22:04 Ответить
        Нельзя называть только зарождающиеся науки - псевдо- и ложными. И астрономия когда-то была "ложной". Они находятся в стадии становления - сбора информации. Но уже ведут некоторые аналитические выкладки. Те же самые "телекинез", "левитация", "переселение душ" - может быть, требуют научного подхода, хотя это против их природы. Есть они или их нет, но факты (часто уникальные) говорят, что есть. Есть даже научные разработки (и в России в том числе), пусть они и неточны и не досконально проработаны, т.к. связаны напрямую с состоянием человека и финансирование они не получают в таком количестве как РАН. Ведь при опьянении и подчерк меняется, и настроением, вряд ли кто может похвастаться, умеет управлять - а ведь можно. Поэтому, думаю, что простое отрицание здесь не поможет. Народ будет говорить, РАН отвернется, как от назойливой мухи, а правительство будет наблюдать - чем это закончится. Чем это закончится? Народ будет создавать своих ученых, шаманов и экстрасенсов.

        Да. Это и есть война теорий. Если факт не подходит к теории - это не факт! Чем больше соберется фактов, подтверждающих теорию, тем сильнее теория. Остальные - никуда не годны. Так и уходят в лето исторические ценности - закапываются обратно в землю археологами.

        Мы ведь смотрим только теориями и гипотезами, отсекая весь остальной мир вокруг теоретического сегмента. Развитие получается сегментарное. Ищем факты, подтверждающие наши гипотезы, и не замечаем всего остального. Ведь именно так устроено наше зрение, мышление. Мы видим только то, что хотим видеть. Но люди разные и это дает надежду, что научный подход не единственный. А значит, новые подходы не стоит отвергать на корню. Они должны как-то проявить себя "эвристически". Что они и делают.

        И, еще. СМИ нельзя контролировать? - значит, она будет писать то, что пожелают... нет, не налогоплательщики? Нет - управляющие структуры. Сказали - Рамсес жил тогда-то, а проверить некому и нечему. Проверяют разными методами - разные результаты. Один ученый сказал последнее слово в теориях, и он стал наиболее влиятелен - ему верят. Значит, Рамсес действительно жил тогда-то. Это у СМИ и ученых называется ФАКТ. А ссылок на источники? - а как же - журнал такой-то, а туда как попал? - из статьи Ученого, - а он откуда узнал? - получил данные из неточного радиоуглеродного анализа. Может ошибка все-таки в подходе ученых - они строят свои теории, на фактах не зная, откуда у них, растут ноги? Даже если один факт выглядит одинаково с двух (трех, шести...) теоретических точек зрения? Ведь они все сегментарные! А СМИ почуют нас проданными (выгодными для них) статьями. Кому верить?

        Решения по направлениям развития науки так же не всегда являлись корректными ни в отношении налогоплательщиков, ни в отношении самой науки. Пример - перестали в 70-ые годы продолжать бурно развивающиеся (в СССР) работы по исследованию Луны. А ведь они были гораздо дешевле и качественнее американских. Ответ ни науке, ни налогоплательщику не дали. Обошлись.

        Согласен с тем, что фейс-контроль нужен. Но когда из разных концов Земного шара идут сообщения о неких 'атмосферных явлениях' в одном ключе - может это должно как-то заинтересовать РАН? Правительство, даже если и интересуется, то отчаянно это скрывает от налогоплательщиков, хотя, скорее всего, исследует (на деньги налогоплательщиков). Или, например - 'круги на полях' - это ли не возможность для наблюдений и активных аналитических работ? А что делает РАН? Прячет голову в песок - это все фальсификация? Но ведь не созданы (да? Если созданы - почему никто не знает? Или знают, но не всех?) еще людьми такие аппараты, которые способны ТАК рисовать на пшеничных (кукурузных и т.д.) полях. Тогда что это?

        С математикой, я не прав, т.к. это просто инструмент для изучения окружающего мира.

        А вот религия - это просто другой способ мышления. Не научный. А чудеса нужны (и они появляются, "только не все верят") для поддержания веры у последователей - слишком много искушений. Поэтому и появляется время от времени другое искушение - сотворить 'рукотворные' чудеса, а ученые, найдя источник (научный подход все-таки) потирают руки и говорят о суевериях.

        Спасибо большое за ответы.
        Это было мое мнение, и может быть, я был в чем-то не прав. Но:
        Ответить
        • algen > Gorving | 25.11.2005 | 01:09 Ответить
          Хорошо, что вы над всем этим задумываетесь. Но вопросы эти довольно сложные и если мыслить достаточно качественно и точно, не потакая при этом своим мечтам, а к любому утверждению подходя с достаточной степенью взыскательности, то вы постепенно убеждаетесь, что большинство сообщение об уникальных феноменах ненадежны. Конечно, можно очень долго спорить по каждому конкретному случаю, произнося горы слов. Но тут надо с самого начала определиться, в чем ваша цель: самоутверждение или познание. Если самоутверждение, то надо искать в среде ученых глупости и заговоры. Вера в аномальное дает неплохую опору для чувства собственной уникальности перед лицом любого замшелого доктора наук. Но если цель - познание, то надо объединять силы с теми, у кого цель такая же. Мир настолько сложен, что его и всем вместе можно познать лишь поверхностно, а поодиночке или маленькими группами - вовсе невозможно.

          Наука - это не знание истины (на истину претендуют религии). Наука - это знание эффективных методов объяснения и предсказания реальности. Наука за 400 лет своего существования выработала методологию познания, которая показала свою эффективность. Она не гарантирует от ошибок, но она умеет свои ошибки исправлять. Опыт показывает, что отклонение от этой методологии не приводит к полезному знанию, даже если вам повезло что-то угадать про наш мир. Например, Демокрит угадал атомарную структуру вещества, но это не была наука и никакой пользы от его угадывания не было.

          Всему свое время. Например, в эпоху возрождения люди постоянно наблюдали ведьм и привидений. А потом такие сообщения почему-то пошли на спад. Зато стали сообщать про НЛО и зеленых человечков. Гораздо естественнее объяснить все это особенностями человеческой психики и массовой психологии, чем подводить мину под хорошо проверенные объяснительно-предсказательные конструкции естественных наук.

          Псевдонауки отличаются от наук не предметом своего изучения, но методом. Они нарушают основополагающие принципы научного исследования; они некритически относятся к утверждениям, возводя в ранг факта сомнительные свидетельства; они имеют цель убедить окружающих в некой идею-фикс вместо того, чтобы разобраться в действительном положении дел; псевдоученые плохо понимают, научное знание, но зато у них хорошо подвешен язык и они владеют приемами пропаганды, умеют влиять на людей. Именно за такие "заслуги" направление, группа или отдельный деятель причисляется к псевдонауке. Зарождающаяся наука не может начинать с того, чтобы идти вразрез со всем остальным научным знанием и методом. В истории нет ни одного случая, чтобы приличная наука зародилась таким порочным образом. А вот всяких неприличных течений таким способом появилось множество. Жизни не хватит все эти направления проверять. Поэтому в науке есть некий "порог вхождения". Если заявления некоего деятеля дружно дисквалифицируются подавляющим большинством экспертов из числа ученых, значит, это не наука. Не зарождающаяся, не подающая надежды, а просто не наука - по рождению. Если животное бегает на четырех лапах, виляет хвостом, лает и кусается - значит, это собака. И нет смысла проверять, научится ли она со временем говорить.

          Ну, и наконец, подумайте, откуда у вас такое недоверие к работе ученых? Вряд ли вы станете сомневаться в работе других специалистов, которые выполняют работу, в которой вы не слишком разбираетесь. Просто чтение научно-популярных текстов иногда создает иллюзию, будто каждый может рассуждать так же, как ученые и даже лучше. Так иногда школьник, наблюдая по телевизору за спортсменом или певцом, бывает уверен, что уж он-то мог бы сыграть или спеть не хуже. Так ему кажется. Профессионалам все-таки стоит доверять. Даже если они ошибаются, то все же не так бестолково, как любители.
          Ответить
          • osta > algen | 09.03.2009 | 06:47 Ответить
            Уважаемый Дмитрий Александрович!
            Видит Бог, не хотелось говорить Вам неприятных слов, но Вы сами подвели меня к этому своими, скажем так, не очень впечатляющими суждениями, в статье (читал её в полном варианте). Перечисляя области и вопросы, которые, по вашему мнению, относятся к анти-, псевдо- и лженауке, Вы, скажем прямо, бесшабашно тенденциозны. Игнорируя деликатность этого вопроса, огульно сбрасываете в эту 'корзину' всё, что, ещё раз повторяю, по вашему мнению, выходит за рамки существующих представлений.
            Вы специалист, и довольно хороший, в области истории естествознания. И оставайтесь им. Как физик, мягко выражаясь, не совсем:

            Ваше:
            'Циолковский много времени проводил в библиотеках и значительную часть получаемых им денег тратил на книги, которые внимательно прочитывал. Тем не менее дошедшие до нас его высказывания, например о теории относительности, демонстрируют глубокое непонимание им самих основ современной ему физики'.

            Однако, думается, и Вы их не совсем понимаете. Возьмём, например, СТО. Если ошибаюсь, возразите:
            ЗНАЕМ ЛИ, И ПОНИМАЕМ ЛИ МЫ СТО?, , 12.11.2008 , 'новые идеи и гипотезы' - http://new-idea.kulichki.net/ , раздел - 'физика'.

            Другой пример.
            'Мне как редактору академического журнала:' ':писали о своей борьбе за признание 'закона Николая Кузанского', открытого ими в сочинениях этого немецкого кардинала'. 'Закон, открытый им, был очень прост: 'Чем быстрее движется элементарная частица, тем менее искривлена ее траектория'.

            Здесь стоило задуматься, что, на мой взгляд, и должен делать физик, а не бросать: 'приходится иметь дело с различными чудаками'.
            И если бы Вы были физиком, то поняли бы, что Кардинал прав. Элементарная частица, например, электрон в пространстве движется не по прямой, а по спирали. И чем больше скорость, тем круче спираль.

            Далее. Как историк науки, Вы не можете не знать, какой настрой имел место в умах выдающихся ученых Европы, в период зарождения этой квантовой механики которую вы так боготворите.
            Из выступления на заседании президиума АН академика Н. А. Шило.
            Так А. Эйнштейн говорил: "Большие первоначальные успехи теории квантов не могли меня заставить поверить в лежащую в ее основе игру в кости. Физики считают меня старым глупцом, но я убежден, что в будущем развитие физики пойдет в другом направлении, чем до сих пор".
            А П. Дирак полагал, что "релятивистская квантовая теория как фундамент современной науки никуда не годится".
            Луи де Бройль: "Квантовая физика срочно нуждается в новых образах и идеях, которые могут возникнуть только при глубоком пересмотре принципов, лежащих в ее основе".
            Э. Шредингер: "Существующая квантовая картина материальной действительности сегодня так шатка и сомнительна, как это никогда еще не было. Разрешение этого кризиса приведет в конечном счете к лучшему состоянию, чем существующий беспорядочный набор формул, составляющих предмет квантовой физики".

            Однако вскоре, после полемики некоторые из них активно включились в её разработку. Почему?
            Потому, что в тот период в европейской физике погоду делал Н. Бор. И, чтобы остаться в рядах, нужно было быть послушными и создавать теорию угодную. Могли ли послушные физики создать добротную теорию?
            На этот вопрос, практически, ответил Дж. П. Томсон.

            'Дж. П. Томсон, ставя опыт по дифракции электронов, исходил из уже сложившегося, у физиков того времени, убеждения, что рассеяние частиц происходит, таким же образом как и волн света, пропущенных через дифракционную решетку. Для электронов таковой якобы является кристаллическая решетка вещества. И, полагая, что плёнки различных материалов, через которые он пропускал поток электронов, будут работать, как дифракционные решетки, оценил результаты своего опыта, согласно только этому предполагаемому представлению проблемы.
            На самом деле, плёнки работали как материальное тело, атомы которого взаимодействуют с облучающими его частицами. А это требовало совершенно иного подхода к оценке результатов его опыта'
            (Это выдержка из статьи, которая, как сообщила г. Н.Калегтина, по мнению редколлегии 'Письма в ЖЭТФ', не соответствует современному научному уровню развития физики; если лженаучное считать научным, действительно не соответствует).

            Declined: Уважаемый автор, Ваша статья "К ВОПРОСУ О ПСЕВДОНАУЧНОСТИ, ВСЕРЬЁЗ" была рассмотрена на заседании Редколлегии от 20.03.2008. Редколлегия отклонила Вашу статью, так как данная работа не соответствует современному научному уровню развития физики. Зав.редакцией "Писем в ЖЭТФ" Н.И.Калегина

            Речь идёт об открытом законе Корпускулярной дифракции электронов, еще 15 лет тому назад, который ну никак не хотят публиковать в научных изданиях.
            ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ЗАКОН КВАНТОВОЙ МЕХАНИКИ, 14.11.2008 , 'новые идеи и гипотезы' - http://new-idea.kulichki.net/

            Открытый закон:
            - исключает существование волновой природы и волнового принципа рассеяния материальных объектов микромира и механическое их взаимодействие, по принципу соударений бильярдных шаров, которые были приняты в физике ранее и пребывают в ней поныне;
            - утверждает корпускулярную природу микрообъектов и квантово-полевой принцип взаимодействий в микромире;
            - указывает на необходимость новой методики расчета атомных реакций и, в связи с этим, пересмотра конструкций реакторов атомной энергетики, построенных ранее'.

            Трудно поверить, что под такой нелепостью, что открытый закон 'не соответствует современному научному уровню развития физики', могли подписаться серьёзные ученые.
            Если открытый закон не вписывается в рамки существующей физики, то, выходит, его надо закрыть?

            Согласно закону, нейтрино, якобы уносящее энергию из реактора, не существует! Вся энергия, выделяемая при ядерной реакции разлетающимися осколками распадающихся частиц рабочего материала, в виде квантов электромагнитного излучения, остаётся в реакторе, увеличивая в нём тепловую нагрузку.
            Ранее эта энергия, якобы уносимая придуманной частицей, в расчётах не учитывалась. Неучтённые, при расчётах (а они проводились в представлениях ещё 30-х, прошлого века), излишки тепла в реакторах прежних конструкций приводили к частым перебоям в работе и даже к серьёзным авариям. Ошибочность подобного подхода к анализу ядерных реакций, подтвердили события в Чернобыле.
            Теперь, после учёта этого фактора, реакторы обновлённой конструкции работают стабильно и надёжно. Однако автору открытия, ввиду отсутствия публикации и замалчивания содержания закона, не сказано даже человеческое спасибо.

            Это только частичка того, что в существующей физике анти-, псевдо-, лже-...
            Так что сначала следует почистить 'авгиевы конюшни' тылов существующей физики, а потом будет легче говорить об остальном.
            Извините если, как говорится, не потрафил. Тимофей Афанасьевич.
            Ответить
        • osta > Gorving | 09.03.2009 | 01:35 Ответить
          Нет, уважаемый Gorving, Вы совершенно правы!
          Если бы так думали академики, ни анти-, ни лже-, ни псевдонауки не было бы.
          Ответить
    • sanit > Gorving | 27.03.2006 | 20:17 Ответить
      Да, конечно в науке всегда так: сначала открыватель изгой, потом непонятен и только по смерти гений!
      Но в современное время наблюдается другая тенеденция:
      все хотят заработать деньги.
      Ещё не так давно за предоставление мотора типа вечного двигателя некая компания, не буду называть, предлагала приз в $1000000.
      А представляете, сколько бы она в принципе могла бы заработать, если бы его кто-нибудь принес? Отсюда и вся, я бы сказал "недо-наука". С другой стороны масса предложений: дайте мне $50000 и вам построю такой двигатель (летающий аппарат, чудо света и прочее). Вот отсюда и процветают некие ученые, которые, только увидев новый всплеск на экспериментальной кривой, сразу кричат о мировых открытиях. Это ещё хуже чем псевдо-наука. Наука всегда проверяет свои выводы и неоднократно, или хотя бы пытается это сделать. Сегодня не так, даже не только в России, проблема не в перестройке, а в недостаточности порядочности.
      Ответить
  • Brut  | 10.01.2006 | 19:24 Ответить
    У меня голова в форме вытянутого параллелепипеда... Кстати, когда я читал это (статью), по телевизору шла передача про русалок - мистика какая-то.
    Ответить
  • vladimir.z@mail.ru  | 27.02.2009 | 11:07 Ответить
    Спасибо! Отличная статья. После книги Китайгородского "Реникса" - самое лучшее, что я читал о лженауке.
    Ответить
Написать комментарий
Элементы

© 2005-2017 «Элементы»