(Нео)сознанное

Как бессознательный ум управляет нашим поведением
(Leonard Mlodinow. Subliminal: How Your Unconscious Mind Rules Your Behavior)
Страниц: 360, твердый переплет, 130×200
ISBN: 978-5-904584-68-9.
Тираж: 3000.
Перевод с английского Шаши Мартыновой

Все наши суждения — от политических предпочтений до оценки качества бытовых услуг — отражают работу нашего ума на двух ярусах: сознательном и неосознанном, скрытом от нашего внимания. Неповторимый стиль Леонарда Млодинова — живой, ясный язык, юмор и способность объяснять сухие научные факты так, чтобы они были понятны самой широкой аудитории, — позволяет нам понять, как неосознанное влияет на нашу жизнь, по-новому взглянуть на отношения с людьми, пересмотреть представления о себе самих и о мире вокруг.

Американский физик и популяризатор науки, специалист по квантовой теории и теории хаоса, преподает теорию случайных процессов в Калифорнийском технологическом институте в Пасадене.

Другие книги автора

Отзывы читателей


IAndrianov  10.02.2017
О книге Млодинова Л. (Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашими чувствами. М.: Livebook, 2012
Отличная книга, очень стимулирующая как сознательный, так и бессознательный ум. Есть, конечно, и вопросы, о них – ниже. Изложение построено на описании большого количества психологических экспериментов. Добавлю парочку собственных наблюдений.

Видим ли мы глазами – или мозгом? У меня очень плохое зрение, особенно вдаль. Регулярно я сталкиваюсь с таким забавным явлением: вижу вдали, весьма смутно, мужчину с собачкой. Даже вроде угадываю в мужчине знакомого. Подошел ближе – а это кустик и деревце. Так мой мозг решает задачу реконструкции объекта по заведомо неполной информации (для науковцев: это лишнее подтверждение общеизвестного факта – решение обратной задачи некорректно).

В другой своей книге, написанной совместно со Стивеном Хокингом (Хокинг С., Млодинов Л. Высший замысел. Санкт-Петербург, Амфора, 2012), Млодинов вводит понятие «моделезависимого реализма». «Он основывается на том, что наш мозг интерпретирует сигналы, поступающие от органов чувств, и создает модель мира. Если такая модель удачно объясняет события, мы склонны приписывать ей, а составляющим ее элементам и концепциям свойство реальности» (Хокинг – Млодинов, стр. 11,12). Описанные выше фокусы зрения вроде подтверждают подобную модель.

Второй пример работы моего бессознательного ума еще более поразителен. Делаешь выкладки или расчеты и приходишь к выводу, который сознательно или подсознательно ожидал. Нужно отложить расчеты и вернуться к ним через какое-то время. И бывает, что новый результат сильно отличается от прежнего. Начинаешь проверять старые выкладки и видишь, что в некоторых местах «кто-то» подменил коэффициенты так, что получался ожидаемый ответ! Поневоле приходишь к странному заключению: мой бессознательный ум уже заранее просчитал ряд вариантов, выбрал «нужный» (угодный сознанию) и нагло подтасовал результаты! Не знаю, так ли это в действительности, но очень похоже! Тогда у меня появляются определенные сомнения в работе больших вычислительных программ. Компьютер-то считает верно, а вот что запрограммировал человек? «Математика — наиболее совершенный способ водить самого себя за нос» (А. Эйнштейн). Кто же кого водит за нос? И, стало быть, между сознательным и бессознательным умами не только сотрудничество, но и борьба?

Мне было очень интересно читать книгу Млодинова, поскольку она подтверждает некоторые мои соображения. Я, в частности, занимаюсь асимптотологией, т.е. искусством обращения с прикладными математическими системами в предельных случаях (см. статью «Асимптотология» в Википедии). В одной из книг (Андрианов И.В., Баранцев Р.Г., Маневич Л.И. Асимптотическая математика и синергетика. М.: УРСС, 2004) я высказал предположение, что процесс понимания и познания вообще носит асимптотический характер. Наш мозг решительно отсекает детали, ориентируясь на некоторые характерные черты объекта или явления. Таким образом он преодолевает «проклятие размерности», присущее детальному описанию. Млодинов приводит интересный пример Шерешевского – человека с феноменальной памятью. При этом: «Оборотная сторона безупречной памяти Шерешевского заключалась в том, что такое обилие подробностей затрудняло понимание. Например, Шерешевскому было очень непросто распознавать лица. Большинство из нас держит в памяти общие черты некоторых увиденных лиц, и мы, встречая знакомого человека, опознаем его, сопоставляя лицо, которое видим перед собой, с тем, которое держим в памяти, которое бережем в своем ограниченном по объему каталоге. Но память Шерешевского хранила феноменальное количество версий всех лиц, какие ему доводилось видеть. Всякий раз, когда лицо меняло выражение или оказывалось иначе освещено, для Шерешевского это было другое лицо, и он запоминал их все. Таким образом, у каждого человека было не одно лицо, а десятки, и, встречаясь со знакомыми, Шерешевскому приходилось, по сути, перебирать огромный склад изображений и искать подходящий эквивалент тому, что он в данный момент видел.

Судя по всему, у Шерешевского были сходные проблемы и с языком. Он умел дословно поторить заново только что завершенную беседу, но понять точку зрения собеседника мог с трудом» (Млодинов, стр. 102,103). Простите за большую цитату – на самом деле я нашел у Млодинова множество подтверждений тому, что «В условиях естественного отбора, в которых формируется мозг, предпочтение отдается быстрым, хотя и приближенным решениям, а не точным, но медленным» (Черчленд П.С. В мире науки, 1989, № 9, с. 98-99). Путь Шерешевского наверняка завел бы человека в тупик, и природа выбрала путь асимптотического упрощения. Впрочем, это отдельная и очень интересная тема.

Теперь о возникающих при чтении вопросах. Лично мне не хватает в этой прекрасной книге авторской рефлексии по поводу излагаемой теории. Автор – математик, пишущий о психологии, явно тенденциозный и действующий в рамках одной парадигмы, при этом абсолютно уверенный в собственной непогрешимости (достаточно прочитать, что пишет Млодинов об «идиотах», не верящих в теорию струн или концепцию глобального потепления. На мой взгляд, здесь далеко не все ясно. Для Млодинова же это аксиомы – поскольку сам он в этом уверен). Поэтому понятно, что приведены лишь те экспериментальные факты, которые подтверждают излагаемую теорию. Интересно было бы услышать мнение профессиональных психологов о концепции книги. Даже более четко: мне была бы очень интересна книга (или статья), аргументированно камня на камне не оставляющая от книги Млодинова. Возможно, такая книга убедила бы меня в верности пути Млодинова и, во всяком случае, позволила бы еще лучше понять его постулаты.

Никакая теория в психологии, на мой взгляд, не может быть абсолютной истиной в последней инстанции. Тем бОльшая честь человеку, вступившему на скользкий путь спекуляций в этой области. Обязательно прочтите книгу Млодинова – она того стоит!


Элементы

© 2005-2017 «Элементы»